Хождение по Европе

hojdenie-po-evrope1

Это пятая книга о приключениях Вани, его жены Ани и их друзей. В Европе серьезные проблемы. А Европа не так уж и далеко от нашей Руси. Там, конечно, и свои добрые маги есть, но сил у них и мудрости явно не хватает, чтобы справиться. Кто ж отправится туда на подмогу, если не наши славные ребята?!

Дальняя дорога и сражения, неожиданные встречи и неожиданные ситуации… И скорость, скорость! Мечтавший жениться на принцессе Вилли мужает и совершает подвиги. Иван, как и обычно, занят богатырским трудом. Аня дрессирует вампира…

Не боятся наши русские ихнего злого волшебства! Не покинут в трудный момент Европу. Будут путешествовать, драться и всех пугать – чтобы победила Любовь.

Скачать (0,5 MB)

ХОЖДЕНИЕ ПО ЕВРОПЕ

Мир, цивилизация – на грани разрушения. Мрачные и могущественные монстры, маги и просто придурки лезут из своих подземных нор, где они жили тысячелетиями. Что-то изменилось – древнее волшебство уже не удерживает их там. Почему? Что можно сделать для спасения всех нас? Чего нам не хватает?

Каждый, опершись на свои силы, на дух и тепло родной земли, на мудрый совет тех, кому он доверяет, может отправиться в путь. Это опасно. Но еще опасней сидеть, ждать и ничего не делать. А если мы пойдем вперед, да еще и в компании верных друзей, воодушевленных теми же целями, что и мы, то у нас есть шанс. У нас у всех есть Шанс!

* * *

Быть или не быть?

В. Шекспир «Гамлет»

* * *

В глуши лесной, на большой поляне стоял дуб. Под ним сидел кот Баюн и мяукал:

– Мяу! Наши ребята русские – герои хоть куда! Хоть в Европу, хоть в Азию, хоть… э… еще дальше. А звери у нас – всем зверям звери!

– А птицы? – спросил сидевший на корне дуба черный ворон.

– Ну… и птицы тоже. Иностранцы (это те, что в Европе живут и дальше) часто думают, что у нас тут дичь да глушь. Они думают, что у них жизнь культурная, а у нас – нет. Ха-ха-ха! Что бы они без нас делали?! Сгнили бы давно! Они там просто кучно живут, вот и накультурили всего. А у нас – леса, просторы… Вот и культура у нас… э… свободная и… рассеянная…э… везде рассеянная. Понял?

– Чего? – спросил ворон.

– Эх! Глупая птица! Наша страна, Русь Великая – оплот европейской и вообще мировой культуры. Это понял?

– Понял. А что такое «оплот»? Очень хор-р-роший плот? Плывем мы, что ли, в р-р-русле? Кар-р!

– «Оплот» – это опора типа. Дошло?

– Дошло, – вздохнул ворон. Чувствовалось, что ему не очень приятен нравоучительный тон кота, но он сдерживается. – А вор-р-рон там в Евр-р-ропе много?

– Много. Очень много ворон, – ответил Баюн. – Есть информация, что они там того и гляди проворонят все на свете. Проблемы у них… А я так кумекаю: если проблемы, то наших ребят туда пошлют. Должен же кто-то разгребать!

– Что р-р-разгр-р-ребать? – снова не понял ворон.

– Что разгребают?! Эх, птица! Нет у тебя глобального мышления!

– Обижаешь ты меня! Зр-р-ря! Кар-р!

– Я тебя говорить тренирую. И уму-разуму учу… – ответил Баюн.

Из дома вышел лесной колдун и позвал их:

– Ужин готов. Вы в избе есть будете, или вам сюда принести?

– Кар-р! Кар-р! В избе! В избе! А ты смешные истории рассказывать будешь?

– Буду, – пообещал старик.

* * *

Случилось все сие, люди добрые, в Древней Руси.

* * *

Какой русский не любит быстрой езды!

Н. Гоголь «Мертвые души»

* * *

– Самое плохое в нашей жизни – это глупость, говорил воевода дядя Вася, сидя за столом в княжеском тереме в компании Андрея и Светланы. – А уж от глупости остальное зло происходит…

– А я вот о Европе часто думаю, – сказал князь. – Как там у них? Наверное, многому можно было бы поучиться…

– Европа – это болото, – тоном, не допускающим возражений, молвил воевода.

– Видала я болота… И на Европу хотелось бы поглядеть, – усмехнулась молодая княгиня.

– К вам тут какой-то Вили! – крикнул из-за двери дружинник, охранявший княжеские покои.

– Впустить! – скомандовал Андрей, поднимаясь и шагая к двери.

Вошел Вилли – бодрый, с мечом на левом бедре, но без доспехов, в зеленой куртке и коричневых штанах.

– Я привез письмо от Бабы Яги. Здравствуйте, – сказал он с порога.

– Заходи, садись. Есть хочешь? Здравствуй, – ответила Света. Дядя Вася и князь тоже поздоровались и теперь выжидательно смотрели на англичанина.

– Хочу. Я давно не ел, хотя в дорогу взял с собой кое-что. Держите письмо, – он протянул свиток бумаги, достав его из сумки. Потом принялся за стоявшую на столе картошку с маслом.

Андрей развернул письмо и принялся читать вслух:

– «Привет, Андрюшенька и Светочка! Я получила известия из Англии – от тамошней моей знакомой ведьмы. У них большие проблемы. Активизировались гоблины. Это твари хуже охламонов бывших. Везде полно нечистой силы с вредными привычками. Упорно ходят слухи о вампирах. Злые и добрые волшебники пьянствуют и развратничают. Герцоги, бароны и другие маркизы (это дворовая аристократия) жестоко эксплуатируют народ. И это все не только в Англии, но и по всей Европе: во Франции, в Германии, в Голландии… Я их всех – стран-то европейских – и не упомню. Ну их нафиг! Но надо помочь. Без русских там полное дерьмо (простите за грубость). Болото! Загнивают, бедолаги. Надо им вздуть в мозги свежий ветер перемен. Воодушевить. Ну, может, дать по морде кому… Словом, давайте, не теряя времени, двигайте в Европу. Карта, я знаю, у вас есть. Уже весна, снег сошел, поэтому удобно путешествовать. Вилли возьмите с собой. Может, еще Аня с Ваней соберутся – я им весточку послала. Надо, ребята! Надо! А то ихняя гниль и расхлябанность до нас докатится, и будет тогда у нас на Руси – вообще… До свидания. Баба Яга».

– Я ж говорил: болото! – воскликнул дядя Вася.

– Поедешь с нами? – спросил Андрей у Вилли.

– Конечно! Я у господина Чоу немного научился нунчаками махать, от стрел уклоняться, по-рукопашному драться, с мечом новые приемчики, ножи метать…

– А чего Ваня с Аней?

– Я к ним заезжал по пути от Бабы Яги – письмо еёное отдал. Или надо говорить «ейное»?

– Все равно, – пробасил дядя Вася. – Ведь понятно чье.

– Ну вот. Они сказали, что подумают пару дней.

– Отлично, – Андрей заходил по комнате. – Света, ты как?

– Я знаю английский, немецкий, французский и итальянский. Ещё немного латынь. Ну, испанский чуть-чуть. Да еще западнославянские языки – они на русский похожи.

– Отлично, – повторил князь, размахивая правой рукой, сжатой в кулак. – Кого править оставим на это время?

– Да, конечно, Данилу Дмитриевича, ваниного отца, сказал дядя Вася. – А по военной части мы со Степой присмотрим.

– Хорошо! Подождем Ваню с Аней и пойдем. Надо начинать готовиться, - решил князь. – Ты, Света, узнай, нет ли среди купцов кого, кто в Европе был. Порасспросить бы о порядках, обычаях… Ну, чтобы совсем уж там не выглядеть ослами. А то, хоть и болото, но все же Европа…

– На конях поедем? – спросил, жуя, Вилли.

– Наверное. Но это все мы еще обсудим. Ты на коне?

– Да. На своем. А конь господина рыцаря у Чоу в деревне остался. Может, Иван и Анна на нем приедут…

– А от Ганса ничего не слышно? – спросила Света.

– Аделаида говорила, что, по сообщениям летучих мышей, он жив. А больше ничего не известно.

– А давайте, ребята, расслабимся и споем, – предложил воевода. И они запели.

* * *

– Кар-р! Кар-р! – услышали Ваня и Аня. Они еще валялись в постели, хотя утро уже давно наступило. Сквозь открытое окно доносились ароматы весны – еще не вошедшей в полную силу, но уже теплой, звонкой и веселой. – Кар-р!

– Кто там каркает? – громко спросила княжна.

На подоконник тут же сел крупный черный ворон. Он сложил крылья, прошелся туда-сюда и произнес:

– Кар-р! Меня к вам послал лесной колдун. Он меня всю зиму учил говорить по-человечески. Хор-р-роший мужик, кар-р! Он сказал, что я вам пр-р-ригожусь. Кар-р! Кар-р!

– Здорово, – сказала княжна, вылезая из постели и босиком – в одной длинной ночной рубашке – подходя к ворону. – А как тебя звать?

– Афоня. Это кот Баюн пр-р-ридумал. Твар-р-рь! Я только потом понял, что это дур-р-рацкое имя.

– Ну, не такое уж дурацкое, – садясь на постели, сказал Иван. – Но можно и другое изобрести. Тебе лет сколько?

– Пять. Я люблю познание.

– Давай ты теперь будешь Кран, – предложила, подумав, Аня. – Это устройство, которым что-то регулируют.

– Не хочу, – отказался ворон. – Я давно мечтаю об имени Бар-р-рк.

– А что оно значит? – спросил Ваня.

– Не знаю. Может, и ничего. Кр-р-расивое слово!

– Ну и договорились, Барк, – сказала Аня, гладя ворона по голове и по спине. – Отправишься с нами в Европу?

– Да! Да! Да! Кар-р!

– Тогда надо выезжать. Мы сегодня отправляемся. В город сначала, а потом уж в Европу. Это далеко, – объяснил Иван птице.

– Я уже все собрала необходимое. Позавтракаем – и двинемся, – сказала княжна. Она пошла за загородку одеваться и причесываться.

– А я всеядный, – сообщил ворон.

– Очень удобно. На завтрак – холодная каша, масло и хлеб, – молвил Иван, вставая и потягиваясь.

– Отойди! – раздался мощный низкий голос. Ворон слетел с подоконника в комнату и обернулся, стоя на полу. В окно влезла голова медведя. Зверь спросил: – Вы, что ли, путешествовать опять? Я слыхал от ведьмы.

– Угу, – ответил Ваня, натягивая штаны.

– А можно и я с вами?

– Да ты что, Миша! Это ведь далеко! – удивилась княжна из-за загородки.

– Ничего. Я выносливый. Ходить люблю. И вещи могу понести ваши. И тебя, Анюта…

– Я не против, – согласилась княжна, появляясь в походной одежде и с мечом на поясе.

– Ну, давай. Только, чур, не ныть в дороге, – предупредил Иван.

* * *

Попрощавшись с жителями деревни, тронулись в путь. Иван ехал на коне рыцаря Ганса, а его жена – верхом на медведе. Ворон сидел у парня на плече и молчал. Двигались легкой рысью, наслаждаясь весенней природой и огибая слишком топкие места. Везде звенели ручьи, местами еще лежал глубокий снег.

На дороге появился большой серый волк. Он посмотрел на путешественников и спросил:

– Меня возьмете с собой?

– Что ты, Боярин! Мы в Европу! Это очень далеко! – сказала княжна.

– Я умею бегать не хуже медведя. А тут уже не далеко. Охота иные земли посмотреть. Баба Яга говорила, что в Европе этой гадов много стало. А у меня на гадов зубы чешутся.

– Так это Баба Яга тебя к нам послала? – спросил парень.

– Нет. Просто говорила, что вы туда пойдете.

¬¬– Возьмем, Аня? Я, лично, не против. Только еда у нас в походе обычно не мясная, а каша или сухари. И дисциплина. Это тебе не в лесу хищничать, – строго предупредил Иван.

– Да знаю.

– Возьмем его, пожалуй, – согласилась Аня.

И они отправились дальше.

* * *

Князь Андрей ездил на коне в поле около города, командуя учениями дружинников. Всадники отрабатывали различные перегруппировки и тактики ведения боя. С другой стороны поля воевода Степан Игнатьевич орал:

– Олухи! Копье – это не помело! Его вперед направлять надо, а не по земле скрести! И бойчее, бойчее, ребята! Ежели вы в бою будете так перестраиваться, то ваши мамки и женки вас не увидят более. Надо втрое быстрее!

Над полем закружил ворон. Он снизился и захлопал крыльями у князя над головой. Андрей посмотрел на птицу и поманил ее рукой. Ворон тут же опустился князю на плечо и молвил:

– Кар-р! Я от Ивана. Ты Андр-р-рей? Князь?

– Да.

– Иван и Анна ждут тебя на опушке леса. С ними медведь и волк.

– Отлично! Десять человек – со мной! Степан Игнатьевич, а вы продолжайте без меня, – крикнул Андрей. Он поворотил коня и в сопровождении десяти дружинников поскакал к лесу вслед за летящим вороном.

* * *

– Здорово! – приветствовал Ваня Андрея и дружинников. – У нас там звери. Но тоже в город хотят.

– Привет! Отведем под охраной, – ответил князь.

Из лесу показались медведь с княжной на спине и бежавший рядом волк. Они приблизились, и Аня поздоровалась с братом и воинами. Лошади испуганно косились на зверей. Дружинники удивленно таращились на всю компанию.

– Чего уставились? – хмуро спросил Боярин. Дружинники открыли рты, но ничего не сказали.

– Двое впереди, двое сзади, остальные по бокам! – скомандовал князь воинам. – Так и двигайтесь в город. А я поскачу вперед предупредить.

И Андрей ускакал.

* * *

Медведю и волку в городе понравилось. Народ встречал их радостными воплями. Никто особенно не удивлялся, видя Ивана с вороном на плече и едущую на медведе княжну. Про них уже все поняли, что это ребята непростые. Собаки, правда, расшумелись. Но дружинники, охранявшие прибывших, отгоняли их.

Так добрались до двора княжеской крепости. Иван слез с коня, а его жена – с медведя. Из терема вышла Света. Она велела дружинникам отвести лошадь в конюшню, а остальных пригласила в терем. Двери там были широкие, так что для медведя не было проблем войти внутрь.

После трапезы стали обсуждать планы путешествия. Отец Вани, дед Данила, говорил:

– Европа, по нашим сведениям, большая. Ехать надо на конях. А поклажу – на медведя.

– Денег побольше возьмите с собой. На золото везде можно все нужное купить. Этим Европа, по слухам, и отличается, – сказала мать Вани, баба Настасья.

– Точно, – подтвердил Вилли.

– Я с вами пойду, – молвил Дружок, задумчиво глядя поверх стола.

– А почему Чудик не захотел в путешествие? – спросил дед Данила.

– Он теперь в няньках, – объяснила Аня. – Не может оставить младенца. Давид его любит, по-моему, не меньше, чем маму и папу.

Вошел дружинник и доложил, что явились три купца, ездившие в Европу по торговым делам. Князь велел их ввести. И скоро три бородатых осанистых дядьки уже кланялись и представлялись князю с княгиней и всей остальной компании. Андрей их пригласил за стол. Купцы уселись напротив медведя, между дядей Васей и Дружком.

Волк положил большую голову на стол и спросил:

– А какие будут у нас планы на предмет борьбы с тамошней нечистой силой? Эй, купцы, там много нечистой силы? И вообще что там за приколы?

Сидевший на спинке княжеского кресла Барк тоже спросил:

– Да! Что там есть, а чего там нет? Кар-р!

Один из купцов с достоинством погладил бороду и начал свою речь:

– Достойный князь Андрей! Прекрасная княгиня Светлана! Уважаемые дамы и господа! Мы ездили по Европе с товаром много лет – я и два моих товарища. Приколов там масса, но народ довольно культурный. Купцов уважают – и простые люди, и господа. Но разбойников хватает. Поэтому мы обычно там нанимаем стражников – человек пятнадцать-двадцать. Населенные пункты встречаются в Европе часто. Народ там аккуратный, но, говоря по-русски, без балды. Менталитет хреновый…

– Постой, почтенный Виктор Федорович, – прервала его Светлана. – В чем конкретно они неадекватно мыслят?

– Ну… эта… не по-русски соображают… Все больше мозгами думают… А не как вот мы – сердцем и на авось… – объяснил купец. – Посему я и говорю: без балды они. Все слишком уж продумывают, просчитывают, взвешивают… Тьфу!

– Хм. Понятно, – молвила княгиня, выгнув бровь и строго глянув на купцов.

– А порядки какие в государствах? – поинтересовался Дружок.

– Да обычные. Главный кто, тот всех обирает, кого может. Ну, и защищает земли свои, чтобы другие не оттяпали. Меж собой воюют… Ничего особого, – ответил другой купец.

– А с нечистой силой вы сталкивались? – спросил князь.

– Нет, – ответил третий купец. – После наших лесов да болот, речек да долгих дорог там просто отдыхаешь от этого. Треплются, конечно, люди, рассказывают… Но все это, по-моему, байки. Какие там вампиры?! Ха!

– А у нас есть сведения, – внушительно пробасил медведь, – что это не байки!

– Есть еще вопросы к купцам? – спросил Андрей.

– А чего там не надо делать, чтобы в дурацкое положение не попасть? И любят ли там русских? – поинтрересовался Ваня.

– К русским относятся нормально. Деньги уважают и благородство происхождения. А вот шутки не всегда понимают. Так что шутить там надо аккуратно, – ответствовал Виктор Федорович.

– Ну а еще чего интер-р-ресного? Кар-р! – прокаркал ворон.

– Наука. Культура. Архитектура. Живопись… – начал перечислять старший купец.

– Понятно. Вы свободны, уважаемые. Благодарим вас, – молвил князь. Купцы поднялись и, вежливо попрощавшись, вышли.

* * *

Через два дня собрались выезжать. Поклажи взяли немного. Дружок и Боярин были совсем освобождены от груза. Андрей, Вилли, Света и Аня были при мечах и в кольчугах. Иван оружия не взял, но кольчугу одел. Еще зимой лесной колдун предупредил, что волшебство, защищавшее Аню, Андрея и Ваню от стрел, закончилось.

Князь накануне собрал на площади народ и предупредил о своем отъезде, объяснив, что необходимо защитить интересы Руси в Европе. Все согласно покивали.

Погода стояла чудесная. Конец апреля радовал всех. Солнышко отогревало землю. Птицы щебетали и носились, как ненормальные.

Барк успел слетать к пещерам с письмом от князя к отцу Федору. Обратно он принес короткий ответ:

«Дело доброе. Остерегайтесь гоблинов. Их, на самом деле, очень много. Королеве Англии грозит опасность. Вы ей уж помогите, пожалуйста. Деньги экономьте. С Богом. Отец Федор».

* * *

Рано утром путники вышли за городские ворота. Дядя Вася с небольшим отрядом дружинников проводил их с полверсты. Потом воины поворотили коней, прокричали последние напутственные пожелания и ускакали в город.

Поход начался.

* * *

Двигались весело и бодро. В день проходили километров шестьдесят-семьдесят. Переутомляться самим и переутомлять коней пока не хотелось. Погода благоприятствовала. Дороги почти везде уже были сухие. Разбойники, нечистая сила и плохие люди не попадались.

На пятый день, когда уже снялись с лагеря и тронулись в путь, Ваня хлопнул себя по лбу ладонью и возопил:

– Блин! Козел! Идиот! Бабочку даосскую забыл! Ну это ж надо! Лопух! Ну что теперь делать?!

– А я не забыл, – ухмыльнулся Андрей, доставая из-за пазухи заветную коробочку и протягивая ее другу. – Все ждал, когда ты вспомнишь. Интересно было, на каком расстоянии от города это произойдет. Держи.

Ваня подержал коробочку, а потом вернул ее князю, сказав:

– Пусть у тебя будет, раз так. Видно, тебе сподручней будет в этот раз с ней управляться, если что.

Только Андрей успел убрать коробочку обратно, как из-за поворота дороги им навстречу показалась группа вооруженных всадников. Судя по всему, это были дружинники князя Игоря, который управлял местными землями. Воинов было человек двадцать. Старший остановил свой отряд и, подождав, когда путники приблизятся, спросил:

– Кто такие? Чего надо? Куда прете?

– Я князь Андрей. Слыхали?

– Слыхали, – ответил старший дружинник. – Да правда ли? Мало ли гопников по дорогам болтается. Вы больше похожи на скоморохов. Князь без отряда сопровождения путешествовать не будет. Да и гонца вперед послал бы моему князю. Так что вы, ребята, лапшу мне на уши не вешайте.

– Чувырло ты необразованное, – укоризненно молвил Иван. – Ты не слыхал, что ли, что мы с Андреем в охране не нуждаемся? Но, собственно, какие проблемы? У вас тут по дорогам нельзя ездить разве? Чего пристал? Мы едем мирно, никого не забижаем…

– Вобщем так, – сурово оборвал его старшина. – В лесу мои ребята нацелили на вас луки. Там ребят моих – изрядно. У нас с говнюками разговор короткий. Складывайте оружие. Мы вас повяжем и в город отведем. Пусть князь Игорь решает, что с вами делать. Для зверья у нас цепи найдутся. Тут недалеко, в деревне, кузница есть. Все ясно?

«Во, блин, точно, козлы… Неужели с русскими, со своими драться? А может, хрен с ними, пусть к князю ведут? Нет. Что-то тут не то… И чего их тут так много? Ждали, что ли, нас? Засада?» – думал Ваня, глядя на лес, где действительно виднелось множество лучников, готовых стрелять. Послышался топот копыт, и позади путешественников появился еще один отряд дружинников – человек сорок-пятьдесят.

– Ты врешь, холоп! – вскричала Светлана. – Ты знаешь, что перед тобой князь Андрей! Вы затеяли гнусную игру! Вы ждали нас тут! Это засада!

– Кончай треп! – рявкнул старший дружинник. – Считаю до пяти – и стреляем!

– Я страшный разбойник Ганс Черный! Вам всем хана! У меня три сотни воинов! Не двигаться! – донеслось вдруг из леса с той стороны, где засели лучники. – Сдавшихся пощажу! Ха-ха-ха!

Аня засмеялась. Все посмотрели в лес за спины лучников. Никто не успел ничего сказать, как выскочившие из чащи охламоны с непостижимой быстротой уложили всех воинов с луками на землю лицом вниз, отняли у них оружие и победно завыли.

Старшина дружинников грубо выругался и заорал:

– Уроды! Отступаем!

– Стоять! – донеслось уже с дороги. Закованный в доспехи Ганс с обнаженным мечом выскочил из леса, перегородив первому отряду дружинников путь к отступлению. Рядом с рыцарем стояло не менее полусотни охламонов с дубинками.

– А вы чего встали тут?! – рявкнул Ваня на второй отряд дружинников. – Вам тоже не уйти! Все с коней слазьте, оружие – на землю, и без фокусов! А то будут жертвы. Быстро! Ну!

Дружинники немного подумали и принялись слезать с коней, скидывать оружие и отходить к краю дороги с насупленным видом. Барк крикнул:

– Кар-р! Это здор-р-рово! Обошлось без жер-р-ртв! Ур-р-ра!

Скоро всех разоруженных дружинников согнали в кучу на опушке. Вокруг плотным кольцом стояли охламоны. Их вид не предвещал ничего хорошего. Большинство держали дубинки, но некоторые уже вооружились мечами. Подошел Ганс. Подняв забрало шлема и убрав меч в ножны, он радостно приветствовал друзей. Те отвечали тем же.

– Мы получили информацию о том, что тут устроена большая засада. Интересно было на кого. Охламоны мне помогают последнее время. То есть нам. Наденька, правда, с осторожностью относится к моим методам.

– Хорошие методы. Пока. А фея недалеко? – спросила Аня.

– Да. Относительно. Что будем с этими делать?

– Допросим сначала, – ответил Андрей. – Эй, как там тебя? Выпендривался тут который. Выходи! Я буду говорить с тобой! Соврешь – пожалеешь. Мы люди умные.

Старший дружинник неохотно вышел из толпы и, подойдя, встал перед Андреем и его друзьями.

– Как тебя звать? – спросил князь.

– Воевода Артемий, – произнес мужик, которому на вид было лет тридцать пять.

– Кто тебя послал сделать на нас засаду? – строго спросила Света. – Отвечай лучше сразу.

– Не буду. Коль отвечу – мне головы не сносить все равно. И семью мою погубят.

– Князь Игорь знает, что вы нас тут караулили? – поинтересовалась княгиня.

– Нет, – нехотя ответил дядька.

– Все ясно, – сказал Андрей. – Эй! Трое желающих съездить в город к вашему князю и позвать его сюда!

Вызвались трое молодых парней. Им вернули коней.

– Все расскажите князю. Попросите, чтобы он с отрядом воинов прибыл сюда немедленно. Скачите быстро. А то не ночевать же нам тут! – напутствовала их Светлана.

* * *

Князь Игорь прискакал часа через три с полусотней дружинников. Он принес горячие извинения Андрею и его спутникам, поклявшись всеми известными способами, что он совершенно был не в курсе готовящейся засады. Потом он заорал на своих дружинников – тех, которых все еще охраняли охламоны:

– Придурки! Как вы посмели угрожать князю Андрею и его жене, его сестре?! А Ивану-богатырю?! Идиоты! Вам всем здорово повезло, что дело не дошло до драки! А могли бы и на тот свет прямиком отправиться! Козлы! Бараны! Свиньи! Какого хрена вы тут затеяли?!

– Да не ори ты на ребят, – хмуро молвил Артемий, стоявший чуть впереди остальных пленных. – Они были не в курсе. Только я и знал, что это действительно князь Андрей. А им сказал, что это заговорщики и колдуны едут тебя погубить. Ратники просто выполняли мои приказы.

– А ты чего так? – после минутной паузы спросил Игорь – здоровенный чернобородый дядька на мощном гнедом жеребце. В правой руке он держал увесистую шипастую палицу и для убедительности помахивал ею в воздухе. – Я тебя, чего, обидел чем? Или чего?

– Чего-чего! Ничего! Хочешь – казни! А говорить мне не резон! Можешь пытать меня, кобель чернобородый!

– Так это ты за Фросю, сестрицу твою, на меня злишься?! Насолить мне решил?! Отомстить?! Я тебя убью страшной, мучительной, ужасной смертью!…

– А чего Фр-р-рося-то? – спросил ворон громко с плеча Андрея.

Игорь вздрогнул и ответил:

– Дура она. Я… это… немного поухаживал за ней… а она… э… слишком это все всерьез восприняла…

– Насколько я в курсе, Артемию поручил вас изловить толстый боярин какой-то, – встрял в разговор Ганс. – Он сюда приезжал недавно.

