Творческая концепция

Творческая концепция

Живопись - это одно из главных направлений моих творческих поисков. Процесс этот все время рождает все новые и новые формы и все новое и новое понимание. Это волшебное действо, которое представляется мне совершенно неисчерпаемым.

Все началось еще примерно в 1990 году - когда я принялся разрабатывать свой стиль рисования. Первоначально задача состояла лишь в том, чтобы воплотить свои педагогические разработки: развивающие игры, пособия, сказки с картинками… Основными техниками в тот период были карандаш и тушь. Причем без полутонов.

Много лет я так рисовал с детьми и для детей, много лет постигал простые и архетипические образы-символы: рыбка, капли дождя, листья на ветке, огонь, птичка, лягушка, снежинки, бабочка, змея, дерево, солнце, звезды, человечек, дракон, домик, мышка…

Я проживал эти образы и в базовых цветах, и в их многочисленных комбинациях и оттенках, и в совсем простых и лаконичных карандашных линиях… Но все же наиболее концентрированное выражение - это черно-белые работы. Это как бы квинтэссенция, сущностный и распознаваемый смысл.

Этапный момент - большая книга “Солнечные сказки”. Она целиком нарисована тушью - даже текст. “Солнечные сказки” - это базовая концепция, сформулировав которую, я смог двигаться дальше, уже в том числе и в стихию красок. Когда в 1999 году “Солнечные сказки” были доделаны, творческий процесс естественным образом продолжился в масляную живопись - картины на детском языке образов, в детском стиле.

С самого начала, еще когда я только делал первые шаги на пути художника, пришло решение учиться рисовать не по классической схеме (в основе которой лежит ориентация на умение реалистично изображать объекты), а просто исходя из детского способа рисования. То есть я подошел совершенно с другого конца. Главная цель была: научиться рисовать в резонансе с детским восприятием - чтобы дети легко “узнавали” эти мои картинки как “свои”, чтобы мои рисунки были естественной частью детского мира.

Со временем я понял, что простые детские символы - это одна из архетипических основ нашего восприятия, это контакт с очень глубокими и фундаментальными слоями нашей психики. И данная основа никуда не девается при взрослении человека. Став взрослыми, мы осваиваем и многие другие способы восприятия мира и восприятия изображений. Но ребенок внутри нас жив - и всегда готов проснуться. Поэтому я понял, что рисую и для детей, и для взрослых.

“Неумение рисовать”, незнание языка взрослой художественной традиции, незнакомство с ее техниками, принципами и энергиями - все это сослужило мне очень хорошую службу. Это была возможность найти именно свой путь. Хотя конечно, если честно, я все же кое-что черпал из самоучителей по живописи и рисунку, из общения с художниками, из работ мастеров… А кроме того, сам мой подход тщательного, аккуратного, очень вдумчивого и очень постепенного создания изображений - он не совсем детский.

Мне хочется говорить с детьми на их языке образов о глубоких, сущностных вещах - как это испокон веков делает взрослое искусство. Но с детьми надо говорить именно по-детски. Примерно до 10-12 лет для абсолютного большинства детей ближе простой язык весьма условных символов, нежели продвинутый и сложный язык классической живописи.

Развивая свой стиль рисования, я всегда думал не только о том, чтобы выразить нечто, идущее из глубин моей личности. Мне всегда хотелось сформировать простые приемы рисования - которым можно легко учить и ребенка, и взрослого. То есть, опять же, это педагогическая задача. Мне хочется развить удобные инструменты выражения своих чувств для многих людей. Как легко нарисовать огонь? А лягушонка? А танцующего человека?… Эти вопросы очень актуальны для детей и взрослых, не умеющих рисовать, но желающих это делать.

Ясное дело, что простой символ объекта не так уж далек от реального прототипа. Во всем, что мы видим, можно выделить нечто сущностное, нечто важное: поза человека, узор летящих в воздухе снежинок, трепетное движение крыльев бабочки среди травы, капельки росы на паутине меж ветвей, просвечивающее сквозь листья солнце, бурление волн в море, игра языков пламени, доброжелательность божьей коровки, извивы тела ящерицы… Мы вглядываемся в эти объекты, стараемся их почувствовать - а потом рисуем их по-детски, стараясь передать эти ощущения: голубое небо с облаками, переплетение травинок, безграничность космоса, слитность рыб с водой в аквариуме… Каждый объект - своя тайна.

То естественное волшебство окружающего мира, которое есть в детском восприятии, достойно быть темой искусства, по-моему. Для любого взрослого волшебство может быть весьма интересным и актуальным.

Конечно, я стремлюсь создавать добрые, светлые, радостные образы. Мне хочется, чтобы мои художественные работы были бы своеобразной формой психологической поддержки, чтобы они помогали ощутить некое оптимистическое начало, чтобы помогали успокоиться, чтобы давали какую-то энергию гармонии… Мне и самому всего этого не хватает - как и практически всем детям и взрослым в нашем сложном мире.

Но как конкретно достичь этой психологической позитивности? У меня нет четкого ответа. Я просто стараюсь рисовать именно в таком ключе, стараюсь в каждой работе немного продвинуться в постижении безусловной Любви, стараюсь выразить ее по мере сил… Это именно внутренняя позиция, внутренний настрой. Получается ли? Ну, в какой-то степени, мне кажется, получается…

Разумеется, над каждой готовой картиной, над каждой миниатюрой, даже над каждым раскрашенным камушком или кубиком можно поразмышлять… Какие-то ассоциации возникают, какие-то мысли приходят, какое-то понимание смыслов рождается… Для меня самого это все точно так же. Я разглядываю свои получившиеся работы годами - и всегда интересно.

А исходно я никакую философию не пытаюсь заложить в свои работы. Ну, это же детское рисование… Какая здесь может быть философия?! Образы рождаются - а я им помогаю родиться.

Сейчас у меня начался новый этап - работа темперными красками. Вот как-то захотелось вдумчиво освоить именно эту технику теперь… А художественные темы все те же: деревья, рыбы, лягушата…

Довольно часто в моих работах велика доля абстрактных моментов: линии, узоры, пространства, геометрические фигуры… Во всем этом есть энергия первозданности, множественные энергии природы… И в то же время это такие простые символы.

Мне кажется, часть моих работ получаются словно бы “более детские”, а часть - словно бы “более для взрослых”. Но по сути между ними нет особых границ. Это все одна игра.

И последнее. А может, с этого надо было начать? Я сказочник, я много лет сочиняю сказки для детей - и устно, и в виде текстов, и сказки “для всех”, и сказки индивидуальные… Сочинение сказок стало для меня очень привычным делом. Поэтому и все мои художественные работы - это всегда сказки, это окошки в сказочные миры…