«Во влипли! – с тоской думал Ваня, слушая все это. – Тут их фиг разберешь… Интриги… Жлобье! А чё с этим горе-воеводой делать? Князь ведь его сгноит…»

– Я в лес съезжу. Мне отлить надо, – неожиданно сказал князь Андрей. Никто даже и не ухмыльнулся. Андрей въехал в густой березняк. Иван скоро заметил, что оттуда вылетела милая знакомая даосская бабочка. Она закружилась над всеми собравшимися. Скоро появился и князь на своем вороном коне.

Все как-то расслабились и успокоились.

– Ну, это, значит, сажай своих на коней, и закончим этот инцидент, – молвил Ваня, подумав. – А оружие охламоны которое взяли – так уж взяли. И думай впредь, кого воеводой ставить. Этак тебя со всеми перессорят.

Внезапно Артемий вскочил на стоявшего рядом коня и с места пустил его в галоп. Князь Игорь остановил своих дружинников, рванувшихся было в погоню:

– Пусть скачет. Наплевать.

– Извини, князь Игорь, но нам пора двигаться вперед. У нас дела в Европе, – сказала Аня, которая за все это время так и не слезла со спины медведя (лошадь свою она вела на длинном ремне).

– Я был бы рад оказать вам гостеприимство… – начал было Игорь.

– Спасибо. Мы очень торопимся, – молвил Андрей.

Попрощавшись, князь Игорь со всеми своими воинами ускакали, подняв пыль на широкой лесной дороге. Охламоны, урча, разбрелись по обочинам и по краю леса. Им, явно, хотелось под землю. Они шмыгали носами и пыхтели, почесывая свои мохнатые животы.

– Мы уходим, – сказал Ганс друзьям. – Поговорим потом.

– Спасибо большое. Вы очень кстати тут появились, – поблагодарила рыцаря и охламонов Света. – Наде привет.

– Воины! Нас ждут подземные коридоры! Прогоняние мерзких свинопопугаев еще не закончено! Их железные шкуры вызывают нашу ярость! Вперед! – возгласил Ганс.

– Ур-р-р!!! Ау-ч! Ха! Гр-р-р! – закричали охламоны. И скоро они и рыцарь исчезли среди деревьев.

* * *

– Ну и ну, – проворчал Ваня, проводив взглядом ораву вооруженных охламонов и глядя, как даосская бабочка спокойно влетает в свою коробочку.

– Да уж… Ганс – прямо настоящий вождь охламонов. Вовремя они, конечно… – задумчиво проговорила Аня.

– Хорошо, если они будут чем полезным заниматься. А если начнут везде вот так вылазить и безобразить, то это плохо будет, – молвил Андрей.

– Поехали дальше, – сказал Иван.

– А может, послать ворона впереди лететь, чтобы поглядывал за дорогой? В случае чего он нас мог бы предупредить, – предложил Вилли.

– Отличная идея, – одобрил Андрей.

– А мы с Дружком можем вдоль дороги по лесу бежать. Понюхаем, посмотрим, послушаем… – сказал волк.

– Ну, давайте, – согласился Ваня. – Только в драку не лезьте. И недалеко впереди будьте – чтобы мы могли при нужде за вас заступиться.

– А я? – спросил медведь.

– Ты, Миша, будешь нашим центром, – сказала Аня.

– И не ускориться ли нам, ребята? – предложил князь.

И они ускорились.

* * *

Теперь в день одолевали километров по сто двадцать. Двигались размеренно. Стоянки делали обычно прямо на обочине дороги. Города обходили. Деревни здесь встречались редко.

Неделя прошла без приключений. Волк, пес и ворон исправно несли дозор впереди отряда, а по ночам еще и по очереди сторожили лагерь. Но все было спокойно. Другие путники на дороге встречались почему-то редко.

Но вот Барк, вылетев после завтрака разведать обстановку впереди, быстро вернулся, усиленно маша крыльями. Он сел на землю и закаркал:

– Кар-р! Тр-р-ревога! На дор-р-роге вампир-р-ры!

– Чего?! – поразился Ваня. – Какие вампиры? Мы еще до Европы-то не доехали. На Руси вампиров не бывает. С чего ты взял, что это вампиры?

– Стр-р-рашные. Огр-р-ромные. Четвер-р-ро. Р-р-ругаются.

– Какого роста? – уже серьезнее спросил князь.

– Как четыр-р-ре или пять ваших, – ответил ворон.

– Джинны, что ли? – сказал Ваня, вспомнив неприятное приключение на берегу подземной реки, окончившееся благополучно в основном благодаря вмешательству дяди Али.

– У них голодные глаза. Они злые. Они дор-р-рогу пер-р-регор-р-родили камнями и бр-р-ревнами. Кар-р! Кар-р! Кар-р! – каркал ворон.

- Если это те самые, что нас с Анютой тогда из реки выловили, то справиться с ними будет трудно, – молвил Ваня, разминаясь. – Но, с другой стороны, нельзя им позволять тут разбойничать.

– У нас есть луки на всех, – сказала княжна. – Может, стрелами их из-за деревьев будем шугать?

– Опасно. Они ведь камнями да бревнами запросто могут швыряться. И бегают быстро, – возразил Иван.

Из лесу вышла девушка. Она была в простом крестьянском платье, в лаптях и в венке из первых весенних белых цветов. Подойдя, она поклонилась и поздоровалась:

– Мир вам, люди добрые. Здравствуйте. А я местная жительница. Марьей зовут. Ведьма я. Хочу вам грибочек подарить сушеный. Кто кусочек откусит и скушает, тот минут на двадцать-тридцать ростом больше станет. Ну, метров шесть-семь. Устроит?

– О! Это очень кстати! – воскликнул Вилли.

– Отлично! – подтвердил Андрей.

– Слышала я про тебя, Марья, – молвила Светлана, внимательно глядя на ведьму.

– Только оружие ваше больше не станет. Лишь одежда, обувь и доспехи, – пояснила Марья, усмехнувшись Свете.

– А мы не потравимся? – засомневался Ваня. – Или еще что? Ты вообще-то чем занимаешься, Марьюшка?

– Мужиков охмуряю, – засмеялась ведьма, весело глядя на стоявшего перед ней Ивана. – Уже восемьсот лет. Такое у меня амплуа. Охмурю, мозги запудрю, как говорится, да и прогоню. Чего вас, мужиков, жалеть?!

– Ну так ты сама гриб свой съешь. Да этих четверых и охмури, – предложил Дружок. – Пусть они из-за тебя передерутся. Коварные суки так всегда поступают с кобелями. Обычный ход.

– М-м-м… – промычал Андрей.

– Спасибочки за совет, песик. Но на меня это не подействует – гриб этот, – ответила ведьма, красиво поведя бровью.

– А может, у тебя и уменьшающее что-то есть? Подсунули бы этим джиннам. Это джинны? – спросил князь.

– Нету ничегошеньки, добрый молодец. Ах, какой ты красавец! И с мечом! – улыбнулась Андрею ведьма.

– И с женой, – напомнила Света.

– А я тебя, милая Марьюшка, не боюсь, – выступил вперед Вилли. – Давай мне гриб свой. Хорошо бы, конечно, вот хоть нунчаки мои покрупнее сделать. Тогда я и один, может, справлюсь.

– Смотри, парень… – предупредил его Ваня. – Она тебя под контроль возьмет. Потом не отвертишься.

– Ну так и что ж?! Для доброго ведь дела, – ответил, улыбаясь, молодой англичанин. – Давай гриб, Марьюшка. Цаца ты прекрасная!

– Чего?! – поразилась ведьма, глядя, как все засмеялись, а князь даже хлопнул Вилли по плечу. – Почему я цаца? Что я такого сделала?

– Он англичанин, – посерьезнев, объяснила Анна. – Русский язык еще не в полном объеме освоил. Иногда путает смыслы слов.

– А-а-а… Ну, любезный, держи гриб. Я тебе его дарю. Одному тут раз на пять-шесть хватит. Кушай на здоровье. А нунчаки – это что?

– Да вот. Посмотри, – Вилли достал из-за пояса две палочки, соединенные цепочкой.

– И этой штукой ты драться умеешь? – удивилась Марья.

– Немного.

– Ну, хорошо. Только двойную дозу грибочка тогда скушай, милый мой англичанин.

– Каков будет план? – обернулся Вилли к друзьям.

– Ну, мы тебя поддержим из луков, – ответил Андрей. – Звери в лесу спрячутся и подключатся только в крайнем случае. Лошадей здесь оставим. Ты за конями посмотришь, Марья?

– Да мне на сраженье интересно поглядеть.

– Тогда пусть Миша останется с ними.

– Я лук брать не буду, – сказал Ваня, снова начиная разминаться. – Я так, чем-нибудь… Далеко до них, Барк?

– Тр-р-ри минуты лета. Кар-р!

– Пешком за час дойдем по лесу, – сказала ведьма. – Я вас проведу. А то здесь болот много. Можно, добрый молодец, я за тебя подержусь? А то в лесу так скользко… Да и имя-то я твое не знаю – вот беда!

– Конечно, милая, держись за меня. А зовут меня Вильям. Проще – Вилли.

– Ну, пошли, – молвил Иван, закончив разминку. Все быстро собрались и двинулись через лес вдоль дороги.

* * *

– Вылезли они из-под земли сегодня рано утром, – рассказывала Марья беззаботным голосом, шагая под руку с Вилли по широкой тропинке, вьющейся среди елок и берез. – Я обычно по утрам гляжу в воду у меня в специальном колдовском корыте – чтобы узнать, где что происходит, где кто ходит… И вас увидала, и этих тоже. Ну, думаю, одно к одному. И скорее к вам. А то эти, как их там – не знаю, очень неприятные. Добра от них ждать нечего…

– А что ж ты, такая красавица и умница, не замужем еще? Неужели за восемьсот лет не выбрала себе никого? – спросил Вилли, отодвигая низко висящую еловую ветку, чтобы та не задела его спутницу.

– Да была уж… Раз восемь или девять… А если бы столько раз замуж выходила, сколько звали, то уж, наверное, сотни две бы набралось разочков-то…

– Хм, – хмыкнул Ваня.

– Все неподходящие попадались? – участливо поинтересовался Вилли.

– Да, милый. Вот в твоем лице в первый раз встречаю настоящего мужчину.

– Ага, – согласно кивнул англичанин.

– Хм, – снова хмыкнул Ваня.

– Так чего – убивать их будем? Или как? – спросил, оборачиваясь, шедший чуть впереди Андрей.

– Ну а что ж еще, соколик?! – удивилась ведьма.

– Там поглядим, – высказался Ваня, чувствуя, как прибывает в нем земная сила.

* * *

– Уже почти пришли, – сообщила Марья.

– Разведать бы, – предложил Иван, поглядывая по сторонам в поисках подходящей дубины. Тут же Барк улетел, а Боярин и Дружок бесшумно скрылись между деревьев.

– А кстати, как это джинны преодолели древнее волшебство, не позволяющее монстрам подземелий наружу выходить? – спросила вдруг Света.

– Я и сама удивляюсь, – откликнулась ведьма. – То ли времена меняются, то ли от Европы влияние… У них вон гоблины и другие твари спокойненько туда-сюда ходят – и вверх, и вниз. Я, конечно, понаслышке лишь знаю, но там, вроде, все держится на том, что волшебники их гоняют и пугают, так что монстры все же обычно под землей сидят.

– Бардак, – коротко выразил свои чувства Иван.

Постояли. Андрей, Света и Аня, достав луки, осмотрели их. Вилли что-то тихо напевал по-английски. Ваня нашел подходящий дубок, аккуратно вывернул его из земли и потихоньку общипывал с него ветки. Марья стояла, о чем-то словно задумавшись.

Прилетел Барк. И тут же, сразу вслед за ним, из лесу выскочили Боярин и Дружок.

– Монстр-р-ры наготове! В засаде у дор-р-роги! – сообщил ворон.

– Три по эту сторону дороги, а один на другой стороне, – уточнил волк. – Метров триста отсюда.

– На дороге камней куча – все перегорожено, – добавил пес.

– Ешь, Вилли, гриб свой. Если, конечно, не передумал, – сказал Ваня.

Англичанин откусил кусочек от сушеного грибочка. Потом еще один. И тут же принялся расти. Достигнув примерно семиметрового роста, он перестал увеличиваться. Вилли немного пошевелил руками и ногами, отойдя чуть в сторону, и сообщил:

– Я готов.

– Ну, пошли, – скомандовал Иван, поудобнее ухватывая приготовленную дубину – ствол дуба без верхушки и корней. – А вы все не лезьте пока, а только смотрите. Стрелами в нас не попадите, если начнете стрелять. Ну а уж врукопашную – только в крайнем случае.

Дальше все молча двинулись вперед. Скоро дошли до опушки. Тут Вилли и Ваня ускорили шаг, обгоняя остальных, и вышли на открытое пространство у дороги.

Джинны выскочили почти сразу. Это были те самые – с которыми Аня и Ваня встречались в подземельях. Без лишних слов монстры накинулись на добычу.

Через мгновение англичанин уже вертел выхваченные из-за пояса нунчаки, имевшие теперь вид двух полутораметровых бревнышек, соединенных толстой цепью. А еще через секунду точным ударом по голове сверху вывел из строя одного джинна. Иван тем временем саданул своей трехметровой дубиной другого джинна по голени, и тот, заорав от боли, скрючился, ухватившись руками за ногу.

Два других монстра отпрянули от такого неожиданного сопротивления. Воспользовавшись их замешательством, Вилли перешел в атаку. В два прыжка он приблизился к джиннам и нанес удар в центр лба одному из них. Тот со стоном рухнул на землю. Но второй монстр успел схватить английского молодца руками за горло. Вилли зашатался, опустив руки и издав хрипящий звук. Тут подоспел Ваня. Мощнейший удар по копчику дубиной заставил джинна ослабить хватку. Он попытался лягнуть русского богатыря ногой. Однако Ваня ловко увернулся. И тут пришедший в себя англичанин врезал нунчакой джинну по башке.

Свистнули стрелы. Это не зевали Андрей, Света и Аня. Они поразили последнего боеспособного джинна в ягодицы. Это оказалось очень кстати, так как он немного очухался от удара по ноге и уже собирался напасть на Вилли и Ваню, занятых с тем монстром, который душил англичанина.

Три чувствительных укола глубоко вонзившихся в попу стрел заставили джинна зарычать от ярости и обернуться. Вилли метнулся вперед, взмахнул нунчаками – и последний монстр уже оседал наземь, напоследок что-то вымолвив на неизвестном присутствующим языке.

– Дальше чего? – спросил Вилли у Ивана.

– Вот драться – это по мне. А убивать беспомощных – это хреново. Но и перевоспитать их мы, наверное, не сможем, – ответил русский богатырь. – Не знаю, что делать. А у тебя идеи есть?

– Милый мой! Прикончи их скорее, пока не оклемались! – донесся из леса голос ведьмы.

– Жалко! – крикнул в ответ Вилли.

«Вырежь ивовый прутик и пощекочи у каждого джинна в носу. Только быстро», – посоветовал Ване внутренний голос. Парень тут же последовал этому совету, держа дубину пол мышкой. Через четверть минуты он уже щекотал в носу у первого джинна. Потом – у второго. Потом – у оставшихся.

«Отваливайте скорее», – сказал внутренний голос. Иван взял Вилли за штанину и потянул его к лесу. Они отбежали метров на пятьдесят от джиннов и остановились.

И тут началось! Джинны начали чихать! От этого они пришли в сознание и даже вскочили на ноги. Но чихание стало столь сильным, частым и неудержимым, что не позволило им перейти к каким-либо активным действиям. Джинны сотрясали воздух громоподобными «апчхи!» и вдруг начали уменьшаться и менять свой вид. Очень скоро стало очевидно, что они превращаются в деревья. А еще через несколько минут на опушке леса появились четыре раскидистых невысоких вяза с зеленеющими молодыми листочками. Они стояли у дороги и на вид ничем особым не отличались от других окружающих деревьев.

– Уф! – молвил Иван, кладя на землю свою дубину и чувствуя, как уходит из него земная сила.

– Ол райт, – сказал Вилли. – Хорошо. Правильно все.

– Ну, вы герои! – произнесла Марья, подходя к ним. – Как сражались! А ты, Виллюшка, просто супермен!

– Э-э-э… – молвил англичанин и начал уменьшаться. Став своего обычного роста, он удивленно сказал: – А ты говорила: полчаса я буду такой большой. А прошло минут десять-пятнадцать…

– Ну… я примерно… это ведь по-разному действует… – ответила, игриво улыбаясь, ведьма.

– Главное, что успели. Спасибо тебе, Марьюшка, – поблагодарил Иван.

Подошли Аня, Света и Андрей, подбежали Боярин и Дружок, подлетел Барк. Иван всех похвалил и сказал:

– Жалко, не успели дорогу расчистить от камней. Пошли в лагерь скорее. И поехали дальше.

– Ты проводишь нас, Марьюшка? – спросил Вилли.

– А куда ты спешишь, милый?! Разве ты уехать от меня хочешь?! – удивилась ведьма.

– Не хочу, красавица. Но надо. Европа в опасности, – ответил англичанин. – На моей родине активизировались гоблины. Ужас!

– Но я же умру с тоски по тебе!

– Что ж поделаешь! – печально молвил Вилли и смахнул слезу. – Мне тоже грустно. А гриба остатки могу тебе обратно отдать.

– Отдай, соколик. Я другому кому дам покушать.

– Держи, – Вилли протянул ведьме волшебное снадобье, поклонился ей и последовал за друзьями, которые уже возвращались по дороге к их лагерю. Барк улетел, чтобы побыстрее сообщить медведю результаты разборки.

* * *

– И как это ты им догадался носы пощекотать?! – удивлялся англичанин вечером, когда они, проскакав целый день в бодром темпе, отдыхали около костра.

– Интуиция, – коротко объяснил Ваня, жуя сухарь.

– А-а-а… – протянул Вилли с уважением.

– Я хотел сказать, что такими темпами мы до Англии будем неизвестно сколько добираться, – молвил князь. Он прохаживался, помахивая мечом. – Надо бы ускориться.

– Да уж куда скорее?! – заворчал медведь.

– А нам именно в Англию надо? – спросила Аня.

Вдалеке послышалось конское ржание. Через некоторое время все различили приближающийся топот множества копыт.

– Подъем! – скомандовал Иван. – Все по местам! Барк, дуй туда и мигом обратно – кого это несет сюда, узнай.

Медведь, волк и пес быстро спрятались в тени деревьев. Аня и Света приготовили луки. Вилли подошел к лошадям. Андрей с мечом отошел чуть в сторону – чтобы в случае чего не мешать девушкам стрелять. Ваня, наоборот, передвинулся поближе к дороге и встал, поглядывая туда, откуда ожидалось прибытие кого-то неизвестного.

Вернулся ворон и сообщил, что по дороге едут несколько больших повозок, каждую из которых тащит шестерка лошадей. Воинов он не заметил.

Все ждали. И вот из-за рощи, скрывающей поворот, выкатилась первая карета. За ней появилась вторая, третья… Всего оказалось пять. На козлах передней рядом с кучером сидел молодой человек в черном костюме и в черном головном уборе. Под костюмом виднелась белая рубашка. Лицом человек был довольно симпатичен. Он не носил ни усов, ни бороды. Увидев Ивана и его друзей, он достал рожок и сыграл какой-то сигнал. Все кареты остановились.

Ваня ждал, что сейчас откроются дверцы и из повозок начнут выскакивать бородатые дядьки с оружием и с гнусными намерениями. Но вместо этого молодой человек в черном соскочил на землю, приблизился к русскому богатырю, поклонился и молвил по-русски с небольшим акцентом:

– Здравствуй. Я есть Колтонай Пермандолс, ученик и слуга феи из зеленого домика Смирильды. А ты русский силач Иван?

– Здравствуй, – удивленно ответил Ваня.– А откуда ты меня знаешь? И кто там у вас в каретах едет?

– Меня послала фея Смирильда. Это кареты для вас. В них никого нет. Мы можем помочь вам ехать. У меня письмо от феи тебе и твоим друзьям, – с этими словами молодой человек протянул Ивану свиток бумаги. Подошли Андрей, Света, Аня и Вилли.

– «Фея Смирильда русским путешественникам, – начал читать князь, взяв письмо. – Прослышав о вас, посылаю эти кареты, чтобы вы могли ехать быстрее. Путь выбирайте сами. Когда кареты перестанут быть вам нужны, Колтонай доставит их ко мне. В сражениях он не силен, но знает многое. Желаю вам удачи. Золото я вам дарю – пригодится».

– Золото в мешке в одной из карет, – пояснил Колтонай.

– Ну чего? Поехали? – спросил Ваня остальных.

– Поехали, – сказала Света.

– Угу, – согласилась Аня.

– А что это за фея? – спросил Иван Колтоная.

– Долго рассказывать, – ответил тот. – Живет в Германии.

– Ну так пойдем к костру – там и расскажешь. Да и кучеров зови. Вы голодные? – спросил Андрей.

– Проголодались. Припасы у нас есть. Будем рады разделить с вами трапезу и поговорить. Только из нас кроме меня никто по-русски не говорит.

– Ну и что?! Загоняйте кареты на поляну и давайте к нам. Только не пугайтесь – у нас в компании говорящие звери: волк, пес, ворон и медведь, – сказал князь.

– Я знаю это, – усмехнулся Колтонай.

Скоро все уже сидели вокруг костра, ели, пили и беседовали. Лошадей распрягли и пустили пастись. Дружок и Боярин бродили вокруг, охраняя лагерь.

Колтонай оказался общительным парнем. Родом он был из западных славян, но учился уже много лет в Германии у феи. Про Смирильду он рассказывал кучу всяких чудесных вещей: она и мудрая, и добрая, и могущественная… Говорил, что занимается фея в основном чтением древних книг, а колдует мало. Про активизацию нечистой силы и связанные с этим проблемы Колтонай ничего не знал. Зато очень интересовался Великой Русью. Ребята, как могли, удовлетворяли его любопытство. Колтонай переводил для пятерых кучеров – веселых рослых парней в деревянных башмаках.

Засиделись до глубокой ночи. В небе светили яркие звезды. Луна чуть виднелась над лесом. И всем было как-то спокойно и хорошо.

* * *

Утром, позавтракав и немного размявшись, тронулись в путь. Кареты были очень вместительными, но для удобства решили распределиться по всем. В переднюю сели Колтонай и Вилли, во вторую – Аня и Ваня, в третью – медведь, в четвертую – Андрей и Светлана, в пятую – Дружок и Боярин, успевшие очень сдружиться и могущие разговаривать друг с другом целыми днями. Лошадей, на которых ехали ребята сначала, привязали сзади к экипажам.

Внутри кареты оказались очень удобными: с мягкими сидениями, с занавесками, с полочками для вещей, которые хотелось иметь под рукой. Сидения легко превращались в удобные диваны, так что спать можно было прямо на ходу, пристегиваясь специальными ремнями.

– На эти кареты наложены мощные волшебные чары феи Смирильды, – объяснил Колтонай. – Так что можно не бояться разбойников и нечистой силы. Может, конечно, случайно встретиться злой колдун, но это редкое явление, особенно на дорогах.

И они помчались. Кони весело бежали по свободной весенней дороге. Редкие путники, встречавшиеся на пути, с удивлением провожали взглядами пять шикарных карет, несущихся на запад.

Погода стояла отличная. За окнами проносились весенние леса, наполняющиеся цветами. Земля мягко качала снабженные рессорами экипажи…

* * *

Так они и ехали день за днем, делая остановки лишь на ночь. Провизию покупали во встречающихся все чаще деревнях. В контакты с местным населением особо не вступали. И к путешественникам никто не лез.

Однажды только какой-то местный боярин, узнав, что в каретах, остановившихся для закупки овса для лошадей, едут русские, собрался поприветствовать их. Решив, что самый главный едет в центральной, третьей, карете, и подойдя к ней, боярин постучал в дверь.

¬– Чего тебе? – высунулся из окна медведь.

– Ой! Я… хотел узнать, куда едет столь высокий… э…

– В Европу еду! – рявкнул медведь и спрятался в карете, глухо ворча.

– Все понял, - почтительно кланяясь, молвил боярин и поспешил отойти.

Дни шли за днями. Русские земли кончились. Появились поселения западных славян.

* * *

Барк, летавший взад-вперед около карет, шумно влетел в окно экипажа, в котором ехали Аня и Ваня. Он заорал:

– Там какие-то жлобы дор-р-рогу пер-р-регор-р-родили! Бр-р-ред! С вилами и косами!

– Надо посмотреть, - ответил Ваня, доедая ложкой вишневое варенье из банки и выплевывая косточки в окно.

Кареты остановились. С передней донесся сигнал рожка, которым Колтонай возвещал: «Незначительные трудности». Ворон улетел туда. Через некоторое время он вернулся и объяснил:

– Дур-р-раки! У них восстание пр-р-ротив немцев. Война типа. А наши кар-р-реты на вид немецкие. Не хотят нас пускать. Сказали, что мы ар-р-рестованы! Цир-р-рк! Кар-р! Они и сзади дор-р-рогу пер-р-рекр-р-рыли! Полечу к Андр-р-рею! Кар-р!

Ворон улетел. Ваня подумал и потянулся за банкой абрикосового варенья. Посмотрев на жену, он пояснил:

– Тут политика. Это не мое дело. Дай мне булку, пожалуйста, и бутыль с молоком. Пока Андрей со Светой разберутся с этими повстанцами, я хоть без тряски поесть успею нормально. А то с утра все тренировался – жалко было времени на еду. И так сидим целыми днями да лежим.

Через десять минут снова примчался Барк. Он был очень взволнован. Ворон хлопал крыльями и кричал:

– Др-р-рака будет! Чую! Ой, др-р-рака будет! Андр-р-рей сейчас пойдет с ними говор-р-рить. И Света. Ой, чую, др-р-рака будет! Кар-р! Кар-р!

– Успокойся, милый мой, – принялась гладить его по перьям княжна.– Успокойся, милый волшебный вороненок.

Ваня выглянул в окно и хмыкнул:

– Уже цепью со всех сторон обложили. Если бы не эти волшебные чары Смирильды уважаемой, то полезли бы на рожон – как пить дать. Морды серьезные. С косами, с топорами… И чего они бузу затеяли?!

– Может, обижали их немцы сильно, – предположила Аня, продолжая ласково поглаживать ворона.

Мимо их кареты прошел Андрей. Чуть позади шла Света. Дружок бежал рядом с ней. Подойдя к перегородившим дорогу сваленным в кучу бревнам, корытам и мешкам с песком, князь и княгиня остановились. Они уже знали, что волшебство Смирильды распространяется на расстояние не более двадцати метров от кареты. Тут уже стоял Колтонай.

Княгиня обратилась к двум предводителям восставших крестьян. Один был огромного роста рыжебородый и рыжеволосый мужик с рыцарским мечом и в сапогах, а второй – тощий среднего роста дядька с длинными космами волос и ярко горящими глазами, в руках он держал топор.

Света попыталась им объяснить, что они русские путники и не имеют ничего общего с угнетающими местное население немецкими феодалами. Но княгине не удалось донести эту мысль до восставших. Они орали, махали оружием, плевались и делали непристойные жесты. Руководители же вообще вышли из себя и, не давая Свете говорить, осыпали ее грубейшими ругательствами.

Ваня, доевший и допивший, вылез из своей кареты и подошел к Андрею, Свете и Колтонаю.

– Чего, не получается политика? – спросил он.

– Да им все до фени, – ответил князь, которому было очень обидно за свою жену.

– Вы идите в карету садитесь. И Мише скажите, чтобы подошел сюда помог мне раскидать этот хлам. Да карету ты, парень, поближе подгони, чтобы нас не ранили. Нам ведь только проехать, – сказал Иван друзьям. Потом он весело глянул на двух предводителей крестьянского войска и принялся напевать русскую народную песенку.

Подошел медведь. При его появлении из кареты крестьяне всполошились и стали что-то возбужденно обсуждать. Медведь был очень внушительных размеров. Он обвел взглядом присутствующих и вдруг рявкнул – так, что было слышно за версту:

– Ну-ка тихо!!!

Все поняли и замолчали от удивления и робости. Даже предводители. В наступившей тишине передняя карета подъехала к баррикаде, и Ваня с Мишей принялись разбрасывать в стороны бревна, корыта и мешки с песком.

Сначала им никто не пытался мешать. Но потом народ опомнился и, ощетинившись косами и вилами, обступил медведя и русского богатыря. Чары феи Смирильды защищали от активных агрессивных действий, но Ваня не знал, до какой степени действует эта защита. Поэтому он приостановился разбирать завал на дороге и сказал:

– Давай их шуганем немного, Миша.

– Давай, – согласился мохнатый друг.

Иван подскочил к главному рыжеволосому и рыжебородому мужику, быстрым движением выбил у него меч и зашвырнул его в стоявшее неподалеку дерево. Меч воткнулся, войдя в древесину на четверть длины. Потом русский богатырь схватил самого предводителя и кинул его подальше в придорожные заросли крапивы и чертополоха. Все заорали.

Ваня поднял бревно и завертел его над головой. Люди вокруг отпрянули. Медведь тем временем раскидал остатки баррикады, освободив дорогу.

– Трогай! – скомандовал Иван вознице на первой карете. Повозка двинулась. Колтонай сыграл в рожок сигнал «Вперед!» Все поехали, набирая скорость. Медведь на ходу влез в свою карету, а Ваня дождался последней и только тогда, бросив бревно, вскочил в нее.

– Понеслись! – заорал он друзьям. И они понеслись, оставляя позади восставших крестьян.

* * *

Отъехав километров тридцать, остановились у небольшого пруда с лебедями и кувшинками. Дорога здесь разветвлялась, и надо было решить, какой путь избрать: севернее или южнее.

Все повылазили из карет и прогуливались по мягкой нежно-зеленой весенней травке. Андрей и Вилли горячо обсуждали тему крестьянского восстания.

– Дело швах, – говорил князь, прохаживаясь и, по обыкновению, размахивая правой рукой. – Затопчут и порубают их немцы. Зазря погибнут все. И не вразумишь!

– Зато немцы поаккуратней станут, не так беспардонно будут хозяйничать, – возражал Вилли.

– Смотрите: старик какой-то идет, – прервал их волк.

И все вдруг сразу почувствовали приближение могучей волшебной силы. По дороге к путникам шагал старик с длинной косматой бородой, в хороших сапогах и в длинном черном плаще, шитом золотыми звездами. На голове у него возвышалась остроконечная шляпа такой же расцветки и с широкими полями. В руке он держал посох.

– Это Сигизмунд, – охрипшим от волнения голосом сказал Колтонай. – Непредсказуемый волшебник. Может сделать что угодно – и доброе, и злое. От его волшебства чары моей феи не защитят.

– А вот я счас пр-р-ровер-р-рю, добр-р-рый он или нет! – вдруг каркнул ворон. Он резко сорвался с коряги, на которой сидел, и полетел к приближающемуся быстрыми шагами старику, бывшему уже на расстоянии метров пятидесяти от ожидавшей его группы людей и зверей. Барк быстро замахал крыльями и, как вихрь, налетев на волшебника, сорвал с его головы шляпу и с нею в когтях взмыл вверх. Все онемели от изумления. Даже волшебник.

Правда, Сигизмунд тут же опомнился и, выкрикнув какое-то заклинание, превратился в орла. С хищным грозным клекотом он устремился на ворона, растопырив ужасные когти. Чувствовалось, что он готов расправиться с дерзким забиякой со всей возможной жестокостью.

Ребята не зевали. Ваня быстро нагнулся за камнем. У Андрея и Ани в руках моментально появились луки и стрелы. Но всех опередила Светлана. Она сорвала с головы свой серебряный обруч с голубым камнем и, как диск, метнула его в орла, летевшего в этот момент над прудом.

Ах! Бах! Треск! Раздался оглушительный грохот. Яркая вспышка на мгновение ослепила всех. Потом послышался вопль, полный горечи, отчаяния и обиды. А за ним – громкое «бултых» – всплеск воды в пруду от падения кого-то увесистого.

Все смотрели на пруд. Там барахтался тот же самый старик. Иван хотел кинуть ему веревку, но Сигизмунд выбрался сам – печальный, мокрый и весь в тине. Подлетел и сел на землю Барк.

– Что же вы со мной сделали, русские люди! – горестно воскликнул Сигизмунд. – Вы лишили меня моей волшебной силы, которую я копил триста с лишним лет! И кто я теперь?! Вы сделали злое дело! О, горе мне!

– А зачем ты хотел обидеть нашего вороненка? – строго спросила Аня.

– Неконтролируемая вспышка агрессивности, – хмуро молвила Света, поправляя волосы. – Поделом тебе, старый дурень. Слышала я про твои «подвиги». И не жаль обруча волшебного! Кто девушек молоденьких клеил направо и налево, а потом их в птичек превращал?! Кто сочинил и издал книжку про новые методы пыток?! Кто бедным людям в целом городе все деньги в дерьмо превратил?! Кто с гоблинами якшается?! А?! Вот и ходи теперь такой, какой ты есть! И пусть собаки и люди плюют тебе вслед!

– А чего, все так хреново? – удивился Ваня. – Он, чё, и в самом деле все это понаделал?

– Мне Баба Яга сказывала. А уж она знает, – ответила княгиня.

– А шляпа его сгор-р-рела! – вставил ворон.

– Я просто иногда увлекался, – заныл Сигизмунд. Он стоял мокрый и жалкий, в обгоревших лохмотьях, уже без посоха. Даже борода у него подпалилась и стала вдвое короче. В ней запуталась лягушка и, испуганная обстановкой, замерла, таращась на всех большими глазами. – У меня сложный характер. Но я и добрые дела делал. Пожар потушил как-то в деревне. Кур заставил по пять яиц в день нести в течение целого месяца у одного крестьянина. Мешок золота подарил сапожнику Стефану. Праздники устраивал… А эта ваша русская волшебная штучка все и оборвала!

– Молчи уж! Все, чем мы можем теперь тебе помочь – это сухая и чистая смена одежды. Иди вон за куст и переоденься, – сказала Света.

Бывший маг пошел переодеваться, причитая и всхлипывая. Колтонай наконец обрел дар речи и спросил:

– А у вас всех волшебников так сурово на место ставят?

– По-разному бывает, – ответил Ваня уклончиво.

– А он снова силы волшебной не накопит? – поинтересовалась Аня.

– Исключено. Тут уже все. Полный конец. Так во всех книгах написано. И фея так про него говорила, – ответил Колтонай.

– Ну и хорошо, – порадовался Ваня. – А то надо же: девушек в птичек превращать! Вообще! Кстати, может, его порасспросить?

– Пораспросим, – согласился Андрей.

Но получилось по-другому. Чуткие уши Боярина уловили далекий топот копыт. Все всполошились. Ворон улетел на разведку. Медведь залез в карету. Волк и пес сели на землю около нее. Остальные встали поблизости от обладавших защитной силой карет.

Барк вернулся, сообщив, что приближается войско. По его описанию, это были немецкие рыцари и их солдаты. Судя по всему, они ехали усмирять крестьян.

И вот из-за пригорка выехали всадники в доспехах. Над отрядом развевались знамена. Воины держали в руках копья. Выглядело это все весьма внушительно. Увидев кареты, скакавший впереди рыцарь, поднял руку. Тут же трубач сыграл сигнал. Войско остановилось.

К русским путникам подъехал молодой воин и что-то спросил по-немецки. Колтонай ответил ему, а потом обратился к друзьям:

– Они знают фею Смирильду и ее кареты. Нам не угрожает опасность. Барон фон Грюйц, предводитель войска, интересуется, кто мы и не встречались ли с восставшими крестьянами. Я объяснил все коротко.

Тем временем барон подъехал к русским сам. Его сопровождали человек десять рыцарей. Фон Грюйц слез с коня и учтиво обратился к Андрею. Колтонай перевел:

– Он приветствует тебя и твоих спутников и спрашивает, не может ли быть чем-то полезен вам. Его замок находится километрах в двадцати по северной дороге. Он приглашает нас всех в гости. Можно даже сейчас – там много слуг, и они примут нас в его отсутствие, пока он будет воевать с крестьянами. Я не знаю этого рыцаря, но думаю, он не коварный и не хитрый.

– А-а-а! – с этим воплем Сигизмунд выскочил из кустов и подбежал к барону. Бывший волшебник успел уже переодеться в русские штаны и рубаху, но был бос. Он с жаром принялся что-то говорить фон Грюйцу, показывая рукой то на русских, то на небо. При этом он рвал на себе волосы, стонал и закатывал глаза.

– Рассказывает про нас всякие ужасы и просит взять его под защиту, – объяснила друзьям Света.

Барон в недоумении смотрел на русских и на, судя по всему, известного ему ранее Сигизмунда. В это время медведю надоело сидеть в карете и он решил присоединиться ко всей компании. Миша открыл дверки и вылез наружу. Эффект был ошеломляющий. Рыцари тут же выставили вперед копья. Барон с трудом удержал свою лошадь. Было видно, что он удивился еще больше.

Светлана звонким голосом объяснила немцам, что это русский медведь – властелин лесов и могущественный зверь, что он едет в Европу и что воевать с рыцарями пока не входит в его планы. Все успокоились. Барон поклонился Мише и что-то сказал.

– Он свидетельствует тебе о его почтении к тебе, – перевел Колтонай.

– Хорошо, – величественно кивнул медведь.

– Кар-р! Кар-р! Чую смер-р-рть! Мор-р-ре тр-р-рупов! Кар-р! Смер-р-рть! Все р-р-рыцар-р-ри в гр-р-робах! Чую! Кар-р! Хана всем! Кр-р-рестьяне р-р-рушат замок! Ой, чую! – вдруг заорал Барк, взвившись в воздух и кружа над бароном и его свитой. Он хлопал крыльями и драл горло что было сил. От его слов веяло чем-то жутким.

Сигизмунд залопотал, объясняя фон Грюйцу слова русской птицы. Тот вздрогнул и оглядел свое войско.

Света обратилась к барону по-немецки. Она сказала, что ворон предупреждает его о беде, что на Руси это вещая птица.

«Поезжайте в его замок», – услышал Ваня внутренний голос.

– Ребята, есть чувство, что хорошо бы погостить у барона, – молвил русский богатырь.

– Только без этого идиота Сигизмунда, – откликнулась Света.

Барон посовещался со свитой и сообщил, что собирается вернуться в замок. Он повторил свое приглашение погостить у него.

И скоро путники в пяти каретах феи Смирильды ехали за войском фон Грюйца. А им вслед злобно смотрел, шепча проклятия и ставшие бессильными заклинания, старик с обгорелой бородой. Потом он сплюнул, повернулся и пошел в противоположную сторону.

* * *

В замке было просторно и удобно. Кареты поставили в специальный сарай, лошадей отвели в конюшни, русским путникам отвели несколько расположенных рядом комнат. Всем приготовили мягкие постели, даже медведю, волку и Дружку. Двое слуг приносили еду и все необходимое.

Барон, видно, очень всерьез воспринял слова ворона. Он активно занялся подготовкой своего замка к обороне. За два дня все и всех привели в полную боевую готовность, сделали в замке достаточные запасы провианта для людей и лошадей, проверили сведения о действиях восставших.

Лазутчики донесли, что армия крестьян возросла до двух тысяч человек. По сравнению с двумя сотнями воинов и слуг барона, это было существенное превосходство. Получив такие сведения, фон Грюйц еще более проникся уважением к русской волшебной птице, так как, если бы он сразу же не повернул свой отряд назад, а попытался бы сразиться с крестьянами, то, скорее всего, был бы разбит. Армия восставших двигалась в сторону замка барона.

– Осада будет, – говорил Андрей, когда они все вместе с друзьями сидели в одной из их комнат. – Надо бы шлемы попросить нам.

– Да… Если по балде камнем попадут, то плохо будет, – глубокомысленно заметил Иван, допивая чай.

– Я думаю, наше участие в данной ситуации должно быть ключевым, – молвил Дружок важно.

– Плохо, что меду у них мало запасено в замке, – сказал медведь, облизав свою миску. – Но постель тут хорошая. Никогда в такой не спал. И по размеру мне.

– Барон думает, наверное, что мы ему здорово поможем, – предположила Аня.

– А мы и поможем, – усмехнулась Света. – Надо дело мирно попробовать решить. С этим фон Грюйцем кто-то должен поговорить. Но не я. Мне он активно противен. Сама не знаю почему.

– Я поговорю с ним, – вызвался медведь. – Только переводить кто-то нужен. Колтоная попросим.

– Сегодня уже поздно, а завтра и поговори, – сказал Ваня. – Утром я к Колтонаю зайду. А правильно, что его и кучеров отдельно поселили. Все-таки мы тут своей компанией…

– Нельзя забывать, что на войне существует не только прямая угроза, но и опасность предательства, – напомнила Аня.

– А также вмешательства волшебников и нечистой силы, – проворчал Боярин.

– И бывших волшебников, – задумчиво проговорила Света.

* * *

Осада началась. Ночью крестьянская армия со всех сторон окружила замок.

Воины на стенах были готовы к штурму, но восставшие не спешили. Чувствовалось, что руководят ими не дураки, а люди, умеющие стратегически думать. Уже утром стали видны строящиеся катапульты и две осадные башни. Одновременно сооружался и таран для ворот.

Медведь застал барона в скверном расположении духа. Его, явно, угнетало сознание того, что сил защитников замка может не хватить. Колтонай переводил. Разговор не клеился. Рыцарь все просил, чтобы русские показали свои волшебные силы и уничтожили крестьян. А медведь толкал идею, что надо, мол, мирно. Через полчаса Миша бросил свои попытки изменить взгляд фон Грюйца на крестьян как на рабочий скот, который надо жестко держать в повиновении.

– Невменяем, – коротко объяснил медведь друзьям, когда вернулся к ним после разговора с бароном.

– А я видел в лагер-р-ре кр-р-рестьян этого пр-р-ридур-р-рка Сигизмунда – гор-р-релого! – прокаркал ворон, влетая в окно.

– Тупиковая ситуация, – мрачно молвил Ваня.

– Вот поэтому-то мы сюда и влезли, а не мчимся по дорогам на запад, – бодро возразил Андрей. – Надо изыскать новые возможности. Вот хоть в подземелья спуститься. А? Может, тут туда ход есть? Наверняка, есть где-то. Поискать можно.

– Вот оттуда-то они и полезут сюда, – еще более мрачно сказал Ваня. – Мне, блин, эти подземные ходы уже поперек горла. Я задолбался там лазать.

– Чего ты такой печальный? – спросила его жена.

– Фон Грюйц мне не нравится, – ответил русский богатырь. – Мы тут все от него зависим. Хреново это.

– Дело говоришь, – молвил волк. – Пора брать его за горло.

– А чего мы сидим? – воскликнул Андрей, выхватывая из ножен меч. Все повскакивали. Вилли вытащил нунчаки. Аня и Света обнажили клинки. Иван взял дубовую табуретку.

Они выбежали в коридор, быстро спустились по каменной лестнице и оказались в большом зале. Там за столом восседали барон и человек двадцать приближенных рыцарей. Увидев русских, они вскочили, повыхватывали мечи и заорали.

– Всем стоять!!! – рявкнул Ваня так страшно, что даже медведь удивленно глянул на него. Рыцари заколебались. А русский богатырь запустил табуреткой в стену, от чего та разлетелась в щепки. Рыцари все поняли.

– Скажи им, Света, что главные теперь тут мы и что все берем под контроль. А кто поперек попробует встать – башку оторвем, – попросил Андрей жену. Света перевела. Рыцари явно сомневались. Фон Грюйц презрительно оттопырил нижнюю губу и что-то сказал.

– Он ругается, – объяснила Света.

Вилли вышел вперед, держа в правой руке нунчаки. Он жестом пригласил барона сразиться. Тот захохотал и яростно завертел своим огромным двуручным мечом над головой.

Противники сблизились. Остальные с интересом наблюдали.

Барон внезапно прыгнул вперед и нанес сокрушительный удар сверху вниз наискосок, рассчитывая сразу же перерубить английского юношу пополам. Но Вилли легко ушел в сторону, одновременно нанося удар нунчакой по кистям рыцаря.

Раздалась чудовищная брань на немецком языке. Меч упал на пол.

Не давая противнику времени опомниться, англичанин ударил его ногой в солнечное сплетение, от чего барон скрючился и застонал. Вилли слегка постучал его нунчаками по голове, держа их в одной руке, и отошел, давая понять, что ясно, кто победил.

Медведь неспешно подошел к столу и одним ударом лапы разнес его вдребезги. Потом мрачно оглядел немцев. По их лицам было видно, что до всех дошло.

– Скажи, чтоб вызвал предводителей крестьян для переговоров, – сказал Свете князь. Она перевела. Барон, охая, встал, взял меч и кивнул, что-то сказав. Один из рыцарей вышел. Волк и Дружок последовали за ним.

Подождали. Рыцари и русские убрали мечи в ножны. Вилли протянул барону руку. Тот, подумав, пожал ее, покачивая головой и поглядывая на торчащие у англичанина за поясом нунчаки.

Через полчаса в зал вошли несколько крестьян во главе с тем самым рыжебородым и рыжеволосым здоровенным мужиком, которого Ваня кидал в канаву. Их сопровождали десяток солдат барона.

И начались переговоры. Главарь восставших, которого звали Курт Рыжий, орал на фон Грюйца. Тот орал на крестьян и грозил им мечем. Медведь периодически грозно рычал, призывая всех к порядку. Рыцари гневно потрясали кулаками. Ваня наблюдал все это и от тоски ковырял в носу. Света и подошедший Колтонай переводили друзьям обрывки разговоров. Волк, пес и ворон бдительно следили, чтоб не было сюрпризов со стороны солдат барона.

Когда часа через два спорившие охрипли и немного выдохлись, Света им сказала строго по-немецки, что они должны решить дело мирно, а иначе всем им будет хана. Ваня важно покивал. Волк завыл так страшно и неожиданно, что у всех побежали по коже мурашки.

Переговоры продолжились. Теперь барон и Курт Рыжий обращались друг к другу поспокойнее. Остальные крестьяне вяло бродили по залу, без особого интереса разглядывая обстановку и присутствующих. Рыцари с независимым и высокомерным видом взирали на «презренных смердов». Ваня кисло смотрел на все это дело. Его не оставляло чувство, что ему кто-то дурит голову.

Еще через пару часов все утомились до предела. Курт сообщил, что они удаляются. Барон в явном сомнении посмотрел на своих воинов, но Иван крякнул и разбил об пол еще одну дубовую табуретку – типа напоминания о правилах игры. Крестьяне ушли в сопровождении солдат, Боярина и Дружка. Фон Грюйц оглядел русских и что-то пробурчал.

– Говорит, что это идиотизм, – объяснил Колтонай по-русски.

Ваня, Андрей, Света сходили в комнаты за вещами. В это время медведь, Вилли, Аня и Барк наблюдали за рыцарями, которым предложили обождать в зале. Колтонай сходил за кучерами. Когда все собрались снова, Света сказала барону, что они перебираются в каретный сарай. Тот мрачно кивнул.

* * *

Штурм начался ночью.

В кромешной тьме с неба посыпались стрелы и камни. Восставшие обстреливали замок из луков, арбалетов и пращей. Заработали катапульты, посылавшие тяжелые камни и большие горшки с зажигательной смесью. Сами атакующие огней не зажигали, и их было почти не видно, так что защитникам замка стрелять было неудобно.

В каретном сарае, куда Колтонай предусмотрительно перевел и всех их лошадей вместе с солидным запасом овса и сена, все проснулись от удара огромного камня по крыше. Крыша выдержала, но мусор посыпался сверху. В окошки были видны бегающие по замку рыцари и солдаты, прикрывающие себя сверху щитами и спешно готовящиеся отражать штурм на стенах и у ворот.

– А тут люк в углу есть какой-то заросший, – вдруг сообщил Боярин.

– Надо приглядеть за ним, – сказал Ваня. – А то вылезут еще оттуда гады какие..

– Или туда кто соберется, – в тон ему добавил Андрей с усмешкой.

– А может, откроем, – предложил Вилли.

– Почему бы и нет?! – высказался Иван. Все одобрительно принялись хлопать его по плечам и спине, глядя на каменную крышку люка с большим железным кольцом. И тут же на крышу сарая упал еще камень, выпущенный из катапульты. Строение задрожало. Снова на головы посыпался мусор.

Иван нагнулся, взялся за кольцо и ощутил прилив земной силы. Он рванул люк, но тот не поддавался. Парень напрягся. Но крышка, казалось, была вделана намертво в каменную плиту, служившую полом. Света подошла, поглядела и сказала:

– Заколдованный люк-то. Фиг откроешь!

– Ха! – рявкнул русский богатырь в ответ на это девичье несуразное замечание. Он рванул изо всех сил. Раздался треск и грохот. Сарай зашатался вместе с полом. Мусор посыпался сверху со страшной силой. А Иван отступил назад, держа в руках за железное кольцо люк и большой кусок каменной плиты, к которой этот люк был приколдован. В полу зияла немалая дырища. Под ней было темно и явно пусто.

Подбежали Вилли с Колтонаем. Они посветили факелами, и все увидели большой подземный тоннель, крышу которого проломил Ваня только что.

– Хе-хе! Да тут и на каретах ехать можно! – удивленно воскликнул князь.

– Поедем, что ли? – спросил Ваня. Он тоже заглянул в дыру и уже примеривался, как бы опустить туда лошадей и кареты. Все оживленно принялись обсуждать эту идею. Скоро пришли к единодушному мнению, что идея хорошая.

Иван отломал еще несколько кусков каменного пола – так, чтоб удобно было спускаться лошадям и втащить в тоннель кареты. Потом принялись за дело. По крыше периодически били тяжелые камни. Сарай трещал и грозился вот-вот рухнуть. Но ребята и звери работали быстро и слаженно. Менее чем за десять минут пять карет и все лошади были внизу. Вещи уже лежали в экипажах вместе с кормом для лошадей.

Пересчитались. Постояли минутку. Подумали.

А потом кучера вскочили на козлы, остальные быстро расселись по каретам, и они понеслись. Сзади послышался грохот рушащегося сарая.

* * *

Ехали быстро. Дорога шла немного вниз. Пол был ровный, потолки – высокие. От стены до стены тоннеля местами было метров двадцать. Небольшие, мягкие повороты разнообразили путь.

На козлах передней кареты сидел предусмотрительный Колтонай с большим фонарем в руках. Фонарь этот являлся волшебным изделием мастера фон Чога. Так, по крайней мере, объяснил Колтонай. Свет широкой полосой лился из окошка фонаря, освещая дорогу метров на сто вперед. Это было, конечно, удобно.

Ваня спал в своей карете, набитой сеном, отдыхая от богатырских трудов. Аня рядом баюкала ворона, напевая ему что-то. Андрей и Света спали – тоже в охапках сена, прихваченного для лошадей. Боярин и Дружок, расположившись на мешках с овсом, неспешно разговаривали. Медведь, очень довольный приключениями, глядел в окошки. Вилли, ехавший в передней карете, тоже смотрел по сторонам, тщетно пытаясь сориентироваться и понять, куда они едут.

Никаких развилок и ответвлений тоннель не делал. Так что вопроса о выборе пути не было. Ясно было только, что исходно, спустившись под землю, они направились на запад.

* * *

Так прошло восемь дней на этой удивительной подземной дороге – ровной, широкой и абсолютно пустой. Никто – даже вездесущие летучие мыши – не встречался путешественникам. Местами около стен выбивались из-под камней ручейки, стекавшие потом куда-то вниз сквозь щели в пол тоннеля. Завидев воду, делали привалы, поили коней, пили сами и мылись. Сено и овес быстро шли на убыль, но их пока решили не экономить.

Врагов не наблюдалось, но стражу во время стоянок и отдыха выставляли. Питались сухарями, сушеными овощами да вяленной рыбой – из запасов, посланных феей Смирильдой.

– Интересно, заняли крестьяне замок? – часто вслух думал Ваня. Ему было досадно, что никакого толку им там добиться не удалось – вражда немецких рыцарей и местных крестьян была давняя и лютая. Парень часто думал о даосской бабочке и не знал, надо ли было ее все же пустить полетать в замке и вокруг.

Андрей считал, то они сделали все, что могли. Он предполагал, что замок крестьяне возьмут или уже взяли - слишком уж велико было их численное преимущество.

Они ехали, размышляя о случившемся и вглядываясь в стены тоннеля, вслушиваясь в темноту подземного мира. Настроение у путников постепенно выровнялось, но все же грустновато было вспоминать о войне, оставленной где-то позади, о связанных с этим человеческих страданиях, жертвах и разрушениях…

* * *

Гоблины появились совершенно неожиданно. Огромное количество низкорослых узкоглазых свирепых воинов с кривыми мечами, с копьями, секирами и луками повыскочило со всех сторон. Засвистели стрелы. Но защитное волшебство феи Смирильды работало пока хорошо. Стрелы падали, тормозясь в воздухе, а воины, злобно улюлюкая, бесновались вдоль стен широкого тоннеля, не в силах приблизится к заколдованным каретам.

Все путники проснулись. Поперек дороги оказался завал из больших камней, так что пришлось остановиться. На завале, ухмыляясь, сидели два тролля – мерзкие типы ростом метра по три. Сзади послышался грохот – там еще несколько троллей тоже завалили дорогу.

– Интересно, можно их отсюда чем-нибудь обшвыривать? – вслух подумал Ваня. На глаза ему попался валявшийся в углу сиденья медный чайник. Недолго думая, русский богатырь схватил его и, коротко размахнувшись, метнул в группу ближайших гоблинов. Раздался «бум», и один из мерзких подземных воинов упал без чувств.

Аня, Света, Андрей и Вилли тут же взялись за луки и принялись стрелять в гоблинов. Те прикрывались щитами, но вскоре были вынуждены отступить, потеряв два десятка бойцов. Троллей же стрелы не прошибали совсем – твари эти были, явно, заколдованы.

Иван, чувствуя, что момент настал, выскочил из кареты. Рядом тут же оказался медведь. Они подбежали к троллям и схватились с ними врукопашную.

Земная сила наполнила Ваню, и он легко отшвырнул мощного мохнатого тролля далеко в сторону. Медведь рядом ловко уклонился от удара здоровенной ноги, обутой в деревянный башмак, и удачно проведенным приемом отбросил своего противника к стенке тоннеля.

Иван, не теряя времени, принялся раскидывать камни с дороги, освобождая проезд. Миша тем временем отпугивал двух троллей, делая агрессивные выпады в их сторону и жутко рыча.

Через двадцать секунд дорога была свободна. Кучера моментально пустили лошадей вскачь. Медведь на ходу влез в свою карету, а Иван, как и в истории с восставшими крестьянами, дождался последней и, запустив напоследок камнем в одного из троллей, вскочил в экипаж – в кампанию к Дружку и Боярину.

Кареты помчались вперед, набирая скорость. Путники ехали и думали. По краям тоннеля появилось множество узких боковых ходов. Дорога делалась все менее ровной и удобной. И везде чувствовалась опасность.

* * *

– Подземный замок Морфина Грозного, – громко возвестил Колтонай с остановившейся передней кареты, когда и все остальные подъехали поближе и остановились. – Вылезайте. Чары Смирильды тут уже не помогут. Морфин – великий волшебник, маг и чародей. Он мудр и грозен. Он или убьет нас всех, или заколдует, или пощадит. Я читал о нем во множестве книг. И фея рассказывала о нем.

Все вылезли из карет. Кучера тоже сошли на землю. Путники глядели на возвышавшийся перед ними замок, освещенный призрачным светом, исходившим от стен и потолка огромной и высоченной подземной пещеры. Замок был не очень большой, но в нем ощущались величие и грозная мощь. Рва не наблюдалось. На стенах сидели черные орлы.

– Морфин живет под Англией. Я не понимаю, как мы могли оказаться здесь столь быстро, – удивлялся Колтонай. – Фея говорила, что под землей ходы и расстояния меняются и часто не такие, как на поверхности. Выходит, мы и под морем проехали. И гоблины пока только в Англии наблюдались…

– Да… С утра – гоблины, вечером – этот Морфий… – недовольно пробурчал Ваня. – Он, чё, сон нагоняет? Чего имя у него такое?

– Морфин, – поправил Колтонай. – Он владеет волшебством…

– Заткнитесь, идиоты!!! – раздался громкий голос. Ворота замка распахнулись, и оттуда на черном коне выехал хозяин – мрачного вида старик в развевающемся черном плаще и с длинными седыми волосами. Шляпы у мага не было, а борода доходила до пояса. В правой руке он держал короткий жезл.

Ваня хотел что-то сказать, но с удивлением обнаружил, что не может вымолвить слова. Он тупо уставился на Морфина, думая, не кинуть ли в того камнем. Маг взмахнул жезлом – и пять карет вспыхнули ярким малиновым пламенем. Русский богатырь хотел выругаться, но волшебство подземного колдуна действовало сильно – ничего не получилось.

Все бросились распрягать лошадей, но Морфин громоподобно расхохотался и, опять взмахнув своим жезлом, превратил всех лошадей в больших синих ящериц. Бедные зверюшки с писком побежали к Ане и Свете, которые принялись их молчаливо утешать. Кареты тем временем уже догорели со всем содержимым.

Стоя спиной к магу, Андрей сунул руку за пазуху, достал коробочку с даосской бабочкой и открыл ее. Бабочка, вспорхнув золотистыми с коричневым крылышками, полетела куда-то в сторону замка. Иван почувствовал, что дар речи возвращается к нему, и заорал:

– Дерьмо собачье! Гнида! Харя бородатая! Жлоб английский!

Морфин взмахнул жезлом и рявкнул:

– Молчать!!! Лежать!!! Стать бревнами!!!

– Хрена тебе с маслом! – ответил Ваня, нагибаясь за камнем и собираясь швырнуть им в Морфина, сидевшего на коне шагах в ста от них. – Сдохло твое волшебство, олух придурочный!

Маг с места бросил своего жеребца в галоп. Тот помчался прямо на столпившихся путников. В левой руке у Морфина сверкнул выхваченный из ножен меч. Клинок нестерпимо блестел, приковывая взгляды и парализуя волю. Все как-то замерли и слегка словно бы растерялись.

Вилли оказался ближе всего к подскакавшему волшебнику. Тот рубанул мечом, не сдерживая коня, рассчитывая разрубить парня одним ударом. Но промазал. Вилли, вертанувшись, ушел от со свистом рассекшего воздух клинка и метнул кинжал.

В следующее мгновение Иван остановил коня, схватив его под уздцы, а грозный маг упал наземь мертвый с воткнувшимся по самую рукоятку в левый бок кинжалом.

– Да ты, парень, вижу, у Чоу научиться успел немало… – молвил Ваня после минутного общего молчания.

– Да… Сам не знаю, как получилось, – ответил Вилли.

– Бедные лошадки, – вздохнула Аня, глядя на притихших ящериц, которые сидели вокруг нее с грустными глазами.

– И шмоток жаль, – добавил Ваня.

– Я читал, что в тюрьмах замка Морфина томится немало узников, – сказал Колтонай. – Теперь их, наверное, можно освободить. Правда, там могут быть и те, кого лучше не освобождать…

– Пошли, – коротко проговорил Вилли. Он как-то посуровел и посерьезнел. Вынув свой кинжал из тела волшебника и обтерев его, он сунул клинок в ножны и зашагал к замку, до которого было метров двести.

– Эй! Погоди! Тут ящерицы еще… – окликнул его Андрей. Но молодой англичанин, не оборачиваясь, шел к замку. Через несколько десятков шагов он вынул из ножен свой меч.

– Его, чего, зашкалило? – удивился Иван. – Куда он лезет один?! Там же, поди, монстры всякие и хлам… Эй! Вилли! Постой! Давай вместе! Подожди! Эй!

– Все в порядке! – крикнул Вилли, обернувшись к друзьям и помахав им левой рукой. – Я не могу ждать. А вы – как сможете. Я должен идти прямо сейчас!

– Во дает! – поразился Ваня и побежал за англичанином, бывшим уже метрах в пятидесяти от ворот замка. Аня, мгновение подумав, бросилась за ним, на ходу доставая лук и стрелу. Остальные продолжали стоять, достав оружие и внимательно вглядываясь в окружающее пространство.

Черные орлы – штук тридцать здоровенных птиц – с клекотом снялись со стен и понеслись на Вилли. Несколько мгновений – и он уже рубился с ними, метаясь из стороны в сторону и нанося молниеносные точные удары мечом. Аня, остановившись шагах в тридцати от него, поддержала англичанина, стреляя в орлов из лука. Иван швырялся камнями. Орлы отступили. Десять остались лежать, остальные улетели.

Вилли вбежал в ворота. Они тут же захлопнулись.

– Зараза! – выругался Иван. И тут же провалился под землю. Он падал некоторое время, а потом, запутавшись в каких-то мягких растягивающихся нитях, повис в воздухе. Вокруг было темно. Далеко вверху виднелось чуть светлое пятно – дырка ловушки, в которую попал русский богатырь.

– Ваня! – послышался голос жены. – Ты где?!

– Я тут! – крикнул парень. – Я тут типа в паутину попал. Надо думать, скоро паук прибежит. Ты не волнуйся. Смотри, сама сюда не свались! И осторожнее там, а то, может, еще ловушки такие где понатыканы. Слышишь?!

– Слышу! – крикнула княжна и прыгнула вниз.

– Ё… – только и успел сказать Ваня. Он увидел паука – десятиметрового монстра, приближающегося с удивительной скоростью. Паук слегка светился, так что его можно было рассмотреть. Впечатляло не обилие зубов, а яростное мерцание огромных ячеистых глаз. Паук издавал леденящий душу свист.

Княжна упала прямо на спину монстра. Паутина сильно качнулась. Паук мотнул головой и спружинил на восьми согнутых растопыренных лапах. Так что удар получился не жесткий.

Самое удивительное, что Аня ухитрилась удержаться на спине монстра. Она уцепилась за его длинную редкую шерсть. Через мгновение княжна выхватила меч и рубанула по верхней части шеи. Иван наблюдал за действиями жены и думал, как бы помочь.

Паук заурчал, дернулся и, резко мотнувшись влево, сбросил княжну со спины. Она отлетела в сторону, кувыркаясь и выронив меч, но тут же запуталась в паутине и повисла вниз головой, слегка покачиваясь. Монстр засвистел снова и застыл – видимо, он раздумывал, кого есть первым.

И тут сверху на него свалился медведь. Паутина снова сильно качнулась. Паук снова спружинил лапами и смягчил удар. Но на сей раз ему пришлось туго. Русский лесной зверь схватился с ним не на шутку. Пошли в ход огромные когти и нехилые зубы. Медведь ревел и рвал своего противника, вцепившись ему в спину.

А сверху на длинной-длинной веревке уже спускался Андрей. Через полминуты он уже был на уровне происходившего сражения. За это время медведь порядком отделал паука, который еще сопротивлялся, но уже, явно, потерял боевой задор. Князь появился перед мордой монстра, вися на веревке и размахивая мечом Морфина. Паук завыл и что-то пробулькал, смиренно поджав лапы и понурив голову.

– Он говорит: «Пощади, повелитель!» – раздался голос Ани, которая все так же висела вниз головой.

– Сам знаю. Английский учил, – отозвался князь. Потом он грозно взмахнул мечом и приказал пауку отнести медведя, Аню и Ваню наверх. Тот почтительно заверил князя, что немедленно доставит их туда, куда приказывает повелитель.

Быстренько отмотав Аню и Ваню и посадив их себе на спину, где уже восседал успокоившийся Миша, подземный монстр побежал по паутине. А князь громко крикнул:

– Эй! Тяните вверх!

Скоро уже все вылезали из дыры. Аня, Иван и медведь благополучно выбрались из ловушки. Наверху их ждали друзья. Паук виновато поглядывал на князя, ожидая дальнейших указаний. И вдруг он взвыл и поднялся на дыбы. Видно, до него дошло, что перед ним не Морфин в измененном виде, а совсем другой человек. Монстр прыгнул вперед и очутился перед Андреем. Чудовище разинуло огромную пасть, намереваясь проглотить героя одним махом. Князь, не думая, метнул меч Морфина прямо в глотку пауку.

Монстр повалился и, корчась в предсмертных судорогах, свалился в свою дыру. Оттуда донесся его последний вой.

– Что-то мы развоевались тут, – молвил Ваня. – Все убиваем да убиваем… Как-то это… не очень… А откуда веревку взяли? Все ведь, вроде, сгорело.

– Колтонай прихватил, вылезая из кареты, – объяснил Андрей. – Удачно сообразил. Ну чего – отойдем назад или к Вилли на помощь пойдем?

– Давай всех оставим с ящерицами там, где кареты сгорели, а мы с тобой попробуем все же в замок влезть, – предложил Ваня князю. – Только веревкой свяжемся – на случай, если еще дырки тут есть. И идти осторожно надо.

– Давай, – согласился Андрей. – Только быстро. А то Вилли там один… Молодой все же…

– Хе-хе. Сам-то… – сказала Света.

* * *

Проводив компанию до обгорелых остатков карет и связавшись длинной веревкой, Андрей и Ваня поспешили к замку. Они благополучно добрались до ворот и принялись их ломать. Ничего не выходило. То ли волшебство убитого мага продолжало действовать, то ли просто ворота были очень крепкие, но створки даже не шевелились от ударов русского богатыря, который молотил по ним кулаками и ногами. Земная сила пока не наполняла Ваню, так что он скоро прекратил свои попытки и сказал Андрею:

– Надо подумать. Может, веревку на стену забросить – за зубец зацепиться? А потом залезем.

– Да я уж смотрел. Там не за что цепляться. Продумано все, – ответил князь, прислушиваясь. В замке было тихо.

– А кстати, где бабочка? Не возвращалась?

– Нет. А может, ты меня забросишь?

– Пока не могу. Тут сила должна особая придти. А так – только метра на три-четыре подброшу. Лишь лицо об стену разобьешь.

– Да… А чего там тихо?

– Эй! Вилли! Ты жив?! – заорал Иван. Ответа не было.

– Зря он туда один полез. Не свихнулся ли? – молвил князь.

– Может, судьбу почувствовал. А может, крыша съехала, оттого что великого мага замочил. Почувствовал себя крутым. Самое поганое дело. Это еще Баба Яга меня учила.

– Нда-а… Смотри: Барк летит. Надо его остеречь, а то эти черные орлы вон торчат на башне, – сказал князь, на всякий случай вынимая лук и вкладывая в него стрелу.

– Кар-р! Кар-р! – закаркал молодой ворон, подлетев и усевшись на камень у ворот. – Света сказала, что вспомнила: вор-р-рота эти можно откр-р-рыть гр-р-рубыми р-р-рускими словами. Это в книге она пр-р-рочла. Но слов этих точно не знает…

– Долго перебирать, – задумчиво проговорил Ваня. – Тут, наверное, еще интонации важны, последовательность…

– Придурки бездарные эти ворота делали! Козлы и сволочи! – в сердцах обругал князь строителей замка.

– Смотр-р-ри-ка: подействовало! – каркнул ворон.

Створки ворот медленно открылись. Ребята, не теряя времени, вбежали внутрь замка. Барк влетел за ними. Ворота тут же захлопнулись с лязгом и грохотом.

Внутри было тихо. С высоты опускалась, слегка кружась, даосская бабочка. Андрей дал ей забраться в коробочку и спрятал за пазуху.

И вдруг они увидели Вилли. Он медленно вышел из двери, ведущей куда-то вниз. Лицо у англичанина было печальное, но ступал он твердо. В правой руке он все еще сжимал меч.

Следом за Вилли из двери вышла девушка в грязном и оборванном, но когда-то бывшем шикарном платье. Ее лицо тоже было печально. Она слегка покачивалась и выглядела совершенно измученной.

– Все узники мертвы. Только скелеты и полусгнившие тела, – глухо сказал англичанин. – Замучил их Морфин. Кого как. Живая вот только она. И то уже собиралась с собой покончить. Успел я вовремя. Веревку где-то достала, чтоб повеситься…

– Из волос своих сплела, – объяснила девушка.

– А точно тут никого живого больше не осталось? – спросил Ваня.

– Точно. Морфин хвастался мне, что всех убивает, кто к нему попадает в темницы. Пугал меня. Показывал всех. Убитых то есть. По всему замку водил, – медленно подбирая слова, рассказывала девушка.

– А слуги? – поинтересовался князь.

– Только орлы черные. Других он не держал. Он ведь маг. Был.

– Пошли отсюда, – предложил Ваня. И они двинулись обратно к воротам.

Створки открылись, едва Андрей повторил свои недавние грубые русские слова. Ребята вышли из замка и, связавшись веревкой, пошли к остальной компании.

* * *

– Зовут меня Луиза. Морфин появился примерно месяц назад у дороги, по которой я проезжала. Всех слуг он превратил в собак на моих глазах. А меня увел. Я не хотела идти, но ноги сами шли. Мы долго спускались в подземелье. Здесь он запер меня в крошечной комнатке и день за днем показывал всякие ужасы: чудовищ, скелеты, пытки… На моих глазах он замучил человек десять до смерти. Я совсем от этого всего сделалась грустной. Вот и решила покончить жизнь самоубийством. Потому что он объяснял, что все, что я вижу, ждет и меня – пытки и мучительная смерть. Чего ж было ждать?! От него никто никогда не убегал. От моих добрых волшебников я слышала, что он непобедим… – рассказывала спасенная Вилли девушка, когда они присели передохнуть и решить, куда идти дальше.

– Да… Вилли, конечно, ловко этого Морфина Ужасного замочил… – солидным голосом молвил Ваня. – Дедуля на нас коня погнал и мечом рубить собрался. И мы как-то растерялись. Колдовство, наверное, такое. А Вилли не зевал. Старик его первого как раз и собирался рубить, а Вилли уклонился и кинжалом его… Молодец! И сразу бросился в замок. А мы так быстро и не пришли бы… Паук еще тут был… Поганое место! Надо отсюда уходить!

– Я могу идти, – сказала Луиза. – А что это за ящерицы?

– Это наши бывшие лошади, – ответила Аня. – Морфин их превратил. А нас не успел. Покуражиться хотел сначала, видно…

– Ящериц понесем в карманах и на плечах. Поклажи все равно никакой нету. А ты, Луиза, можешь пока на медведе поехать. Тут еще конь этого Морфина был, но убег. И хрен с ним. Вопрос только в том, куда идти, – сказал Иван.

– Я помню дорогу наверх. За день можно дойти, если она не изменилась. Только, говорят, здесь гоблины везде…

– Встречали… Пошли, ребята! Живее! – заторопил друзей Ваня.

Все быстро рассадили ящериц по карманам и пошли за медведем, который вез Луизу. Девушка ясно указывала дорогу. И скоро уже замок Морфина скрылся из виду. Путники погрузились в сложную паутину подземных коридоров.

* * *

– Как ты это все запомнила?! – удивлялся Колтонай, когда они прошли часа два, петляя, спускаясь и поднимаясь по множеству разнообразных тоннелей.

– Очень старалась запомнить, когда сюда шла. Тогда я еще надеялась выбраться. Это уже потом отчаялась.

– А откуда ты так хорошо умеешь говорить по-русски? – спросила Аня.

– Училась. Русский, французский, итальянский, испанский, немецкий. Читать, правда, не умею на этих языках почти.

– Хорошее дело, – молвил Ваня. – А я вот, кроме русского, других языков не знаю. И не хочу. Жена вот зато языкастая.

– Что? – не поняла англичанка.

– Да это Ваня треплется, – объяснила Аня.

– Как тряпка? – снова не поняла Луиза.

– Ну нет. Характер у него суровый, – хихикая, ответила княжна.

Так они и шли, болтая о том о сем, по медленно поднимающимся переходам. Никто не унывал. Возчики всячески утешали ящериц, которые немного освоились и весело поглядывали по сторонам. Гоблины не появлялись пока, хотя ими пахло везде, по утверждению волка, Дружка и медведя.

* * *

Гоблины все-таки появились. К этому времени, по словам Луизы, путники почти дошли до выхода на поверхность. Оставалось примерно полчаса ходу.

Огромное количество гоблинов посыпалось со всех сторон. Началась свирепая битва. Иван сражался двумя кривыми мечами, отнятыми у противников. Андрей, Аня, Света и Вилли тоже рубились мечами. Колтонай сидел с ящерицами, окруженный пятью веселыми немецкими парнями, которым Ваня тоже быстро раздобыл по мечу. Возчики лихо размахивали ими, отгоняя гоблинов. Медведь, волк и пес в бой пока не вступали, а следили за общей обстановкой, прикрываемые в нише у стены Иваном, прыгающим туда-сюда с двумя мечами. Барк летал сверху и каркал, воодушевляя друзей.

Луиза, которой по предварительной договоренности полагалось сидеть рядом с Колтонаем, немного поглядела на происходящее, а потом подняла с земли камень и метко запустила им в лоб ближайшего гоблина. Тот упал, а девушка подхватила его меч и присоединилась к Ане и Свете, бившимся рядом.

Клинки яростно лязгали друг о друга. В воздухе стоял сплошной круговорот из вертящихся мечей, гоблинов, людей… Все прыгали, орали, рычали… Узкий извилистый тоннель, в котором происходило сражение, не позволял использовать луки. Все перемешалось в тесноте и полутьме, освещаемой лишь волшебным фонарем, который сейчас светил равномерно во все стороны. Его Колтонай тоже сообразил взять с собой, слезая с кареты перед замком Морфина.

Несмотря на высокий накал битвы, никто из путников пока еще не был даже ранен. Гоблины тоже пока не понесли существенных потерь: лишь некоторые из них были ранены и потихоньку отползали с места сражения.

И тут появилась фея.

То, что это была фея, не представляло никаких сомнений. Пожилая женщина в простой одежде и с длинными седыми волосами, с удивительно мягкими и спокойными движениями, с ясными глубокими глазами – она появилась из бокового прохода и некоторое время наблюдала происходящее. Ее глаза останавливались то на одной группе сражающихся, то на другой. Казалось, она была в сомнении. Потом фея поглядела на Колтоная, на медведя, волка и Дружка, на мечущегося в воздухе Барка, который периодически клевал гоблинов, подлетая к ним сзади и сверху…

Гоблины совершенно не обращали внимания на новое действующее лицо. Они носились и вопили, как ненормальные.

Наконец фея приняла решение. Она взмахнула правой рукой в сторону сражающихся и произнесла несколько неясных слов. И все тут же прекратили бой – одновременно все. Потом гоблины шустро развернулись и быстро-быстро убежали по тоннелю – молча, не оглядываясь, а лишь подобрав своих раненых.

– Вот такое волшебство мне по вкусу, – произнес Ваня одобрительно. Он отбросил гоблинские мечи и поклонился фее. – Здравствуйте.

– А ю рашн? – спросила волшебница.

– Она спрашивает, русские ли мы, – объяснила Аня.

Вилли по-английски рассказал фее, кто входит в их отряд, откуда они прибыли. Она выслушала, кивнула, повернулась и ушла, больше ничего не говоря. Волшебница неторопливо удалилась по узкому боковому проходу, из которого появилась десять минут назад.

Все постояли. Потом Андрей предложил:

– Давайте быстро сваливать, пока путь свободен.

Остальные с энтузиазмом одобрили эту идею. Гоблинские мечи решено было бросить. Луизу снова посадили на медведя. Туда же загрузили всех ящериц. Они сидели, облепив девушку и медвежью спину – синие, глазастые и хвостатые. Аня, Света, Андрей и Вилли убрали оружие в ножны. Колтонай подумал и дал Луизе держать фонарь, который он настроил на освещение впередилежащего пространства.

И они побежали, стремясь одолеть оставшуюся часть пути до поверхности без особых приключений.

* * *

А вот и поверхность земли!

С радостными воплями, рычанием и карканьем все компания вывалилась из широкого отверстия в скале на веселую зеленую лужайку, окруженную высокими деревьями. Стоявший на краю поляны олень испуганно глянул на появившихся и, фыркнув, умчался куда-то в чащу. Солнечный свет заливал все кругом, согревая и радуя тела и души путешественников после мрачных холодных подземелий и случившихся там переживаний.

– Хорошо тут! – сказал Андрей.

– Как бы гоблины сюда за нами не полезли! – озабоченно молвил Иван. И вдруг ощутил могучий прилив земной силы. Он огляделся и прислушался, чувствуя приближение опасности. И крикнул: – К бою! Счас что-то будет! Я чувствую!

«Завали, дурень, выход! Чего до сих пор не сообразил?!» – услышал Ваня у себя в голове свой внутренний голос. Он бросился исполнять это пожелание. Из отверстия в скале уже доносились какие-то отдаленные звуки. Парень уперся ногами в землю, а руками – в огромный камень, лежащий рядом с выходом из подземелий. Камень этот был метра четыре диаметром и довольно округлый.

Русский богатырь поднажал. Камень сдвинулся. Еще сдвинулся. И вот он уже лег точно на место, плотно закрыв отверстие в скале. С другой стороны камня послышались злобные вопли и гоблинские ругательства. Слышалось даже рычание троллей. Но сдвинуть камень они не могли.

Ваня поспешил все же подкатить несколько больших валунов, а потом навалил сверху еще целую кучу камней поменьше. И только после этого остановился, чувствуя, как уходит великая земная сила и он становится просто обычным человеком.

– Ну и измазался я! – молвил Иван, глядя на свои выпачканные в земле руки и одежду. – Помыться бы…

Ребята расслабились и рассмеялись. Потом пошли все вместе искать воду. На краю поляны оказался родник. Там путники смогли напиться и обмыть руки и лица.

* * *

– А ты эти места хорошо знаешь? – спросила Луизу Света, когда все они сидели и лежали на мягкой траве недалеко от родника. Земля была теплая, солнышко приятно грело. Путники наслаждались покоем.

– Я редко здесь бывала. Это ведь северные земли нашей страны. Меня сюда отправили как раз потому, что Морфин давно грозился меня похитить. Думали, что укроют меня тут. Тайно ехали. А оказалось, прямо туда, где он живет. Но ведь никто не знал!

– Твои родители, наверное, волнуются, – сказала княгиня. – Может, мы можем как-то им сообщить о том, что ты жива и здорова? Здесь есть поблизости жилые поселения?

– Родители, конечно, в горе. Но поселений я тут близко не знаю. А к далеким не смогу найти дорогу. Я ведь всегда путешествовала со множеством слуг и солдат.

– А ты, чё, принцесса, что ли? – спросил Ваня, лениво щурясь на солнышке и пожевывая травинку.

– Да. Моя мать – королева Англии. Я ее старшая дочь.

– А папа? – поинтересовался Ваня. Аня, сидевшая рядом, толкнула его рукой в бок.

– Мой папа – король, конечно.

– А я вот из деревни… – протянул Иван. – Анюта, правда, благородного происхождения. А я – нет. Я, так сказать, простой мужик… Андрюха – он князь… Да… А Света – его жена, но по происхождению… э… из леса… Колтонай, ты благородного происхождения?

– Нет, – улыбнулся ученик феи.

– Ну вот. Видишь, Луиза, у нас тут все – люди почти простые… – сказал Ваня.

– Я всем вам очень благодарна, – с чувством ответила девушка. – Я еще не познакомилась с вами хорошо, но вижу, что все вы – люди достойные. И звери тоже. И птица.

– Ты был прав, Андрюха, говоря, что золото надо всегда держать в карманах, – сменил тему русский богатырь. – Хороши бы мы сейчас были, если бы не послушали твоего совета! А так – у каждого в кармане есть мешочек золотых монеток! Приятно!

– Да. Только в лесу еды на них не купишь, – отозвался князь.

– О! – вскочил волк. – Я чую запах печеного хлеба. Ветер его принес вон оттуда, с севера.

– Держи нос по ветру, Боярин! – скомандовал Иван, тоже вскакивая на ноги. – Пошли, ребята! Дружок, ты чуешь тоже?

– Чую, гав, – ответил пес, просыпаясь и потягиваясь.

– Даже я чую, – пробасил медведь.

И через минуту они уже пробирались среди деревьев на север – туда, откуда ветер устойчиво доносил запах хлеба и человеческого жилья. Лес был не очень густой, идти было довольно легко. Медведь вез только ящериц, которые висели на его спине, как ярко-синяя ажурная попона. Барк летел чуть впереди, а под ним скользили меж кустов неслышными тенями волк и пес.

* * *

– Это Стоунвиллидж, – сказала Луиза, когда они остановились в тени деревьев на краю леса и смотрели с холма на довольно крупное селение, состоящее из симпатичных и добротных каменных домов. Чуть в стороне возвышался небольшой замок. Вокруг виднелись поля и огороды, но их площадь была невелика – лес близко подходил к деревне со всех сторон. – Я видела его пару лет назад, когда мы тут проезжали. В замке живет шериф лорд Глимельт. Достойный человек, насколько мне известно. Он меня знает в лицо, так что мы можем обратиться к нему за помощью.

– Отлично! – молвил Андрей. – Пошли к Глимельту! Не возражаете?

– А он не колдун? Не вампир? – забеспокоился Ваня.

– Думаю, что нет, – улыбнулась принцесса.

И они, спустившись с холма, неторопливо двинулись к замку, понимая, что его обитателям требуется некоторое время, чтобы подготовиться к встрече. Луиза села на спину к медведю – уже чисто для понта. Вилли она попросила идти рядом. Барк ехал на плече у Андрея. Волк и пес бежали впереди. Колтонай с кучерами замыкали шествие.

* * *

Рев труб со стен замка прорезал тишину, в которой после обеда пребывала деревня. Жители повыскакивали из домов, с опаской и любопытством глядя на необычный отряд, двигающийся по дороге из леса. Принцесса на спине Миши встала на ноги и приветственно замахала народу руками. Несмотря на жутко грязное и ободранное платье, выглядела она величественно. Было еще довольно далеко, так что ее не могли узнать, но о мирных намерениях путешественников местные жители были уведомлены.

Звуки труб стихли. Из ворот замка выехал небольшой отряд вооруженных всадников. Впереди скакал сам лорд Глимельт – среднего роста седоватый мужчина с благородным лицом и умными глазами. Подъехав поближе, шериф и его воины разразились приветственными возгласами. Подбежавшие из деревни крестьяне тоже узнали принцессу. Началось всеобщее ликование. Путники остановились.

Лорд Глимельт спешился и почтительно приветствовал Луизу и ее спутников. Все затихли. Шериф произнес краткую речь.

– Он говорит, что счастлив видеть старшую дочь королевы живой и невредимой. Говорит, что все думали, что она уже погибла в плену у Морфина Грозного, так как превращенных им в собак слуг удалось расколдовать в столице двум придворным волшебникам, и они поведали о пленении принцессы магом, – переводила друзьям Света.

Луиза тоже произнесла краткую речь, обращаясь к воинам, шерифу и народу. Она периодически показывала на своих новых друзей рукой, и каждый раз толпа разражалась бурными криками.

– Рассказывает, как все было, – пояснила Аня мужу и зверям. Иван кивнул головой, думая о том, что шериф – милый дядька, что люди тут в Англии весьма приятные и что скоро будет пир.

Потом гостей повели в замок, а народу шериф в честь такой радости повелел выкатить пять бочек заморского вина. Тут же были снаряжены и отправлены трое гонцов в столицу – сообщить королю и королеве о происшедшем и доставить письмо, в котором Луиза кратко описала отцу и матери обстоятельства своего освобождения и деяния путешественников из далекой Руси, не забыв, конечно, и про роль Вилли написать.

* * *

Пир устроили в большом зале замка через пару часов. За это время путники смогли помыться, переодеться и причесаться. Луиза одела подобающее ее сану платье из запасов жены шерифа. Аня и Света тоже подобрали себе одеяния по вкусу.

Иван покряхтел, разглядывая принесенные ему шикарные одежды, и в конце концов попросил что-нибудь попроще. Одевшись в чистые и удобные штаны и рубаху, он успокоился и пошел бродить по замку в сопровождении Колтоная, который был, как и обычно, оптимистичен и слегка ироничен.

Князь Андрей, облачившись во что-то английское модное, выглядел вполне респектабельно. Он прохаживался по комнате и говорил Вилли:

– Не смущайся, парень. Луиза – девушка нормальная. Если ты к ней чувствуешь любовь, то это вполне хорошо. А то, что ты не из дворян, то это наплевать. Сделают тебя дворянином. Долго ли?! Ты вон Морфина убил, королевскую дочь от плена и смерти спас. Это большой государственной важности дело!

– Но полюбит ли она меня?! Вот в чем вопрос! – воскликнул Вилли с тоской и огнем в глазах.

– Ну, это – как Бог даст. Увидишь. И спросить можно. Чего стесняться?! Не робей! Ты же хотел на принцессе жениться! Помнишь?

– Помню. Но это я тогда так, мечтал…

– Во-во! Мечта делается явью. Это бывает. Ну а если откажет, то не грусти. Еще других принцесс много… Европа большая…

– Мне больше никого не надо! Это вопрос жизни!

– Ну, ты загнул!

– Я правду говорю!

– Да ты не кипятись. Главное, от волнения глупостей не наделай. Пир будет…

– К вам можно? – послышался из-за двери голос Луизы.

– Можно. Только я уже ухожу, – ответил князь, подмигнул Вилли и открыл дверь.

Принцесса вошла, поклонилась уходящему Андрею и посмотрела на Вилли. Тот покраснел. Потом вдруг обхватил девушку и поцеловал ее в губы. Луиза засмеялась, обнимая его, затем весело тряхнула роскошными золотыми волосами и повела, держа за руку, в большой зал, где уже заканчивались приготовления к пиру.

* * *

Пир удался.

За огромным столом на удобных креслах с высокими резными спинками сидели гости, хозяин замка, его жена и три взрослых сына, несколько приближенных. Медведя расположили на подстеленном соломенном матрасе, покрытом красивой тканью. Дружок и Боярин восседали, как и люди, на креслах. А ворон бродил по столу, нисколько не смущаясь непривычной обстановки.

– Вилли, небось, теперь в Англии останется, – говорил жене Ваня, глядя на сидящего рядом с принцессой бывшего оруженосца Ганса Путешественника. – Быстро парень учится уму-разуму. Давно ли мы его и Ганса из болота вытаскивали?! И ни хрена его ведьма Марья не околдовала… Крепкий парень…

– А кучера эти наши смущаются, – отвечала Аня. – Не привыкли в таком обществе общаться. Они вообще тихие какие-то очень.

– Думаю, что Смирильда их из кого-то сделала. Может быть. Вот они еще и не освоились, – предположил Иван, жуя куриную ногу.

– Нет. Я думаю, просто характеры такие, – возразила княжна.

Пировали до позднего вечера. Света, Андрей и Аня свободно общались с англичанами на их языке, рассказывая о своих похождениях. Князь красочно и натуралистично описал битву с джиннами, в которой Вилли и Иван играли решающую роль.

Ваня много ел и в основном молчал. Но все присутствующие местные англичане поглядывали на него с большим интересом и с большим уважением, возрастающими по мере того, как Андрей, Вилли и Луиза описывали его богатырские подвиги.

* * *

Наутро Андрей, Ваня, Аня, Света, Вилли, Луиза и русские звери сидели в просторной чистой комнате в верхнем этаже замка и совещались. Барк прохаживался по подоконнику. Колтонай еще спал, поэтому его не позвали. Обсуждался вопрос о дальнейших планах.

– Хорошо тут, конечно, – говорил Ваня. – Но нам дело делать надо. Лето быстро пролетит. За это время надо и в Европе шурум-бурум наладить, и домой успеть. А то зимой путешествовать – это мы уже в Тибете проходили… Удачно еще получилось, что к дракону в пещеру попали…

– И вы его убили?! – расширив глаза, спросила Луиза, которая еще не была в курсе всех приключений своих новых друзей.

– Нет. Он оказался добрый. Аня его вообще приручила. Он нас потом всех по воздуху возил. А дрались мы с другим… – ответил Ваня небрежно.

– Да, – встряла княжна. – Но того мы тоже не убили. Андрюша ему крыло и две головы отрубил, пока Ваня его держал – то за грудь, то за зубы… Я тоже помогала – гипнотизировала его и отвлекала…

– О! – только и сказала принцесса.

– Но, честно говоря, если бы не йог, то нам бы хана была. Помог парень нам здорово – всю колдовскую силу этого дракона загасил. А то он нас отравил бы или огнем спалил… Сюда, кстати, тоже мог бы потом долететь… Да… Ящер был что надо – почти сто ярдов ваших английских… – рассказывал Иван.

– О! – повторила Луиза.

– Ребята! У нас совещание или утро воспоминаний? Что дальше делать будем? – вернул всех на исходную тему князь.

– Надо уходить, – пробасил медведь. – А то разжиреем слишком.

– Да уж! Ты один вчера половину всех праздничных блюд съел! – хмыкнул Дружок.

– Но вкусно же! К тому же, я в первый раз на пиру у английского шерифа! И какой мне почет! – молвил Миша довольным голосом.

– Так вы прямо сейчас куда-то собираетесь? – наконец дошло до принцессы. – А в столицу не поедете? Я бы вас всех с мамой и папой познакомила…

– Не знаю, – покачал головой Иван. – Баба Яга утверждала, что твоей маме опасность угрожает. А Баба Яга зря трепаться не будет. Это у нас в лесах очень такая крутейшая волшебница есть…

– Это не Баба Яга писала, а отец Федор, – поправила Аня мужа.

– Да какая разница! – отмахнулся Ваня.

– Ну не скажи! – не согласился Дружок.

– Хорош базарить! Мы решать что будем? – снова вернул друзей к обсуждению темы Андрей.

– А не могут ли гоблины где-нибудь поблизости выйти из-под земли и напасть на Стоунвиллидж? Ведь выходов-то, наверное, много? И тролли с ними… – задумчиво проговорил Вилли.

– Вообще не дело: эти подземные твари наружу вылазят! – грозно рявкнул медведь. – Бардак!

– Правильно, Миша, – согласилась Света. – Вот и надо порядок хоть какой-то устроить. Вопрос в том, что для этого нужно сделать?

– Тут в замке есть вампир-р-ры! Вампир-р-ры! Кар-р! – заорал ворон с подоконника.

– Где?! – подскочил к окну Ваня.

– Я вообще… – степенно ответил Барк. – Чую! Кар-р!

– Гав! Гав! У нас не совещание, а базар! – тявкнул Дружок.

– Пережрались вчера на пиру – вот и все. Мозги не работают, – сказал Боярин и зевнул, показав огромные зубы.

Раздался стук в дверь. Затем вошел лорд Глимельт и без лишних предисловий сообщил, что крестьяне в лесу ночью видели гоблинов. Небольшую группу, но это могли быть разведчики.

– Во! Вилли правильно говорил! Полезли! – с жаром промолвил князь. – Надо всех жителей селения на ночь в замок спрятать. И готовиться к бою.

– Что-то здесь не то! – вдруг сказала Света, пристально глядя в глаза шерифу. Тот слегка изменился в лице и сделал шаг назад.

– Стоять! – рявкнул Иван, хватая его за шиворот.

– И молчать! – добавил Андрей, мгновенно приставляя к горлу лорда острие своего меча.

– Он врет! – уверенно сказала Света, продолжая глядеть в глаза побелевшему хозяину замка. Тот, хотя и не знал русского языка, хорошо понял Ваню и Андрея и стоял тихо.

– Вот кого я сейчас сильно укушу! – процедил волк, подходя к лорду Глимельту и обнюхивая его.

И вдруг шериф начал слегка расплываться в воздухе. Происходило это медленно. Иван ощутил, что держит рукой пустоту, и слегка опешил. Князь тоже помедлил немного, видя такое чудо перед собой, и не проткнул мечом горло лорда. А когда спохватился, было уже поздно – облако серого тумана изменило форму и через несколько секунд совсем исчезло.

– Цирк! – поразился Ваня. – Я и не ожидал!

– А я ожидала! – молвила Аня, спуская стрелу с тетивы в сторону окна. – Ага!

Раздался крик ярости и на полу у подоконника все снова увидели шерифа – со стрелой в бедре. Он попытался все же выскочить в окно, но Вилли схватил его за ногу и повалил. Лорда связали и положили лицом вверх.

– Стрелу не вынимайте, а то снова растворится, – предупредила княжна. – Это я в детстве читала, что начинающих колдунов можно стрелой обратно превращать, если сразу. И не думала, что правда…

– Он, наверное, еще и вампир, – предположил Иван. – Тоже начинающий.

– Колись, гад! – заревел медведь, кладя на колдуна переднюю лапу и слегка нажимая. Шериф заорал, а потом быстро-быстро заговорил.

– Он утверждает, что служит королю верой и правдой, а про гоблинов придумал, чтобы мы помогли навести тут порядок. Извиняется, – перевела Аня мужу речь лорда Глимельта. – А колдовству учится из интереса.

– Задолбало меня это! – решительно сказал Ваня. – Поехали отсюда! Ящериц заберем, лошадей купим – и айда! Ну его нафиг!

– Я с вами, – тут же сказала Луиза.

– А мама с папой? – хмыкнула Света.

– Надеюсь, что они не рассердятся, – улыбнулась принцесса.

– Боярин! Дружок! Дуйте живо к Колтонаю и его ребятам и скажите, чтоб собирались резко! Без подробностей! – скомандовал Иван. – А мы пока тут соберемся. Ты, Луиза, хоть немного ориентируешься в здешних краях?

– Немного. А нам куда?

– А хрен его знает, – ответил русский богатырь и принялся ходить по комнате и думать.

* * *

– У вас скоро будут проблемы, – послышался вдруг голос из дальнего угла комнаты. Через несколько секунд там появился небольшого роста мужичок, чем-то похожий на лешего или домового. – Жена лорда Глимельта тоже изучает колдовство. Но дольше гораздо, чем ее муж. Узнав, что здесь произошло, она разъярится…

– А ты кто? – спросил медведь, нюхая мужичка.

– Хранитель замка. Раньше, кстати, бывал на Руси. С вашей Бабой Ягой знаком. Почтеннейшая леди…

– Так чего ты предлагаешь? – поторопил его Андрей.

– Принесите извинения хозяину замка, выньте из него стрелу и сообщите его жене об инциденте. Это же недоразумение! А потом лучше вам поскорее уезжать. Я могу расколдовать ваших лошадей. У шерифа есть три хорошие кареты. Часть из вас может ехать в них, а часть – верхом. И не держите зла на лорда Глимельта. Он заботился о покое в округе. Не часто здесь бывают столь славные воины, как вы. Вот он и решил вас использовать…

–Ладно. Проехали, – буркнул Ваня. – Все согласны?

Его друзья согласно покивали. Аня вытащила из лорда стрелу и занялась бинтованием раны. Шериф сидел с кислой физиономией. Вилли пошел за леди Глимельт. Все стали извиняться перед хозяином замка, и скоро он повеселел.

Пришли Вилли с женой шерифа. Объяснились. Еще раз извинились. Договорились, что все происшедшее останется между ними.

Потом ребята быстро собрались и вместе с медведем и Барком спустились во двор замка, где их уже ждали расколдованные лошади, Колтонай, кучера, Боярин и Дружок. По приказу леди Глимельт слуги уже выкатывали три большие кареты и грузили на них небольшой запас необходимых в путешествии вещей и продуктов. Седлали лошадей.

Андрей расплатился за кареты и все остальное русским золотом, хотя хозяйка замка слегка протестовала. Но было ясно, что это не лишнее, так как финансы лорда явно были не в лучшем виде.

Хранитель замка появился на две минуты и пожелал путникам удачи.

И скоро три кареты, семь всадников и группа лошадей, ведомых на привязи, покинули Стоунвиллидж. Принцесса махала руками народу на прощание. Барк кружил над отрядом, весело каркая. Медведь высовывал морду из окна кареты и рычал для потех публики.

Они направились на запад.

* * *

– Ой! Я, кажется, заблудилась! – сообщила Луиза к вечеру. – Наверное, надо было сворачивать у моста… Тогда мы бы уже были у замка сэра Гудвина. Он очень благородный рыцарь…

– Знаем мы ваших благородных рыцарей, – отмахнулся Ваня. – Небось, тоже растворяется в воздухе или еще что почище…

– В каком смысле «чище»? Более чисто? – удивилась принцесса.

– В том смысле, что хорошо, может, что к нему не попали, – сказал русский богатырь. – Давайте тут заночуем. Родник вон, и поляна удобная.

– И гоблинами пахнет, – добавил волк хмуро, как и обычно.

– Да тут у вас в Англии везде гоблинами пахнет! Не порядок! Гав! – гавкнул Дружок. – Откуда у вас столько гоблинов, Луиза?

– Развелись, – сказал Андрей. – Мне это место тоже не нравится.

– А вон как раз и гоблины, – молвил медведь, показывая лапой на лес. – И тролли! Сколько их!

– Дорога свободна! Давайте удерем! – предложил князь.

– У дороги в кустах засада, – сообщил Боярин.

– Интересно, чего они медлят? – удивился Иван. – Почему не атакуют?

– Окружают поплотнее. Такая тактика. Чтоб наверняка. Силы подтягивают, перегруппировываются, договариваются… – объяснил Андрей.

– А как их много! – с удивлением воскликнула Света.

– И рожи гнусные, – добавил медведь.

Путники расположились плотной группой чуть в стороне от карет, оставшихся на дороге. Решено было сражаться пешими, поэтому все слезли с лошадей и отправили их пастись в сторону. Барк летал над головами ребят и озабоченно каркал:

– Чую, хитр-р-рят! Хотят собр-р-раться! Хотят скр-р-рутить нас! Ой! Кар-р! Кар-р!

И вдруг прямо из воздуха перед ними возник волшебник. Он стоял шагах в десяти от изготовившихся к битве ребят и зверей. Плотное кольцо гоблинов, среди которых виднелись и тролли, застыло на расстоянии метров двухсот вокруг отряда. Ощущалось что-то непривычное и непонятное.

– Ай эм Вундер. Мое имя Вундер, – представился волшебник. Это был на вид довольно молодой мужчина в темно-сером плаще, высоких сапогах и без шляпы. Он улыбался. – Я предлагаю вам быть моими гостями. Мой замок находится недалеко отсюда. Под землей. Ха-ха! Там хорошо, милые друзья! Я предоставлю каждому из вас отдельную комнату. И чудесные украшения из железных цепей! Русские герои, английские герои, немецкие герои… Ха-ха-ха!

– Кар-р-ралдулбок! – вдруг выкрикнул ворон. – Кар-р-ралдулбок!

– А-а-а! – завыл волшебник и завертелся волчком, словно подхваченный смерчем. Его плащ разметался по воздуху, руки растопырились, а лицо приняло неестественное выражение.

– Чего это с ним?! – поразилась Аня.

– Хреново ему, бедолаге, – сказал Ваня, которому стало немного жаль этого придурковатого парня.

– А-а-а!!! – еще громче воскликнул волшебник и вдруг, став на несколько мгновений огромного роста – метров восьми, вспыхнул и исчез. И только серая птица с печальным криком полетела с того места, где был Вундер. Она похлопала крыльями и скрылась в лесу.

– Чисто обработали! – молвил Андрей. – Это, что, слово волшебное, Барк?

– Мне лесной колдун его вдолбил! Сказал, что пр-р-ригодится один р-р-раз пр-р-ротив пр-р-ридурка по имени Вундер-р-р. Кар-р! – прокаркал ворон, опускаясь князю на плечо.

– Хорошо! Ну а с этими что делать будем? – спросил Ваня, обводя рукой гоблинов и троллей, которые стояли и колебались.

– Заклинания давайте громко произносить, – предложили Луиза.

– Дело, – одобрил русский богатырь.

Все сунули мечи в ножны, подняли руки, сделали страшные лица и принялись громкими голосами говорить всякую чушь. Это выглядело впечатляюще. Гоблины и тролли посмотрели несколько секунд, потом раздались грубые голоса командиров, отдающих приказы отступать, и еще через несколько секунд вражеское войско исчезло среди деревьев.

– Поехали отсюда, – предложил Вилли.

– И поскорее, – добавила Аня.

И они сели на лошадей и в кареты и помчались по дороге.

* * *

Глубокой ночью остановились около трех огромных валунов, лежащих в низине между невысоких холмов. Отоспавшиеся за день в карете волк и пес уселись сторожить, а все остальные завалились спать, пустив лошадей пастись на сочной густой траве. В небе светили звезды. Было очень тихо. Даже ветер совсем замер.

Прошло часа два. Дружок и Боярин, расположившись с разных сторон лагеря, бдительно вслушивались, вглядывались и внюхивались в окружающее пространство. Медведь и половина отряда расположились спать на траве, остальные – в каретах. Ворон пристроился на крыше одного из экипажей. Взошла Луна.

Вдруг Боярин заметил движущуюся темную фигуру. Она была шагах в пятидесяти и приближалась, прячась около редких кустов. Волк тут же громко завыл, поднимая тревогу.

Через три секунды все были уже на ногах и готовы к бою. Аня и Света, не сговариваясь, направили луки туда, где хоронился кто-то, решивший подкрасться к лагерю незамеченным. Дружок громко залаял. Медведь зарычал. Волк снова завыл.

– Ай эм вампир Гноссик, – раздался голос.

– Говорит, что он вампир по имени Гноссик, – перевела Света.

– Очень приятно, – пробормотал Ваня. – И что?

Света вступила в переговоры, продолжая держать лук наготове. Вампир сообщил, что земля здесь заколдована и что они не смогут уехать отсюда, не заплатив выкупа – два литра теплой человеческой крови. Меньше ему будет мало. А стрел он не боится. Княгиня попыталась убедить Гноссика прекратить это безобразие, но он упрямо стоял на своем.

– Кошмар какой-то, – вздохнул Ваня, чувствуя вдруг прилив земной силы. Он постоял немного и пошел прямо к вампиру. Тот стоял и не шевелился. В лунном свете было видно, что Гноссик глумливо улыбается. Иван почувствовал мощную энергию, удерживающую его около остальных его спутников. Каждый следующий шаг давался с большим трудом. Но русский богатырь упрямо шел вперед, глядя вампиру прямо в глаза.

Гноссик вдруг врубился. Он икнул, перестал улыбаться и хотел смыться. Но Иван рванулся вперед и в несколько прыжков настиг вампира. Богатырь схватил его за шиворот и рявкнул:

– Крови захотел?! А ну-ка сымай свое волшебство! Переведите ему!

Вилли по-английски объяснил Гноссику, чего от него хотят. Тот захныкал, потом зашевелил пальцами и что-то забормотал. Иван, чувствуя, что земная сила уходит, еще раз тряхнул вампира и сказал:

– Подойдите сюда кто-нибудь. Свяжем его, что ли…

Двое кучеров – Карл и Рудольф – подбежали с веревкой и крепко связали несчастного вампира, который продолжал жалобно хныкать и причитать. Аня сунула ему в рот сухарь. Гноссик подумал и стал жевать.

– Ну, Луиза, вы тут и развели зверинец! – сказал Иван. – То гоблины, то вампиры, то колдуны… Хуже, чем у нас на Руси! Что с этим олухом делать будем? С собой, что ли, повезем? Или пусть тут дальше охотится?

– Я его съем, – мрачным голосом молвил Боярин, подходя к Гноссику и обнюхивая его. Волк разинул пасть, обнажив огромные клыки.

– Скажи ему, Вилли, что скормим его волку нашему, – попросил Ваня.

– А-а-а! О-о-о! – заорал Гноссик, проглотив недожеванный сухарь, когда услышал перевод. Он стал корчиться, пытаясь освободиться от веревок.

– Прекратите издеваться над вампиром! – возмутилась Аня. Она ласково погладила Гноссика по голове, отстранила Боярина и сунула пленнику в рот конфету. Он тут же успокоился и затих.

– Слушайте, я спать хочу, – сказал Андрей.

Снова устроились спать. Гноссику завязали рот и уложили под бдительным наблюдением Дружка. Вампир поворочался и заснул. И скоро в лагере снова стало тихо.

* * *

– Ты, Гноссик, козел, – нравоучительно говорил Ваня вампиру утром, когда они, позавтракав, собрались ехать. – Это же чистая патология! Как ты до такого докатился?! Переведи ему, Луиза.

Принцесса перевела, как могла. Вампир принялся что-то горячо объяснять. Послушав, Луиза сказала:

– Он говорит, что никогда не был человеком. Он жил в подземельях к северу отсюда. А потом вылез и устроился здесь. Он говорит, что для подземных жителей вампирство – это вполне уважаемое занятие…

– О-хо-хо! – вздохнул русский богатырь.

Решили взять связанного Гноссика с собой. Его устроили в карете с волком и псом. Они, потехи ради, постоянно его обнюхивали, облизывались и урчали, отчего пленник стал нервничать и дрожать. В конце концов Аня обругала Боярина и Дружка, сказав, что они нарушают процесс приручения вампира, и забрала Гноссика в карету, где ехала сама. Там княжна принялась кормить своего подопечного изюмом и черносливом. Он умиротворенно зачавкал, благодарно глядя на свою защитницу.

Поехали дальше. Выбирать дорогу поручили Колтонаю. Он поотнекивался, но народ настаивал.

– Тебе пора приучаться быть более ответственным, – солидно высказался князь, хлопая его по плечу. А потом забрался в карету поспать после плотного завтрака.

* * *

Три дня прошло без особых приключений. Местность была на удивление безлюдная. Но дороги при этом были очень хорошие. Путникам не попадалось ни деревень, ни отдельных домов, ни замков.

На четвертый день им встретился рыцарь. Он ехал один на крупном сером коне. Доспехи сверкали на солнце. Увидев отряд, рыцарь остановился, снял шлем и почтительно приветствовал путников. Выяснилось, что он два дня как выехал из деревни со странным названием Хот-Кэт, что в переводе означало «горячая кошка». По пути рыцарь успел дважды сразиться с небольшими группами гоблинов и с шерстистым пещерным бегемотом. Всех их бравый сэр Гликоль (так звали рыцаря) поубивал и теперь был весел и горд собой.

Луиза почла за лучшее не представляться своим полным титулом. Но рыцарь понял, что она очень высокого рода, и принялся всячески выражать ей свое почтение, восхищение и готовность за нее сражаться. Луиза поблагодарила его и объяснила, что она уже находится под надежной защитой своего жениха, который недавно умертвил мага Морфина и вообще очень свиреп в сражениях. После этого энтузиазм сэра Гликоля несколько поубавился.

Распрощавшись с рыцарем, скоро свернули на узкую и извилистую лесную дорогу, так как почему-то совсем не хотелось ехать в Хот-Кэт.

Часа через три дорога превратилась в непроходимую смесь трав и кустов. Решили остановиться и подумать.

Вдруг вампир, лежавший в карете, начал громко выть и причитать. Аня попыталась его успокоить, но он был безутешен. Его вопли разносились по лесу, распугивая птиц и белок.

– Завяжите ему рот, – попросил Ваня Колтоная и Генриха, одного из кучеров. – А то всех гоблинов сюда созовет.

Не успели Колтонай и Генрих выполнить эту просьбу, как из лесу вышел медведь. Он был не такой большой, как русский Миша, но тоже весьма солидного размера. Медведь заговорил:

– Я вас ждал. Я маг Римбольт. Фея Джизильда превратила меня в медведя триста лет назад, и с тех пор я хожу в таком виде. Но я сохранил многие свои магические умения. И язык ваш, видите, знаю.

– Зачем и почему ты нас ждал? – спросил Вилли.

– Чтобы предупредить.

– О чем? – снова спросил Вилли.

– Очень злая фея Крассанта хочет стать королевой Англии. Она собирается убить теперешних короля и королеву и всех их приближенных, а также устроить террор в столице и по всей стране. Ее сила огромна. Никто из магов не может с ней справиться. Крассанта ждет лишь полнолуния, когда силы ее утроятся. Это будет через восемь дней.

– А где ее найти и как обезвредить? – спросила Аня.

– Никак. Ни найти, ни тем более обезвредить ее невозможно. Можно только мчаться в столицу и увезти на континент королевскую семью и всех им преданных людей. Ничего другого.

– Чушь! Мы эту Крассанту поставим на место, – сказал Дружок.

– Но за предупреждение спасибо, – поблагодарил Вилли.

– А по какой дороге в столицу удобнее доехать? – поинтересовался Колтонай.

– Я дам вам волшебную бусинку на ниточке, – ответил медведь Римбольт. – Она лежит вон в том дупле. На развилках подвесьте эту бусинку, держа ниточку рукой, и она отклонится в ту сторону, куда вам ехать.

– Спасибо! Большое спасибо! – поблагодарили путники. Потом они взяли волшебную бусинку, развернули лошадей и кареты и поехали, набирая скорость по мере того, как дорога делалась все более удобной.

* * *

Путь в столицу был на удивление прост. Волшебная бусинка показывала дорогу. Никто не приставал. Во все чаще встречавшихся деревнях и городах можно было купить хорошую еду.

Через пять дней после встречи с Римбольтом въехали в Лондон.

Король с королевой, предупрежденные еще одним гонцом, которого Луиза снарядила скакать вперед отряда, с почестями встречали спасителей своей любимой дочери. После краткой торжественной речи король лично посвятил Вилли в рыцари и пожаловал ему титул герцога. Тут же было объявлено о помолвке принцессы Луизы и сэра Вильяма Оукспина (такая у Вилли была фамилия). Остальным гостям король тоже предложил дворянские звания, но Ваня, извинившись и поблагодарив, сказал, что это не их стиль.

Как только с формальным приемом было покончено, устроили совещание в узком кругу: король, королева, Андрей, Ваня, Света, Аня, Вилли, Луиза, два старших принца – Георг и Льюис, Колтонай, волк, пес, медведь и ворон. Говорили по-русски.

– Наша трудность в том, что все эти ваши маги появляются и исчезают совершенно непредсказуемо. Да еще и облик менять могут, – ораторствовал Андрей, прохаживаясь по зале. – У нас есть средство, но неизвестно, хватит ли его, чтобы блокировать волшебную агрессивность Крассанты.

– И ее приспешников, – добавил король, которого звали Феликс.

– А есть еще масса других злых существ и людей, – молвила королева Елизавета.

– Надо их всех одним разом! – решительно высказался князь.

– А чего эта фея такая стерва? – поинтересовался Ваня.

– Свихнулась от жажды власти и славы, – объяснила Елизавета.

– Надо бы ее вылечить, – предложил Барк.

– Ха-ха-ха! – раздался зловещий смех. И все увидели Крассанту, появляющуюся из воздуха. – Ха-ха-ха! А я все слышала! Глупцы! Кто вы такие?! Черви! Лягушки! Мерзкие паучки! Я раздавлю вас!

– Начни с меня, – сказал вдруг медведь и пошел к фее.

– Ты, чего, чучело, сражаться со мной вздумал?! – поразилась Крассанта.

– Я не воюю с бабами, – ответил Миша. – Просто интересно, на что ты способна. Ну, давай! Начинай!

Даосская бабочка, выпущенная Андреем, пока медведь отвлекал фею, уже порхала по зале. Она подлетела к могущественной волшебнице и опустилась ей на макушку. Фея вздрогнула и замерла.

Крассанта стояла молча и неподвижно минут двадцать. Все это время бабочка спокойно сидела на ее голове, а остальные присутствующие так же спокойно ждали.

– Ох! – сказала фея, опускаясь на пол. Она села, а бабочка вспорхнула и полетела в окно. Лучи солнца сверкнули на ее крылышках. – Что-то я была не в себе… Плохо… Дела-а…

На вид ей было лет тридцать. Прямые черные волосы спадали на золотистое платье. Большие глаза смотрели печально.

– Привет! – фыркнул Дружок. – Очухалась?

– Да. Но делов я понаделала…

– Плюнь, – отрезал Ваня. – Сейчас не время впадать в депрессию. Помоги лучше порядок хоть какой-то навести. А то нечисть из подземелий наверх полезла. И волшебники сдурели ваши тут…

– Бабочка к вам не вернется. Откуда она у вас? – спросила фея.

– Даос подарил. Рядом с Китаем это было, – ответил Андрей.

– Она улетела, – повторила Крассанта. – Вам не жалко?

– Стало быть, пришло время, – сказала Света.

– Чтобы подземелья снова запереть, надо подарить королеве Франции зуб подземного дракона. Дракон тот живет в подземном море. Рост его – метров двести, не меньше. Королева должна приказать расколоть этот зуб на миллион маленьких кусочков и смыть их в реку… – рассказывала фея.

– И ты веришь в эту чушь?! – удивилась Света.

– Не знаю, – призналась Крассанта. – Но решение – во Франции. Это точно. А тут я уж своими силами…

Волшебница встала, кивнула на прощание и растаяла в воздухе. А остальные посидели немного и пошли пить чай.

* * *

– А она вполне нормальная тетка, – говорил Иван, жуя кекс и запивая его чаем из изящных королевских чашек. – Всего-то надо было – бабочка чтоб ей на макушку присела… Спасибо Рыбаку… Не врубаюсь я только в ихнюю даосскую систему…

– А какая разница?! Главное, что в себя пришла фея. Дело сделано. А Миша-то каков! Сообразил сразу ее отвлечь! Молодец ты, Миша! – сказала Аня, почесывая медведя за ухом и гладя по голове.

– А с Гноссиком этим что делать будем? – спросил Андрей.

– Ну да. Не тащить же его во Францию! – усмехнулась Света.

– А когда мы отправляемся? – спросила Луиза.

– Ой! – вздохнула королева.

– Гм, – сказал король.

– Ну папа, ну мама! Это же очень важно! – попросила принцесса.

– Я ее буду все время охранять, – пообещал Вилли.

– Да и полезно будет ей мир посмотреть, – вступилась Света.

Прибежал стражник и, извинившись, доложил, что содержащийся под неусыпной охраной четырех солдат пленный вампир буянит и зовет княжну Анну. Его пытались уговорить подождать, но он безутешен. А поскольку было указание обращаться с вампиром бережно, то его не били и рот ему не завязывали.

– Ты думаешь его перевоспитать? – спросил Вилли Аню.

– Я его уже перевоспитала. Но отпускать его еще рано, – ответила княжна. И обратилась к стражнику: – Передай ему от меня, чтобы поспал пару часиков, а потом я приду и спою ему песенку.

Сообразив, что солдат не понял ее речь, Аня перевела ее на английский. Стражник ушел. Все погрузились в размышления. Вдруг из воздуха снова появилась Крассанта.

– Я на минуту, – сказала она. – Советую Гноссика взять с собой. Я вечером вам его уменьшу до размеров зайца. И волшебную силу у него заберу совсем. Хотя у него ее и так капелька только. Если я что-то понимаю, то он вам пригодится. Водите его на цепочке. А ошейник я на него одену заколдованный – не снимет.

– А еще что посоветуешь? – спросила Луиза.

– Смотри, чтобы твоему жениху французские ведьмы голову не задурили. А то они там очень энергичные.

– Ой! – ужаснулась принцесса.

– А как там вообще? – неопределенно поинтересовался князь.

– Ну… вообще-то там… э… сами увидите, – ответила фея и исчезла.

– Значит, у нас теперь вместо даосской бабочки будет английский вампир маленький на цепочке, – молвил Ваня. – Вот уж точно: бродячий цирк! Надо еще фокусы научиться показывать.

– Покажем! Кар-р! – подал голос ворон.

И они спокойно продолжили пить чай.

* * *

До Франции добрались быстро и без приключений. Большой корабль высадил путешественников на морском побережье. Попрощавшись с капитаном и командой, отряд впряг лошадей в кареты, которых теперь уже стало шесть, и двинулся вглубь континента по веселой дороге, вьющейся между полей и небольших рощ.

Проехали километров десять, и Колтонай, как и обычно, сидевший на козлах передней кареты, рожком подал сигнал: «Что-то непонятное!» Ребята повыскакивали из экипажей, держа оружие наготове. Принцесса теперь была вооружена мечом и одета по-боевому: в кольчуге и в шлеме. Медведь остался сидеть в карете.

Поперек дороги стоял дом. Дорога упиралась прямо в него. Дом был каменный, двухэтажный, с закрытыми ставнями и дверями. Но из трубы шел дымок. Обойдя дом, путники увидели, что дальше за ним дорога продолжается. Было такое впечатление, что это строение кто-то совсем недавно опустил на сие место с неба. Даже следы повозок на дороге уходили прямо в стену.

«Это ловушка. Внутри полно гоблинов», – предупредил Ваню внутренний голос.

– Все назад! – заорал Иван. – Это ловушка! Внутри гоблины!

Путники моментально отступили к каретам. Дом по-прежнему выглядел безобидно.

– А давайте обратно поедем, – предложила Луиза. – Выберем другую дорогу. Там развилка была.

– На другой дороге тоже будет полно гоблинов, – возразила Аня. – Долго ли дом переставить или еще что сотворить?!

– Это как знать, – не согласился Ваня.

«Кинь камень в дверь», – посоветовал внутренний голос. Русский богатырь тут же подобрал обломок гранита, валявшийся у дороги, и, подойдя шагов на пятнадцать к дому, кинул камень. Дверь от удара разлетелась в щепки. Ваня постоял и отошел к своим.

Прошло минут пять. В доме было по-прежнему тихо.

И вдруг в дверном проеме появился человек. То, что это злой волшебник, было ясно сразу. В руках он держал меч, одет был в длинную кольчугу. На голове торчал какой-то несуразный шлем. Выглядел мужик довольно страшно.

– Русские! Осторожные! Ха! Всех зажарю! – громогласно произнес дядька.

– Ты забыл застегнуть ширинку! Хоть бы перед дамами постеснялся! – насмешливо произнес Ваня первое, что пришло в голову.

– Что?! – охнул волшебник и посмотрел на свои штаны, забыв, что они прикрыты кольчугой. Все засмеялись. Даже сидевшие на козлах карет кучера, которые не понимали по-русски. – Ах, уроды! Я вас всех заморожу и сотру в порошок! Прощайтесь с жизнью и трепещите!

– Да я сам такой колдун, что тебе и не снилось! – брякнул Ваня и сплюнул для большей убедительности. – Убирай свой дом с дороги, а то я его заброшу куда подальше. И тебя сжую.

– Ага! – завопил волшебник, бросаясь вперед. За ним из двери и разом открывшихся окон принялись выскакивать гоблины.

– За Русь-матушку! – рявкнул Иван, хватая лежащее на обочине бревно и вертя им над головой. Он ощутил прилив земной силы и был готов разнести и дом, и компанию гоблинов. Друзья немного отступили, давая богатырю место для битвы.

Волшебник затормозил. Гоблины тоже отпрянули.

– Вот так! А теперь поговорим, – произнес Ваня, ставя бревно рядом с собой. – Чего тебе надо?

– Я людоед, – объяснил волшебник. – И мои гоблины тоже.

– Твое имя Урвин? – спросил подошедший Колтонай.

– Именно так. Слыхал?

– Я ученик феи Смирильды.

– Ну и как она?

– Скучает. Все одна да одна…

– А я вот тут людоедствую… Уже человек пятьдесят мы съели… – протянул Урвин уже без прежнего энтузиазма. Гоблины переминались с ноги на ногу. Чувствовалось, что драться им неохота. Их было не более полусотни, и они понимали, что соотношение сил не в их пользу.

– Короче! Мы ищем самых крутых. Подскажи, где искать, – попросил богатырь.

– Хочу к ним, – запищал Гноссик из кареты, где он сидел, привязанный на цепочку. – Пустите меня к Урвину!

– Кто там у вас? – спросил волшебник.

– Вампир по имени Гноссик. Только уменьшенный. Фея Крассанта после того, как мы с ней пообщались, сделала нам такую любезность, – объяснила Аня. – Мы его поймали. Но маленького, конечно, удобнее возить.

– Гноссик! Это же мой сын от восьмой жены! Она была подземной экстраведьмой! Гноссик! Сынуля! Я тут – твой папа! – закричал Урвин, а потом перешел на английский.

Аня сходила и привела вампира. Решили отдать его на попечение отцу. Урвин в восторге подхватил сына на руки и принялся его тютюшкать. Гоблины с интересом это наблюдали.

– Насчет крутых я не знаю, – на секунду отвлекшись от общения с сынулей, сказал Урвин. – Ищите сами.

– Ну и ладно. Мы, короче, поехали, – молвил Иван, бросая бревно.

– Прощай, Гноссик! – крикнула княжна.

– До свиданья, ведьма Аня! – ответил вампир.

Кареты развернули на широкой дороге и поехали в обратную сторону. Но только отъехав километра на три и убедившись, что гоблины и волшебник не пытаются устроить никаких пакостей, расслабились и убрали оружие. Медведь высунулся из кареты и прорычал:

– Что мы едем еле-еле?! Давайте быстрее!

И они ускорились.

* * *

Ехали, ехали, ехали и приехали в лес. Он был какой-то странный. Могучие деревья росли редко, сквозь их листву к земле проникало много солнечного света. Трава была изумрудно-зеленой, словно бы слегка мерцающей. Проехав по лесу километров восемь, путники увидели, что дорога теряется между деревьев. Дальше они ехали просто по траве. Земля была ровной, почти без ям и кочек, поэтому кареты двигались плавно и мягко…

– Ничего себе тут обстановочка, – заметил Ваня, когда они решили сделать привал у небольшого ручья и, распрягши лошадей, прохаживались, слушая пение птиц и наслаждаясь покоем и красотой леса.

– Интересно: мы по Европе ездим, а с людьми здешними почти не общаемся, – сказал Дружок. – И произведений ихнего искусства не видим. Все гоблины да маги, да прочая нечисть… А купцы говорили, что про нечистую силу в Европе и не слыхали. То есть рассказы слышали, а сами не сталкивались. Их послушаешь, так здесь сплошная благодать и лепота. А на нас просто сыплется всякая дрянь!

– Так мы ж для этого и приехали, – молвил Боярин, нюхая в траве какие-то цветочки. – Чего нам энта ихняя культура?! Своей, что ли, мало?!

– Ну не скажи! – не согласился Дружок. – Интересно же!

– Интересно, интересно… – проворчал медведь. – Мы для дела приехали, а не забавляться! Надо самому главному гаду европейскому башку оторвать! А потом – домой!

– Я много читал, но не подозревал, что встречу столько волшебного, – произнес Колтонай. – Жаль, что я совсем не волшебник…

– Да уж… Бабочка-то улетела… Кто нас от злого волшебства теперь защитит? – задумчиво протянул Ваня. – Интересно, чего этот Урвин нас не стал заколдовывать? Он вообще немного того, по-моему…

– Может, разучился. А может, побоялся. Я про него слыхал от феи Смирильды, – тоже задумчиво ответил Колтонай.

– У нас еще волшебный колокольчик есть, – напомнила Аня. – Только неизвестно, какова его волшебная сила. Русалок он отгонял…

Послышался топот копыт. Между деревьями показался одинокий всадник на белом коне. Он подскакал к путникам, слез с коня и, поклонившись, представился:

– Я маркиз де Придур. А ви рюсские пьютники? Да?

– Да. Но не только русские, – ответила Света.

– Я знаить, знаить. Мой господинь граф Ле Руа послаль меня к вямь. Он сказаль: ви въехаль в заповьедний лес. За иэто он присудиль вямь штряф – один чельовеческий жизнь. Ви выбирайть, кого умерьеть. Я его уведью к графу Ле Руа.

– А иначе? – поинтересовался Андрей.

– Иньяче штряф бьюдет больше: две жизни, три жизни, четырье, пять…

– А ты не боишься, что мы тебе шею свернем? – спросил Вилли.

– О! Это легко сдьелать. Но ви ведь жалостлиевые льюди…

– Хмырь расфуфыренный! – обозвал шикарно одетого маркиза волк.

– Так чтье мнье сказать графу?

– Чтобы сам к нам приезжал, а не депридурков посылал, – ответил Ваня.

– Хорьошо. Но ви пожалеете. Граф Ле Руа – могущественний господинь.

– Да и мы тоже ребята не промах, – сказал князь.

– Да! – рявкнул медведь так, что непривычный конь маркиза присел на задние ноги.

Проводив странного гостя, путники стали обсуждать положение. Решили ждать графа здесь. Правда, Аня и Света сильно сомневались, что этот граф существует. Им думалось, что маркиз де Придур придуривал с непонятными целями.

Опустился вечер. Кареты поставили в круг, сами все зашли внутрь этого круга и улеглись спать, выставив стражу.

* * *

Граф не приехал. Зато утром снова прискакал маркиз, а с ним – человек триста вооруженных всадников. Они окружили лагерь и достали луки, арбалеты и пращи.

– Эй! Рюсськие! Сегодня штряф дьесять жизней! Ви можьете вибирьять! – крикнул де Придур, хоронясь за спинами своих воинов.

Маленький человек с темным морщинистым лицом, в сандалиях на босу ногу и в старом плаще до колен появился посреди лагеря. Он поклонился присутствующим, блеснув своей лысиной в лучах уже довольно высоко поднявшегося солнца, и сказал спокойно и безмятежно:

– Возлюбленные мои! Не пугайтесь! Этот несчастный, именующий себя маркизом де Придур, на самом деле – просто умалишенный. Он собрал банду гопников и разгильдяев и грабит всех, кого может. Особенно он славится работорговлей. Обычно он говорит, что служит некоему графу Ле Руа, но это бред психически больного человека. Не переживайте. А от их нападения я вас огражу. Ни конь, ни человек, ни стрела, ни другое что-либо вредное для вас не приблизится к кругу ваших повозок ближе, чем на сто футов. Это около пятидесяти шагов. И ваших коней я оберегу. Расслабьтесь и займитесь прерванной трапезой. Прошу вас, милые мои.

– Кто ты? – спросила принцесса, пристально глядя на человека в старом плаще.

– Я маг Аркон. Этот лес – мое творение. То есть я помог ему стать таким, какой он есть.

Засвистели стрелы. Полетели камни. Но, как и обещал маг, все они падали, не долетая лагеря, или сворачивали в стороны. Несколько нападающих были ранены стрелами, которые выпускали те, кто был с другой стороны круга. Де Придур скомандовал отбой.

– Похоже, и правда, стоит позавтракать, – сказал Ваня, отходя от кареты и беря свою миску с недоеденной кашей. – Угощайся, Аркон.

– Спасибо. Я обычно ем очень мало и очень редко, – ответил маг.

Все расселись завтракать, уже не обращая внимания на вопли де Придура и на ругань его воинов, безуспешно пытающихся увести коней, пасущихся на краю поляны, или хотя бы подстрелить их.

– Я часто защищаю путников в этом лесу от разбойников и других проблем. Но я не выхожу из моего леса. Таков мой удел, – говорил Аркон, продолжая стоять и жуя яблоко, которое его все же уговорили взять. – Классно вы в Англии умеете яблоки хранить! Целый год почти пролежало, а как свежее! Надо научиться мне.

– Ты побудешь с нами или торопишься? – спросила Аня.

– Побуду. Отвечу на все вопросы, на какие смогу ответить. Помогу вам. Я очень рад вашему приезду. Может быть, вы сможете помочь людям Европы решить вопрос: быть или не быть нашей цивилизации, нашей культуре? Ешьте спокойно, я вам все объясню. Время есть пока. Но нет надежды. Почти нет.

– Спокуха, Аркон! Не дрейфь! – пробасил медведь. – Мы ведь для того и приехали сюда. Все будет тип-топ. О-кей, по-вашему.

– А как хорошо все маги в Европе по-русски говорят! – сказала Света.

– Отпусти меня и возниц к фее Смирильде, господин, – вдруг молвил, поднимаясь, Колтонай. Он не глядел ни на кого, кроме старого мага. – Я очень устал духом. А впереди, я понимаю, еще более страшные испытания. Я слабый человек. И мои люди тоже на пределе. Я боюсь, что мы подведем в решающий момент.

– Это просто сделать, – ответил Аркон. – Собирайтесь. Люди маркиза уже уходят. Скоро вы сможете уехать. Думаю, что вы можете забрать все кареты и всех лошадей. Так, наверное, будет удобнее остающимся.

Колтонай взглянул на Андрея, Ваню и остальных. Кучера тоже встали.

– Да ладно, ребята, – проворчал медведь. – Вы нам здорово помогли! Спасибо! Возвращайтесь спокойно к своей фее и передайте ей нашу благодарность. А мы уж тут разберемся.

– Я наложу защитные чары на кареты, – сказал Аркон. – Можете ехать без боязни.

– Спасибо вам всем, – молвил Колтонай, кланяясь. И вместе с кучерами пошел собираться в путь.

* * *

С Колтонаем и возницами попрощались тепло и сердечно. Никто из остающихся на них не сердился, понимая, что так будет правильно. Прощание не затягивали, и скоро шесть карет уехали по веселой изумрудной траве. Оставшиеся постояли немного, глядя им вслед, а затем окружили мага. Аркон повел речь:

– Суть вот в чем. Нарушились древние защитные силы, оберегавшие Европу многие тысячи лет. В результате жители подземелий получили возможность свободно выходить на поверхность земли. Они еще к этому не привыкли и не все в курсе, но скоро привыкнут. Их там очень много. Нашим странам грозит нашествие монстров. Кое-кто уже вылез и обустроился в нашем мире. Кое-кто из волшебников и грамотеев, предавшихся злу, уже начал использовать подземных чудовищ, гоблинов и мелких тварей типа ядовитых бабочек и крылатых хорьков. Среди волшебников разброд полный. Многие сошли с ума или культивируют свои разнообразные пороки. Ситуация катастрофическая.

– Хреново, – пробасил медведь.

– Очень плохо, – согласился маг. – Что делать, никто не знает. Силы магической ни у кого нет такой, чтобы запереть подземелья и загнать туда обратно нечисть. Я вот пока могу охранять свой лес. Но кто знает, на какое время хватит моих сил?

– А есть какие-то идеи? – спросил ворон.

– Никаких радикальных, – ответил Аркон.

– А почему нарушилось древнее волшебство? Может, его кто-то специально нарушил? Тогда его надо найти и обратно уговорить все вернуть. Или убить. Или, может, кто-то случайно это колдовство сбил? – спросил Дружок.

– Это такое волшебство было, которое не отменишь и случайно не собьешь, – покачал головой маг. – Я так понимаю, что просто истек срок, на который оно создавалось. Мы должны изобрести нечто новое или погибнуть.

– А кто это древнее волшебство сделал? И почему с Европы процесс пошел? – спросил волк.

– Кто его сделал, неизвестно. А почему с Европы, так это, наверное, оттого, что у нас очень много волшебников пытались эти защитные силы нарушить за последние несколько сотен лет. Наверное, это как-то повлияло, – ответил Аркон печально.

– Фея Крассанта говорила, что ключ к решению – во Франции. Что бы это значило? – спросила Аня.

– Вы говорили с Крассантой?! Она же неимоверно ужасная! Она вас всех не уничтожила и не заколдовала?! – поразился маг.

– Как видишь, – усмехнулась княжна. – Ей села на голову особая даосская бабочка, и она пришла в норму. Бабочка, правда, улетела насовсем. А то мы ее с собой носили в коробке. Ее нам подарил даос в горах, называемых Тибет. Это очень-очень далеко на востоке.

– Про даосов я знаю, – кивнул Аркон. – Но до них далеко… Да и неизвестно, смогли бы они нам помочь. У нас тут своя специфика.

– А от дракона ты нас сможешь защитить? – спросил волк.

– Здесь драконы не водятся, – успокоил маг с усмешкой. – Здесь…

– А вон летит, – кинул Боярин головой в сторону солнца.

– Где?! – подскочил Аркон. – Ой! Правда! О-о-о! Погибель! Я не умею воевать с драконами! Но я могу нас спрятать! Согласны? Тогда он нас не заметит.

– А может, это наш знакомый дракоша нас ищет, – предположил Дружок. – Это очень хороший дракон.

– Он нас уже заметил, – сообщила Аня, наблюдая за летящим в небе ящером.

– Скорее в лес! – закричал маг. – Прошу вас! О!

– Да успокойся ты, – молвил Ваня. – Видали мы драконов. И даже одного почти до смерти забили. И даже его перевоспитали потом. Это такие же твари, как и все другие.

Дракон быстро приближался. Он летел прямо на лагерь. И скоро уже огромные кожистые крылья захлопали над поляной, поднимая ветер, и широко улыбающийся дракоша опустился на траву. Он произнес:

– Здорово, ребята – все, кого знаю и кого не знаю! Я рад вас видеть!

– И я здороваюсь с вами, – соскочил с его спины Рыбак. – Я даос, если кто не в курсе. Ля-ля-ля! Меня называют также Дураком…

– А мы как раз тебя только что вспоминали, – сказал пес.

– Ну… Это же совершенно естественно, – улыбнулся даос.

Все поприветствовали прибывших и сразу же изложили им обстановку. Дракон и Рыбак внимательно выслушали. Потом даос сказал:

– А я как-то вдруг собрался полетать на драконе. Он как раз и прилетел. Ну, я оставил вместо себя на время умного человека и полетел. Прилетели на Русь – к вам в гости. А нам говорят, что вы в Европе. Вот мы и прибыли. Не знали, конечно, где вас искать, но как-то так уж получилось…

– Отлично! – молвил Андрей.

– Вам привет от шайтана Али. Мы к нему залетали, денек погостили, – сказал дракоша. – И письмо от него.

– А от наших есть что? – спросила Света.

– Письмо от старика по имени Федор их пещер, – ответил Рыбак.

– А как там дома? – поинтересовался Ваня.

– Все нормально. Держите письма, – даос протянул Андрею два свитка. – Я еще забыл вам показать одно русское чудо…

– Чудик!!! – закричали все, приветствуя высунувшегося из-за ворота рубахи Рыбака крыса.

– Здравствуйте. Я устал немного в няньках сидеть. Думаю: слетаю в Европу, раз есть такая возможность, – сказал Чудик.

Андрей развернул письмо от дяди Али и стал читать:

– «Милые мои ребятки и зверятки! У меня все хорошо. Хозяйство в норме. Мудрик и его семья растут. Я для них завел третью корову. А то молока стало не хватать. Вам желаю успехов и любви. Всего самого хорошего. Дядя Али».

– Мудрик тоже хотел с нами, но жена и дети… – объяснил даос. – Да и как его везти?! Не в мешке же!

– Мяу! – послышалось со спины дракоши, где все еще лежала привязанная веревками поклажа Рыбака.

– Мудрик! – заорал Ваня в восторге. – Вот теперь мы все в сборе! Вылезай сюда!

Кот соскочил на траву и важно прошелся, здороваясь со всеми. Он стал еще крупнее и пушистее.

– А вот что пишет отец Федор, – сказал князь, разворачивая второе письмо. – «Милые ребята! Хочу вам напомнить, что самые гениальные решения всегда самые простые. А еще прошу вас не забывать, что Любовь – основа нашего мира. Где она убывает, там множатся проблемы и неприятности. Будьте носителями Любви. Она – самая великая сила. Благословляю вас. Федор Пещерник».

– Ну вы даете! Голова кружится! – молвил Аркон, садясь на траву. – Дайте поесть что-нибудь.

– Русский пряник, – предложил Рыбак, доставая из кармана пряник размером с кулак и протягивая магу.

– А давайте, и вправду, немного расслабимся и отдохнем, – предложил Дружок. – Погода такая чудесная!

Все согласились и разбрелись по поляне. Рыбак полез в ручей купаться. Мудрик уселся Ване на колени. Аня с дракошей погрузились в воспоминания о былых приключениях. Чудик носился в траве, задрав хвост и пища от восторга, что он в Европе. Аркон, съев пряник, принялся за сухари, сыр и яблоки. Остальные просто валялись на теплой земле и смотрели по сторонам. Было удивительно хорошо.

* * *

К вечеру разожгли костер и принялись варить кашу. Все расселись вокруг и завели неторопливый разговор. Дракоша лежал, вытянув морду – так, чтобы тоже участвовать.

Рыбак рассказал, что в руководимом им городе все хорошо. Построено уже много каменных домов, возделываются поля, налаживаются добрые взаимоотношения с соседями. Астроном не появлялся, но доходят слухи, что он вошел в прежний режим: сидит в одних трусах высоко в горах, медитирует и почти ничего не ест. На вопрос о волшебных бабочках или еще чем-то таком даос ответил, что ничего особенного не привез.

Чудик поведал, что на Руси лето, все работают и тренируются, а спят мало. Про охламонов и Ганса не слыхать.

Мудрик сообщил, что у дяди Али настроение отличное. Видимо, до него еще не дошли сведения о европейских проблемах.

Дракоша объяснил, что ему совершенно не спится, что он хорошо поел на Руси, где его снова принимали с почетом, что он теперь с большой радостью будет всех возить на себе и защищать от кого сможет.

Потом перешли к делам насущным. Все засыпали Аркона вопросами, на которые плотно наевшийся и поэтому сонный маг отвечал вяло. Сколько его ни трепали, он не смог вспомнить ничего, что могло бы послужить хоть какой-то зацепкой или отправной точкой.

– А готовы ли мы сейчас решить эту задачу? – спросила вдруг Луиза. – Может, надо не зацепки искать, а чему-то научиться, себя в чем-то изменить?

– Умная у тебя невеста, Вилли, – одобрительно хмыкнул Ваня.

– По-моему, мы все какие-то немного сумбурные, – подал голос Чудик.

– Точно. Не хватает целостности и собранности, – важно подтвердил Мудрик.

– Ля-ля-ля, – пропел Рыбак.

– Кр-р-ран свободы пер-р-рекр-р-рыт! – каркнул ворон.

– Я предлагаю пожить тут и собраться, – молвила Аня, помешивая кашу в котле. – Аркон, а тут безопасно?

– Я буду вас охранять, – сонным голосом ответил волшебник. – Буду ходить вокруг и охранять…

– Кайфово тут, – потянувшись, сказал даос. – Так и охота сидеть в этом лесу, сидеть… собираться… целостность обретать… готовиться…

– А я предлагаю прямо после ужина лететь, – высказался Андрей. – Все равно куда. Прямо ночью.

Все подумали и согласились, что сия мысль – правильная.

– Два часа на еду, мытье посуды, сборы и подготовку к великим деяниям, – подытожил Иван. – Придется обретать целостность побыстрее.

* * *

Полетели, когда уже стемнело. Звезды усыпали небо и, казалось, окружают путников со всех сторон. Аркон на прощание вручил Луизе небольшую бутылочку, сказав, что это вода из источника в его лесу, которая может снимать почти любое злое волшебство. Веревок на дракоше Рыбак привез достаточно, так что привязаться хватило всем. Чудика, Мудрика и Барка сунули в мешки, оставив торчать только головы.

Дракоша летел на юг. Под ним в темноте проплывали поля и леса Франции. Кое-где виднелись огоньки деревень и городов.

И вдруг всех тряхнуло.

– Противодраконье колдовство! – крикнул Дружок.

– Но не очень сильное, – сказал дракоша, выровняв полет.

– Может, снизимся и посмотрим, кто его навел? – предложил волк.

– Давай, – откликнулся Ваня. – Все согласны?

Дракоша начал спуск по спирали. Минут через пять они мягко опустились у небольшой – домов двадцать – деревеньки. Все окна были ярко освещены, а на улицах горели масляные фонари. Встречать путников вышли красиво одетые женщины. Их было десятка полтора.

Поговорив с местными жительницами по-французски, Света сообщила друзьям, что это деревня ведьм, что путников приглашают в гости и что сегодня праздник – ночь экстазных плясок.

– В гробу я видал этих ведьм с их праздниками и плясками, – грубо высказался Ваня. – Надо сваливать, пока они нас не околдовали.

– Точно, – согласилась Луиза, хорошо помнившая предостережение феи Крассанты. – Давайте улетим поскорее.

– Посидите здесь, а я поброжу полчасика по их деревне, – сказал Рыбак, отвязывая свою веревку и спрыгивая на землю. – За меня не бойтесь. А с дракона не слезайте. И будьте готовы немедленно взлететь.

Света сообщила ведьмам, что гость будет только один, но зато аж из Тибета, а остальные подождут его недолго, так как им надо лететь дальше. Женщины посверкали очами, похихикали и ушли с Рыбаком, окружив даоса заботливо-плотным кольцом. Было слышно, что он уже болтает с ними по-французски.

Полчаса путники сидели и ждали. На другом конце деревни ведьмы пели под аккомпанемент бубнов и свирелей – все громче и все более экстазно. Потом шум стих. Послышалось отдаленное негромкое пение. Все узнали голос Рыбака. Он пел что-то очень спокойное и умиротворенное – как неторопливое журчание лесной речки, медленно текущей среди деревьев. Потом пение прекратилось и стало совсем тихо.

– Приготовьтесь к отлету! – шепнул Ваня друзьям, на всякий случай отвязываясь и аккуратно спрыгивая на землю.

И вдруг раздались жуткие крики. Это орали ведьмы. В их голосах слышались злоба и кровожадность. Из-за ближайшего дома выскочил Рыбак, волоча за руку какую-то девушку. Они подбежали к дракону, а на улице уже появились преследующие их ведьмы с вилами наперевес.

Дракоша легонько дыхнул огнем, отгоняя ведьм на почтительное расстояние. Ваня моментально забросил даоса и девушку на спину ящера, где их подхватили и быстро обмотали веревками. Сам богатырь тоже вскочил на дракона и уцепился за канаты.

Захлопали огромные кожистые крылья, и через несколько секунд путники уже снова летели среди звезд, удаляясь от селения ведьм, крики которых слышались все тише и тише.

* * *

– Давайте приземлимся, – предложил Рыбак часа через два.

Дракоша снизился, полетал над бывшим внизу лесом и приземлился на большой поляне. Все принялись слезать с него. Волк, пес и медведь тут же отправились обследовать края поляны и лес поблизости. Скоро они вернулись, сообщив, что все спокойно. Вокруг бродили только лисицы, которых Боярин, Дружок и Миша распугали своим появлением.

Развели костер. Из ручья, журчащего неподалеку, принесли в котле воды и повесили греться. Все расселись у огня. Девушка из деревни ведьм тоже присела на траву. У нее были огромные испуганные глаза и длинные, слегка вьющиеся черные волосы. Она посмотрела на компанию, потом приложила руку к груди и низко наклонила голову в знак признательности. Затем выпрямилась и заговорила.

– Ее зовут Жанна, – переводила Света. – Ведьмы похитили ее из замка ее отца, могущественного графа Лиондра. Его замок находится на юге Франции. Она нас благодарит и спрашивает, каковы наши планы.

– А чё?! Давайте к ее папаше в гости нагрянем, – предложил Иван. – Может, он и не козел, а нормальный граф…

– А как ты догадался, что у них есть кто-то в плену? – спросил Вилли у Рыбака. – И как ведьм обманул?

– Да я и не знал вовсе. Просто как-то потянуло посидеть там с ними. Они чушь какую-то пели, а я им потом колыбельную спел. Ну, они и уснули. Тут уж я не зевал, а взял и открыл засов на сарае, который как-то мне показался каким-то особенным. А там эта девушка. Я ее за руку схватил, сказал, что я друг, и мы побежали к вам, – объяснил Рыбак беззаботно.

– Клево у тебя получилось, – одобрил Ваня.

Все начали представляться, знакомясь с Жанной. Света комментировала, характеризуя своих друзей и кратко описывая их подвиги и достоинства. Не забыли и дракошу.

– А зачем ее украли? – спросил Мудрик. Света перевела.

– Говорит, что ведьмы хотят получить от ее отца древнюю волшебную вещь, которая хранится в замке, – сказала княгиня, поговорив с Жанной.

– Ну точно! Надо ее везти к папе, – молвил медведь. Остальные согласно закивали.

Услышав, что ее доставят домой, девушка разулыбалась и весело защебетала, обещая им почетный прием, прекрасные условия и все такое.

Попив чаю с сухарями, легли спать. Только волк, пес и медведь остались на страже.

* * *

Утром поднялись и сразу же полетели.

– Позавтракаем у графа, – высказал общее настроение Ваня.

Дракоша быстро нес путешественников высоко в небе – так высоко, что даже не было видно внизу людей и животных. И скоро они опустились на покрытом сочной травой поле у стен замка графа Лиондра.

Жанна вскочила на ноги, замахала руками и закричала, возвещая своему папе и его подданным о своем прибытии. Остальные сидели и ждали, решив сначала посмотреть, как их примут.

Граф прискакал далеко впереди своей свиты из полусотни всадников. Он спрыгнул на землю и обнял дочь, подбежавшую ему навстречу. Они коротко поговорили, и Лиондр принялся бурно изъявлять благодарность словами и жестами. Потом он пригласил всех к себе в замок, сказав, что и для дракона место там во дворе найдется.

Путники принялись слезать со спины ящера и знакомиться с графом. Он всем энергично жал руки. Особенно Рыбаку. Затем Лиондр поклонился дракоше и они направились в замок.

* * *

Три дня путешественники отдыхали в замке. Они пировали с графом и его дочерью, гуляли по двору, где хорошо устроился дракоша, бродили по многочисленным коридорам, лестницам, залам и галереям, разглядывали картины, статуи и настенные украшения. Сам граф и Жанна часто сопровождали при этом гостей, объясняя что к чему.

Чудик обычно разъезжал на анином плече и вертел любопытной мордочкой, изучая французскую живопись. Дружок, Боярин и Миша обычно сидели на широкой террасе, откуда открывался великолепный вид на окрестности. Барк летал везде и иногда отсутствовал целый день. Граф строго приказал всем своим воинам и слугам не обижать русскую волшебную птицу. Луиза и Вилли обычно ходили где-нибудь вдвоем. Ваня и Мудрик, мало интересовавшиеся искусством, чаще всего тусовались во дворе, беседуя с дракошей о временах давнего прошлого. Андрей и Света много времени проводили в библиотеке замка, листая старинные манускрипты. Рыбак же бродил по окрестностям, отказавшись от сопровождения, или же играл с кем-нибудь в шахматы.

На четвертый день граф Лиондр созвал гостей в своем кабинете и сказал, что готов ответить на их вопросы и помочь им, чем сможет. Говорили долго, но в целом безрезультатно. Хозяин замка не сообщил ничего принципиально нового. Он принес из подземелья хранившийся там большой алмаз и предложил его в дар спасителям своей дочери. Лиондр объяснил, что не мог отдать алмаз ведьмам, так как тогда волшебная сила, заключенная в этом камне, стала бы служить злым целям. Граф протянул алмаз Рыбаку. Но тот покачал головой.

– Нам не надо брать его, – объяснил даос друзьям.

Когда путники вернулись в свои помещения, Андрей сообщил, что они со Светой в одной из книг нашли старинное заклинание, которое является радикальным для решения сверхсложных проблем. В комментарии к этому заклинанию говорилось, что его по очереди должны произнести семь людей и семь животных, связанных дружбой и любовью.

– Так чего ж мы сидим?! – воскликнул Чудик. – Нас как раз столько: Аня, Ваня, Света, Андрей, Вилли, Луиза и Рыбак – люди, а Мудрик, Дружок, Боярин, Миша, Барк, дракоша и я – животные. Вы списали заклинание?

– Да, – ответила Света. – Давайте на дракоше отлетим куда-нибудь в сторону от замка. А то мало ли что…

Все быстро собрались и спустились во двор. Забрались на дракошу, сказав хозяину замка, что, скорее всего, скоро вернутся. Поднявшись в небо, сделали круг над крепостью и полетели в сторону большого леса.

* * *

Приземлившись на опушке леса, расселись и принялись по очереди произносить заклинание. Последним был дракоша. Когда он сказал последнее слово, раздался оглушительный треск, перед компанией образовался клубок тумана, внутри которого явно кто-то был. Затем туман рассеялся и глазам собравшихся явилась фея в белоснежных одеяниях – небольшого роста, с каштановыми волосами и милой улыбкой.

– Вы меня звали? – спросила она.

– Типа того, – ответил Рыбак.

– Да, я фея того типа, какого вам надо, – засмеялась девушка.

– Тут в Европе проблемы… – начал Иван.

– Знаю, – прервала его фея. – Но ничем помочь не могу. Мое волшебство не столь сильно. Я думала, что вам чего попроще надо…

– Может, посоветуешь что? – спросила Аня.

– Тут недалеко есть замок графа Лиондра. Это мой бывший муж. Мы с ним расстались двадцать лет назад, когда я решила, что это не мой стиль – быть графиней. Но он хороший человек. Я слышала, он снова женился и снова развелся, но воспитывает дочь… Так вот. У него в замке есть сундук старинной работы. Никто не знает, что в нем. Никто никогда не смог его открыть. Может, вы сможете… Но я не уверена, что это то, что надо… Вот и все, что я могу посоветовать. А теперь прощайте.

Попрощавшись с феей и поблагодарив ее, все снова забрались на спину к дракоше и полетели обратно в замок.

* * *

Услышав, что гости хотят посмотреть на сундук и, возможно, открыть его, граф повел их в дальнюю башню, где на пятом этаже была круглая комната с окнами на все четыре стороны. Посередине комнаты стоял огромнейший сундук. Его длина была метров пять, а ширина – метра три. Высотой он вместе с крышкой составлял метра два. Крышка крепилась мощными железными петлями и пятью большими замками. Сам сундук тоже был железный. Его стенку и крышку покрывали непонятные надписи и значки.

– Солидная вещь, – молвил Андрей, обходя сундук.

– А стоит ли его открывать? – спросил Мудрик. – Вдруг там отряд супергоблинов или еще что похуже?

– Давайте постоим, – предложил Рыбак.

– А он тяжелый? – поинтересовался Мудрик у графа. Тот, поняв вопрос без перевода, лишь улыбнулся, жестом предложив гостям сдвинуть сундук.

– Наплевать, тяжелый он или нет, – отмахнулся Ваня.

– А можно я мечом попробую? – спросила вдруг Луиза. – Очень хочется.

Все удивленно посмотрели на нее, но никто ничего не сказал. Принцесса уже вытащила свой меч и стояла, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Вилли вопросительно глядел на друзей. Потом он вдруг сказал:

– Кто-то должен принять решение. И принять на себя ответственность за это решение. Я готов, если не возражаете.

Никто не стал возражать. Только те, у кого было оружие, достали его, а остальные тоже приготовились к неожиданному.

– Руби замок, Луиза, – громко и четко молвил Вилли.

Девушка, коротко размахнувшись, ударила по крайнему слева замку. Раздался треск. Луиза ударила еще раз, и замок с перерубленной дужкой упал на пол. Принцесса принялась за второй запор, и скоро и он был разрублен. Не отдыхая, Луиза продолжала махать мечом и наносить удары. Все молча смотрели.

И вот все пять замков были разрублены. Девушка сделала два шага назад и посмотрела на Вилли. Тот подошел к сундуку, сунул меч в ножны и попробовал приподнять крышку. Но вес был слишком велик.

– Ну чего, поможем? – спросил медведь. Все люди, бывшие в комнате, подошли и, упершись руками с разных сторон в края крышки, стали поднимать ее. Миша тоже поднажал. Крышка задрожала и вдруг с оглушительным хлопком открылась и, откинувшись, повисла на петлях.

Внутри было пусто. Абсолютно ничего. И тишина – какая-то даже слишком, необычно тихая. Никакого особого запаха. Деревянные доски, выстилавшие внутреннюю поверхность сундука, были гладкие и без надписей или рисунков. Но все чувствовали, что что-то изменилось.

Первым заговорил Мудрик:

– Мяу. Это доброе волшебство.

– Да, – согласилась Света. – И очень древнее.

– Это даже не волшебство. Это Любовь, – сказал Рыбак.

– Или напоминание о Любви всем, кто забыл о ней, – добавил пес.

– Так там хранился особый воздух, что ли? – спросил медведь недоуменно.

– Там хранилось состояние Любви, – ответил Вилли.

– Откройте окна! – предложил Чудик.

Ваня, Андрей и Рыбак распахнули створки окон.

– Кар-р! Ур-р-ра! Пр-р-роветр-р-рим Евр-р-ропу! – закаркал ворон.

– Сильная это штука – изначальная Любовь! – произнес волк и смутился.

– Ветер разнесет ее по всей Европе, – молвила задумчиво Аня.

– И дальше, – добавил Андрей.

– Эй! Дракоша! Мы заново открыли Любовь! – закричала Луиза, высунувшись в окно, выходившее во двор, где их друг ожидал известий.

– Хорошо! Так по-русски? – сказал граф.

– Так, – ответил ему Ваня. – Теперь дело пойдет на лад.

* * *

– По-моему, уже все выветрилось, – сказал Мудрик.

– Правильнее сказать: развеялось, – поправил его Чудик.

– Пошли к дракоше, – предложил Дружок. – А то он там один…

Вся компания спустилась во двор. Там они рассказали дракону о произошедшем в башне. Он обрадовался и предложил это дело как-то отметить. Граф тут же сказал, что можно устроить грандиозный пир с рыцарским турниром и фейерверком. Ребята задумались.

– А не рано ли праздновать? – засомневался Иван. – Кто его знает, решило ли это дело все проблемы? Может, нам еще что другое надо сделать…

– А по-моему, надо тихо подождать, – сказала Света. – Понаблюдать… Узнать новости… Решить, что дальше делать…

– Мне домой еще не пора, – молвил Рыбак.

– Немного попировать можно было бы… А то я проголодался… – сказал дракоша.

Граф пошел отдать указания о кормлении дракона, а Жанна, которая тоже находилась во дворе, начала гладить могучего ящера по голове, забравшись по лестнице на крышу постройки, рядом с которой он лежал. Девушка запела незатейливую песенку, а дракоша полуприкрыл глаза от блаженства.

Все разбрелись по замку в ожидании кормежки. Ваня с Рыбаком и Андреем поднялись на крепостную стену. Там дул свежий ветер.

– Нам нужно терпение. Изменениям, чтобы совершиться, требуется время, – молвил даос, глядя вдаль. – Ветер разнесет везде то особое состояние Любви, которое кто-то древний и мудрый сохранил в том сундуке.

– А может, надо все же что-то делать? – предположил князь.

– Вопрос: что? – хмыкнул Иван, потягиваясь. И неожиданно ощутил в себе могучий прилив земной силы. Он оглянулся, прислушался и предупредил друзей: – Что-то у меня резко энергии прибавилось. Это неспроста. Похоже, надо будет сейчас с кем-то драться.

И вдруг налетел мощный порыв ветра. Его сила была столь велика, что трех друзей чуть не сдуло со стены. Иван успел ухватить левой рукой Рыбака и Андрея, а правой схватился за зубец стены.

– Скорее вниз! – скомандовал он, как только ветер чуть стих. Ребята буквально скатились по лестнице, ведущей во двор. Там никто еще не врубился, что грядет ураган или что-то другое неприятное.

Андрей заорал:

– Все спрячьтесь! Ветер! Наверху остаются только Ваня и дракоша!

Люди и звери бросились в подвальное помещение. Граф скоро вернулся и, сунув Ване в руку волшебный алмаз, снова умчался. А ветер тем временем набирал силу. Во всем замке слуги спешно закрывали ставни на окнах. Ворота тоже на всякий случай закрыли и подняли мост через ров, который окружал замок.

– Это колдовство, – сказал дракоша Ване. Они находились вдвоем в большом дворе замка и поглядывали на небо.

– А чего с этим камнем делать? – спросил парень.

– Без понятия.

– Ну и видочек у вас!!! – раздался громоподобный голос откуда-то сверху. – Глупцы!!! Сейчас я вас засыплю этими башнями и стенами! Вам предоставляется последнее слово!

Иван, недолго думая, размахнулся и швырнул бывший у него в руке волшебный алмаз на голос. Парень не успел даже оценить, стоящее ли это было дело. Бросок получился на удивление точный. Удар, походящий на столкновение двух скал, сотряс замок. Вслед за этим послышался ужасный вопль, а потом – множество слов на разных языках – видимо, ругательств. С крыши одной из башен во двор замка рухнул пятиметровый детина с восьмью руками и огромной шишкой на лбу. В каждой руке он держал меч.

– Откуда ты такой взялся?! – удивился Ваня.

– Ха-ха-ха! Я Крылатый Ураганный Демон! Я – сам Ужас!

– А где ж твои крылья? – поинтересовался русский богатырь.

– Э-э-э… – замялся детина.

– А вон висят на сарае, – кивнул головой дракоша на большую каменную постройку, с крыши которой свешивались два ободранных и обломанных крыла, ранее, видимо, принадлежавших стоявшему перед ними чудаку.

– Хорошо тебе, парень, алмазом волшебным бабахнуло, – молвил Ваня сочувственно. – Небось, и силы волшебной поубавилось? Да?

– Я – ваша смерть! – заорал демон, замахиваясь сразу всеми руками и прыгая вперед. Но он тут же отскочил назад, отпрянув от струи огня, которой его встретил дракон.

– Но-но! Без фокусов! А то подпалю тебя, зажарю и скушаю с картошкой! – предупредил ящер серьезным голосом.

– А чегой ты такой грозный? – снова спросил Иван демона. – И откуда русский язык знаешь? Ты здорово говоришь по-нашему. Ты, случайно, не из нашей страны? Или ты образованный?

– Я ужасный, – ответил детина, поигрывая мечами.

– Все мы ужасные… – неопределенно проговорил дракоша, слегка дыша огнем и пуская клубы дыма.

– А давайте приручим этого демона! – запищал Чудик, выскакивая из подвала и подбегая к ваниным ногам. Он взобрался парню на плечо и добавил: – Только сначала надо ему накостылять хорошенько.

Демон без предупреждения метнул два меча в русского богатыря, думая, что тот отвлекся. Но Иван не зевал. Он резко пригнулся. Чудик на его плече уцепился за рубаху и воинственно запищал. Мечи звякнули о каменную стену и упали на землю.

Просвистели еще три меча, так как демон решил, что теперь уж его противник не сумеет увернуться, но Ваня высоко подпрыгнул, пропуская летящие клинки под собой. Восьмирукий детина с досадой рявкнул:

– Увертливый червяк! Русская свинья! Стоишь там за огненной защитой! Трус! Балда!

– А чего мне на рожон лезть? У тебя вон рук сколько! И рост, опять же.

– Вонючий клоп! Я раздавлю тебя! – закричал демон, засовывая свои мечи в болтавшиеся на поясе ножны и отламывая большой кусок каменной лестницы. Он размахнулся и кинул его в Ивана. Но русский богатырь ловко поймал летевший в него обломок и метнул его обратно. Попал детине в живот. Тот согнулся пополам и заскрежетал зубами от ярости.

– Хватит трепу! – рыкнул дракон, прыгая вперед и хлопая крыльями. Он повалил демона на спину и придавил правой передней лапой.

– Не убивайте! – взмолился детина.

– А я волшебный камень нашел, – сказал Дружок, подбежав и положив на землю алмаз. – Он за углом валялся.

– Молодец! – похвалил его богатырь, беря камень в руку. Он подошел к хнычущему восьмирукому детине и сказал: – Похоже, этот камушек на тебя хорошо действует.

– Ой не надо! – заорал демон.

– Надо! – уверенно молвил Ваня и стукнул того по черепу волшебным алмазом. Потом еще раз. И еще… – Надо, парень! Надо! Надо!…

Демон выл и корчился, делаясь с каждым ударом все меньше и меньше. Когда он уменьшился до размеров обычного человека, Иван взял его левой рукой за шиворот и поднял, а правой продолжал методично стукать алмазом по голове. Дракоша отошел в сторону и наблюдал. А Чудик носился вокруг и пищал:

– Так его! Так его! Бей, Ваня, демона! Бей супостата!

Стали подходить остальные. Даос, глядя на полуметрового человечка с унылой физиономией и восемью руками, предложил:

– А может, не стоит его совсем до нуля доводить?

– Не стоит! Не стоит! – закричал демон. – Я ваш! Я русский! Я у Кащея Бессмертного учился! Я вам буду служить!

– По-моему, он и в таком виде нагадить может, – молвил Мудрик. – Лучше все же до нуля его…

– Все. Больше не уменьшается, – сказал Ваня, когда демон стал размером с белку. – Теперь только если шею сворачивать…

– Или утопить, – пробасил медведь.

– Или схрумкать, – оскалился волк.

– Я у Жанны видел клетку от попугая. Давайте его туда посадим, – предложил Барк. – Он ведь нас попугал всех. Кар-р!

Принесли клетку и посадили туда маленького восьмирукого демона. Дверку заперли на замок, ключ от которого Жанна носила при себе. Потом все разошлись: граф – командовать, слуги – открывать окна и двери, Света и Андрей – в библиотеку, остальные – кто куда.

* * *

– А интересно, чего он сюда полез? – спрашивал на следующий день вечером Ваня, когда они всей компанией сидели и пили чай. – Это я про демона. Чего ему вдруг приспичило?

– Я спр-р-рашивал. Говор-р-рит, что захотелось побуянить. Он вылез на повер-р-рхность из-под земли неделю назад. Пока осваивался… – ответил ворон, прохаживаясь по столу.

– К вам можно, господа? – донеслось из-за двери.

– Можно, – ответил медведь.

Вошел изящно одетый мужик с короткой бородкой, в шляпе и в плаще. Шляпу он снял и поклонился. Потом представился:

– Я великий маг Снопиус. Я спал около трехсот лет. Меня разбудило что-то вчера. Я не понял что… Но это неважно. Важно, что я спал в особой подвальной камере этого замка. Вход был запечатан волшебным образом. Я должен был проснуться еще только лет через двести. Но раз уж я проснулся, то захотел познакомиться с вами.

– Очень приятно, – сказала Света.

– Как спалось? – спросил волк.

– Спасибо, хорошо. Но я не знаю ваших имен…

Все представились. Потом Рыбак спросил:

– А ты в курсе, что нечисть разгулялась по Европе и повылезла из-под земли? И что везде у вас тут бардак и разброд?

– Ну, вот уже и в курсе.

– Мы тут сундук открыли, – сказал Андрей.

– О! Сундук, хранившийся в этом замке?!

– Да. Там было пусто. А еще там, вроде как, хранилось состояние Любви. Оно и разлетелось с ветром… – ответил князь.

– О! Круто! Я не мог открыть тот сундук никакими приемами…

– Да чего тут! Замки разрубили да крышку, поднатужившись, все вместе и приподняли. Вот и все приемы, – пробасил Миша.

– Мы еще тут демона восьмирукого скрутили. Он теперь маленький и в клетке живет, – сообщил Чудик.

– Да. Волшебным алмазом по голове… – пояснил пес.

– О! Интересно! Но вы говорите, что нечисть разгулялась?

– Да. И волшебники злые дела делают. Да и вообще обстановочка… – сказала Аня. – Мы вот и не знаем, чем еще, кроме открытия сундука, мы можем помочь…

– Ну! Я вам подскажу! В глубине этого замка есть ход к подземному озеру Ло. Оно жутко заколдованное. В озере живет страшный динозавр Чи. Хуже его твари не бывает. Хам, хитрец, невежда, жлоб, маньяк, изверг… э… садист… э… монстр… э…

– Ничего себе! – ахнул Рыбак. – Какой ужас!

– Хорошо, что ему не вылезти из пещеры, в которой расположено озеро Ло, – продолжал Снопиус. – Но к нему туда соваться, сами понимаете, весьма и весьма опасно. А на дне его озера лежит волшебная трехметровая морковка Уи. Она не портится. Если этот динозавр ее съест, то он запоет. Если он запоет, то проснутся двенадцать древних магов, которые наведут порядок.

– Как сложно! – недовольно буркнул Мудрик. – А попроще нельзя?

– Не знаю, – ответил Снопиус.

– Фигня это все, – сказал Ваня. – Отец Федор же написал ясно: надо по-простому и по любви.

– А кто этот ваш отец? – обиженно спросил великий маг.

– Это наш русский хороший человек. Мудрый, – объяснил Дружок.

– Садись, Снопиус, чай с нами пить, – предложил Миша.

– Э-э-э… С удовольствием.

Засиделись допоздна. Снопиус рассказывал леденящие душу истории про деяния подземных монстров и веселые байки и анекдоты про волшебников и с интересом слушал о похождениях своих новых знакомых. Выглядел он бодро и уверенно. Было совсем непохоже, что он проспал триста лет в подвальной камере.

Потом маг ушел в свою комнату, пообещав утром придти. А все остальные легли спать, размышляя и переговариваясь до глубокой ночи, пока медведь сонным голосом не призвал всех к порядку, то есть ко сну.

* * *

– Там летит какая-то ведьма! – сообщил Снопиус, вбегая утром в комнату, где вся компания мирно завтракала. – Вьется вокруг замка, как оса перед тем, как ужалить! Я ее пытался сшибить, но не получается что-то. И летает она как-то странно: с помелом, но не верхом на нем сидит, а в корзине какой-то…

– Эх ты! Это ж Баба Яга! – сказал Мудрик, выглядывая в окно.

– Это ступа, а не корзина! Чему тебя учили?! – фыркнул волк.

– Бабушка! Мы здесь! – заорал Ваня что было мочи, высовываясь из окна.

Вбежал граф. Он был испуган. Света принялась ему объяснять, что это добрая русская волшебница прилетела к ним на помощь. Лиондр долго не хотел в это поверить, но потом все же поверил и ушел в свой кабинет передвигать волшебные реечки на стене, узор которых охранял замок от ведьм и колдунов многих типов.

Через десять минут Баба Яга опустилась на большой террасе, поздоровалась со всеми и сообщила:

– Я за Чудиком. Ребенок плачет. Давид то есть. Рыдает. Аделаида с ним уже три дня не спит. Ничем не можем тебя заменить, Чудик.

– Что ж сделаешь! Посмотрел я Европу, помог чем мог тут. Пора и домой, – согласился крыс.

– Ну так и полетели, родимый! Чего тянуть?! – молвила Баба Яга. Она за все это время так и не вылезла из ступы. Колдунья посадила Чудика к себе, поправила платок и собралась лететь.

– Погоди, бабушка, минутку! – попросил Ваня. – Может, посоветуешь что?

– Да какие тут советы и разговоры?! Дите уже почитай двое суток грудь не берет! У Аделаиды молоко пропадет! А тут еще лететь да лететь! Не дураки сами, слава Богу! Сообразите, – ответила Баба Яга, свистнула и улетела, сразу же набирая огромную скорость.

* * *

– А может, взаправду, к этому динозавру, как его там, сходить? – спросил Иван вечером, когда они с Аней, Светой и Андреем сидели у открытого окна и смотрели на закатное небо. – Чего уж такого сложного?

– По-моему, Снопиус – немного лопух, – сказала Света. – А эти спящие маги – народная легенда. Мол, проснутся добрые господа и наведут порядок… Дождешься! Если и наведут, то мало не покажется. Пусть уж лучше спят, по-моему.

– Я думаю, пора поблагодарить графа за гостеприимство и отваливать, – молвил князь. – Завязли мы тут что-то…

– Да. Согласен. Давайте утром улетим отсюда, – предложил Ваня.

Подошел даос. Он слышал последнюю фразу. Улыбнувшись, Рыбак сказал:

– А я как раз это и хотел предложить.

– А ты… это… ну вобщем… Жанна… э… – не зная, как половчее спросить, промямлил Иван.

– Мне француженки не нравятся, – ответил беззаботно даос. – Если и жениться, то на китаянке. Но я и на китаянке не хочу жениться. Я люблю двигаться по жизни, как лист по ветру, как рыба в воде… А жена – это камень на шее, цепь на ногах, заноза в душе… Нет! Ни за что! Это вообще противоестественно!

– Ну уж ты загнул! – заржал Ваня. – Умора! Но это дело вкуса, конечно.

– А чего это ты так категоричен? – вкрадчиво спросила Света.

– Да был я женат когда-то. Жена меня била и заставляла работать. Я потерпел пару лет, а потом даосом стал и уплыл…

– Как рыба в воде? – спросил Андрей.

– Точно.

– Ты это зря. Надо просто подходящую найти. Тебе как правителю жена особенно нужна, – сказал князь, ухмыляясь.

– Отстаньте вы! Чего пристали?!

– О чем базар? – спросил, вваливаясь в комнату, медведь. Он ежедневно съедал по ведру меда и поэтому пребывал в отличном настроении.

– Рыбака надо женить, – объяснила Аня.

– Да бросьте вы! Зачем человеку жизнь портить?! – сказал Миша.

Пришел Снопиус. Он сообщил, что по своим каналам навел справки о делах. По всей Европе ходят слухи о жутких колдунах из Руси, которые мочат и заколдовывают всех подряд. Особенно вызывают страх ужасный русский медведь и волшебная птица. Нечистая сила в панике. Большинство спешат укрыться в подземельях, где им кажется безопаснее. Гоблины в срочном порядке отозвали все свои отряды с поверхности земли и готовятся к осаде в своих подземных крепостях. Многие маги и ведьмы тоже спрятались под землей. Все со страхом ожидают прилета дракона, на котором, как всем уже известно, летают русские колдуны и их волшебные звери…

– Неплохо! – одобрил новости Андрей. И сообщил: – Мы завтра улетаем.

– Ну что ж! А я, похоже, поживу в этом замке. Граф – чудесный человек. И здесь такая библиотека… – ответил маг.

– Пойду нашим всем сообщу, – сказала Аня, поднимаясь.

– И графа с дочерью не забудь предупредить, – напомнил ей муж.

* * *

Утром попрощались с Лиондром, Жанной, Снопиусом и другими обитателями замка и полетели.

Решили посетить солнечную Италию. Дракоша набрал приличную скорость, и уже днем они приземлились в этой стране.

– Смотрите: к нам кто-то скачет, – сказал через пару часов Мудрик, глядя вниз с вершины холма, где все отдыхали и ели прихваченные из замка графа хлеб, сыр и ветчину.

– Это рыцарь, – определил Андрей, посмотрев в ту сторону.

Подождали. Скоро к ним подъехал мужик в доспехах и с копьем наперевес. Судя по всему, он был готов сражаться. Света и Луиза вступили с ним в переговоры на итальянском языке, и скоро рыцарь разулыбался, перевел копье в вертикальное положение и представился:

– Джованни Бертолуччо.

Путники тоже назвали себя и прямо спросили рыцаря, нет ли тут где злых колдунов, магов или нечистой силы. Джованни ответил, что, конечно, есть, и вызвался проводить их в одно такое местечко.

Быстро собрались, сели на дракона и полетели за пустившим коня вскачь рыцарем. Он мчался по петлявшей между холмов дороге. И скоро они добрались до большого оврага с крутыми склонами. Внизу журчал ручей. Дракон опустился на краю оврага и спросил:

– А что тут за нечисть?

– Он говорит, что это страшное место. Люди, дескать, гибнут здесь сотнями в год. Говорит, что весь овраг – сплошное кладбище, что весь он усеян скелетами… – переводила Света. И добавила: – Похоже, он врет. Но я не уверена. Он странный какой-то.

– А спроси, чего сюда люди сотнями лезут, если тут так плохо? – предложил Иван. Света обратилась к рыцарю. Но он вдруг захохотал и принялся быстро расти. Скоро он был ростом с большое дерево. Его конь, оставшийся обычного размера, понуро стоял рядом.

– Заманил в место, где черпает свою гнусную силу, – спокойно сказал Ваня. – Небось, это он и таскает сюда народ. И жрет или еще чего… Артист!

– Я не могу взлететь, – сообщил дракоша.

– Понятное дело, – молвил медведь, заглядывая в овраг.

– Ну, если нельзя вверх, то давайте вниз, – предложил Вилли.

– Разом все! – скомандовал Ваня. Путники спрыгнули в овраг и покатились по крутым склонам, покрытым, на их счастье, мягкой травой и небольшими нежесткими кустиками. Дракоша с шумом съезжал чуть в стороне, чтобы не придавить друзей.

На дне оврага быстро сориентировались и побежали через большие ворота в подземный мир. Ворота были столь велики, что дракон легко прошел сквозь них. Сзади все слышался хохот великана. Он что-то говорил издевательским тоном.

– Утверждает, что обратно нам не выйти. Это его хранилище живых продуктов, – перевела Света на бегу.

Путники вбежали в хорошо освещенную пещеру. На стенах горели огромные факелы. Везде валялись кости людей и крупных животных. Пахло отвратительно.

Отряд остановился. Осмотрелись. И вдруг княжна достала волшебный колокольчик и предложила:

– А давайте споем. Я буду колокольчиком позванивать и петь. А вы подпевайте.

– Мы готовы, – ответил за всех волк.

И они запели. Волшебный колокольчик мелодично звенел, а все негромко пели вслед за Аней старинную русскую песню. И казалось, что Земля слушает их – внимательно, доброжелательно, радостно…

На пороге пещеры появился рыцарь-волшебник. Он слегка уменьшился ростом – метров до десяти. Появившись, злой маг что-то грубо закричал. Но никто не обратил на него внимания. Пение звучало мягко, но удивительно свободно и уверенно.

Волшебник подбежал поближе. Он поднял руку, видимо, собираясь совершить какое-то магическое действие. Но на него сверху неожиданно свалился Барк, который предусмотрительно притаился над входом в пещеру, и клюнул в макушку. Колдун в ярости схватился за голову, пытаясь поймать наглую птицу. В это время дракон молниеносно ударил его по ногам хвостом, роняя на пол и придавливая своим весом сверху. Ворон взлетел вверх и заорал:

– Кар-р! Кар-р! Кар-р!

И тут земля вздрогнула. Со всех сторон посыпались камни. Волшебник, подмятый под дракошу, вдруг превратился в кусок скалы. И стало тихо. И спокойно.

– Давайте еще попоем, – предложила Аня.

И они снова запели для Земли песни, которые знали. И пели, и пели, и пели…

* * *

– А не полетать ли нам над Европой чисто для ужаса? – предложил Ваня, когда они, выйдя из зловонной пещеры и поднявшись по склону оврага там, где он был не очень крут, сидели на траве и размышляли о дальнейших действиях.

– Да задолбался я уже тут летать! – недовольным голосом ответил дракоша.

– Ну не кисни! – стала утешить его Аня.

– А мы еще в Испании не были… И в Альпах… – сказал Андрей.

– Во! Полетели в Альпы! Мяу! – замяукал Мудрик.

– По-моему, мы слегка обалдели, – рассмеялась Света.

– Точно. Давайте отлетим куда-нибудь отсюда и отдохнем, – высказал предложение Дружок.

Погрузились на дракошу. Он взмыл в небо.

Через час путники разбили лагерь у подножия невысокой горы на севере Италии. Рядом текла быстрая чистая речка. Вокруг шелестели могучие деревья. И все почувствовали, что в этом месте можно расслабиться и отдохнуть.

* * *

Две недели летали они над европейскими странами, пугая с воздуха нечистую силу своим видом, а по вечерам распевая песни под аккомпанемент волшебного колокольчика. За это время не случалось никаких особых стычек или других серьезных приключений. Три раза путников пытались атаковать одинокие ведьмы, подкрадывавшиеся в темноте, но звон волшебного колокольчика начисто лишал их колдовской силы, и они с позором удалялись, преследуемые громко лающим Дружком, устрашающе фыркающим Мудриком, глухо рычащим Боярином и истошно каркающим Барком. Однажды в Альпах приперся тролль с дубиной и секирой, но дракоша поймал его, обвив хвостом, и удерживал, а Ваня в это время отхлестал его по заднице толстенными прутьями. Когда ящер ослабил хватку, тролль умчался, оставив и дубину, и секиру. Несколько раз путников пытались обстреливать из луков и арбалетов, но дракоша тут же укрывал всех своим огромным крылом и начинал реветь и изрыгать огонь, после чего обстрел сразу же прекращался.

– Надоело пугалом работать, – сказал дракоша, когда они совещались на прекрасной лужайке высоко в горах.

– Да уж… – протянул даос.

– Здравствуйте, добрые люди! – услышали они из темноты. К костру вышел пожилой мужчина с посохом. Он улыбался и сразу внушал доверие.

Все тоже поздоровались.

– Я волшебник Изергист. Хочу сообщить вам радостную весть. Сегодня утром вдруг восстановилось древнее волшебство, закрывающее монстрам подземелий выход на поверхность. Очень удачно получилось: многие злые маги и ведьмы, опасаясь вас, спрятались под землей и теперь оказались там заперты. Здорово! А уж нечисть всякая – и тем более. Так что в Европе нашей стало гораздо лучше. Проблем еще, конечно, много. Но теперь, думаю, мы справимся. А вам спасибо большое.

– Ну вот. Теперь дело сделано, – молвил медведь. – Значит, пора домой.

– Пора, – согласился Рыбак.

– А почему восстановилось волшебство? – спросил Мудрик.

– Этого никто точно не знает. Может, так было предопределено – оно ослабло только на время. Может, сыграло роль то, что вы открыли сундук и выпустили в мир воспоминание о состоянии изначальной Любви. Может, Земле понравилось ваше пение и музыка вашего колокольчика. А может, что-то другое… – ответил Изергист, улыбаясь. – Но дело, действительно, сделано.

– Посиди с нами, чаю попей, – предложил Андрей.

– Спасибо. У меня много дел. До свидания, – сказав это, волшебник растаял в воздухе.

– Ну чего? Отнесем Луизу и Вилли в Англию, а потом – домой? – спросил друзей Ваня.

– Отнесем, – отозвался дракоша.

– Жалко с вами расставаться, – вздохнула принцесса.

– Может, еще свидимся… – предположил Вилли.

* * *

В Англии побыли несколько дней. Король и королева окружили гостей всяческой заботой. Появлялась и фея Крассанта. Между делом она сообщила, что заколдованный в медведя волшебник, которого путники встречали в лесах на севере страны, снова обрел человеческий облик. Вообще фея очень хвалила отважных борцов с нечистой силой и благодарила их за все, в том числе и за собственное исцеление от дури.

Сыграли свадьбу Вилли с Луизой. По-королевски. Гуляли три дня. Дракошу украсили венками из цветов. Он на радость публики дышал огнем и изображал ярость. Но все знали, что это он дурачится.

Провожая друзей, Луиза и Вилли приглашали их в гости: прилетать, приплывать, приезжать, приходить… А те, в свою очередь, желали принцессе и ее мужу успехов в деле управления своими землями и вообще счастья.

И вот уже дракоша снова в небе. А на нем, привязавшись веревками, сидят славные русские ребята и звери, ворон и улыбающийся даос. Они летят на восток.

* * *

По дороге решили заглянуть в замок барона фон Грюйца. Но погостить не удалось. С высоты было видно, что замок разрушен. Полуразвалившиеся каменные стены, остатки башен, обугленные бревна – вот что осталось от замка.

Километрах в десяти к востоку дракоша заметил с воздуха что-то необычное. Снизившись до высоты метров пятьдесят, он стал кружить над большим полем. В траве все разглядели останки множества людей. Видно, здесь происходила битва.

Полетели дальше. Заметив небольшую деревню, решили опуститься неподалеку и узнать судьбу крестьянского восстания. Дракон приземлился за небольшой рощицей. Иван, Андрей, Рыбак и Дружок отправились выяснять. Скоро они встретили молодого парня с лопатой. Он шел работать на огороде.

Поговорив с парнем, Рыбак сообщил друзьям, что подошедшее большое войско рыцарей разгромило армию крестьян. Большинство восставших были убиты. В том числе и бывший волшебник Сигизмунд. Теперь в этой местности населения стало очень мало. Но подати, которые полагалось платить немцам, сделали поменьше.

Снова поднявшись в воздух, дракон набрал скорость и высоту. Все уже соскучились по дому – каждый по своему.

* * *

Опустившись у стен города, дракон издал громкий рык и принялся молотить по земле хвостом. Была ночь, и их прилет никем не был замечен. Андрей решил, что это безобразие, и подговорил ящера пошуметь.

Стражники на стенах забегали, перекликаясь и готовясь к битве с неведомым врагом. Раздались звуки боевых рогов, поднимающих дружину по тревоге. Андрей стоял рядом с дракошей и наблюдал, сколько времени потребуется его подчиненным, чтобы придти в боеспособное положение. Дракон все ревел. Остальные путники давно слезли на землю и отошли подальше от стен – на случай, если начнут стрелять из луков.

Наконец раздался голос воеводы дяди Васи:

– Кто здесь?!

– Я это прилетел – князь ваш, – откликнулся Андрей. – Долго же вы собирались по тревоге! Тут уже можно было бы не то что ворота разломать, а полгорода захватить! Почти полчаса! Что это такое?! Вы воины или сонные тетери?!

– Виноваты, – донесся со стены голос дяди Васи. – Расслабились…

– Открывайте ворота! Двадцать воинов сюда – стражу вокруг дракона держать, чтобы не лез никто. У вас все в порядке?

– Все нормально, – ответил воевода.

* * *

Уже на следующий день дракоша, Рыбак и Мудрик собрались в путь. По дороге они собирались залететь к печенегам и передать Шелоду письмо. Андрей написал длинное послание на куске пергамента – в основном торговые вопросы.

– Я уж теперь и не знаю, – говорил дракоша перед отлетом. – Раньше я мог спокойно лет сто проспать. А как с вами познакомился, так прямо не спится! Так что я, может, через год или два еще прилечу.

– Прилетай, конечно, – сказала княжна, ласково гладя его по морде.

– Дядя Али говорил, что надо наладить обмен письмами. Только он еще не придумал как, – молвил Мудрик, который уже очень соскучился по своей многочисленной семье и спешил вернуться к прерванным родительским обязанностям.

– А я и не знаю, свидимся ли мы еще, – произнес Рыбак. – Но, может, это как-нибудь естественно все же произойдет…

– Было бы неплохо, наверное, – улыбнулся Ваня.

Потом дракон поднялся в воздух и полетел на юго-восток. А жители города стояли в поле и на стенах, провожая взглядами сие удивительное чудо Природы.

* * *

Еще через три дня запросились в лес медведь и волк. Они сказали, что немного устали от человеческой жизни и им хочется пожить по-звериному в родном лесу. Ваня, Аня, Дружок и Барк вызвались их проводить.

– Мы, наверное, с Аней скоро вернемся, – говорил Иван, прощаясь, Андрею, Свете и своим родителям. – Охота что-то в городе пожить…

– Давайте. А я тут гайки позавинчиваю, – ответил князь. – Расхлябались без меня…

– Может, вы случайно Ганса и Надежду встретите – тогда им привет от нас передавайте, – попросила Светлана.

И скоро уже медведь, бодро шагая, нес на себе княжну с вороном, сидящим на ее плече. Иван, Дружок и Боярин следовали за ними. Возвратившиеся путешественники впитывали запахи, цвета и шорохи родного русского леса, тепло родной земли, прикосновения родного воздуха Великой Руси…

* * *

Двигались не спеша. Останавливались купаться и есть ягоды. Боярин и Дружок гонялись друг за другом по лесу с шутливым рычанием. Их ягоды не интересовали.

Только через неделю они приблизились к деревне китайца. Оставалось километров пять. И тут увидели Ганса. Рыцарь сидел и смотрел на воду реки. Вид у него был усталый, но не грустный.

После взаимных приветствий Ваня спросил:

– А где Надя?

– Да где-то тут. Грибы собирает. Надя! Надя! Ау! – закричал Ганс. – Тут Ваня с Аней! Ты где?! Ау!

– Ау! – донеслось из леса.

Минут через пять вышла к ним из чащи подземная фея. Она несла лукошко, наполненное белыми грибами. Все присели.

– Мы решили немного отдохнуть, – объяснил Ганс. – Умаялись. Хотим у Чоу пожить пару недель. А вы?

– И мы туда же, – ответил Барк.

– Так давайте там и поговорим, – предложил медведь. – Садитесь все желающие ко мне на спину. А то я совсем обленился: то в карете разъезжал, то на драконе летал… Надо поразмяться…

Ганс, Надя, Барк и Аня устроились на мохнатом друге, а Дружок и Боярин побежали вперед – предупреждать китайца и его жену, что едут гости.

* * *

– Энтот Снопиус под стол пешком ходил, когда я уже над ихней Европой на помеле своем летала, – говорила Баба Яга за столом, заваленном пирогами, пряниками и печеньем. Она тоже прибыла погостить у дочки с зятем. И, как обычно, привезла гору угощенья. – Я его видала: сопливый мальчишка был. Все учился в воздухе висеть. То получалось, то шмякался вниз. А учитель у него был строгий – такой Гноссиус, маг неплохой. И он под Снопиусом вечно крапиву стелил свежую. А тренировался парень в одних трусах…

– А он потом не стал вампиром Гноссиком – этот Гноссиус? – спросил Дружок.

– Не думаю. Того мага ведьмы в Италии замочили. Он большой бабник был. Вечно голову дурил колдуньям. Ну, вот его бывшие, так сказать, жертвы собрались, сговорились, сварили котел яду крепчайшего и в бутылках этот яд Гноссиусу отправили – типа как будто вино. А он и не разобрал. Но они, конечно, наколдовали, чтоб не разобрал. И все. Был маг – и нету мага. Как говорится, убили…

– А зачем целый котел варили? – спросил Чоу.

– От злости. А так, конечно, и стакана хватило бы.

– Ужас! – молвил Барк.

– Европа… – неопределенно ответила Баба Яга, дуя на блюдечко с чаем.

– А чего под землей-то делается? – поинтересовался медведь. Его тоже усадили у стола, хотя изба и была маловата для такого крупного зверя. – Как там охламоны?

– А тут колдовство на входах-выходах поменялось. Охламоны теперь не могут выходить не поверхность. По крайней мере, здесь. Они ушли в глубины, – ответил Ганс.

– Многие входы-выходы вообще закрылись, – добавила Надежда. – Это, видимо, связано с процессами в Европе.

– Может, это хорошо, – сказал Чоу.

– Да. Охламоны – опасный народ, – согласилась Баба Яга. – Лейм их, конечно, сейчас хорошо организовал. Да и Ганс с Наденькой их кое-чему научили. Но, как говорится, от греха подальше…

Так они сидели и пили чай. Поговорить было о чем. Потом подошла Аделаида с Давидом на руках и Чудиком на плече. Мальчик держал своего маленького няня за хвост и весело улыбался.

* * *

Две недели пролетели незаметно.

Баба Яга целыми днями нянчилась с внуком или сидела где-нибудь на солнышке. Ваня любил с ней поговорить. Однажды он спросил:

– А что, бабушка, около замка Лиондра действительно тебе было не проникнуть через волшебную защиту от ведьм?

– Ну, это как сказать. Можно было бы, конечно, защиту эту вдребезги разнести – проблем нету у меня с энтим, как говорится. Но ведь тогда и замок евоный, скорее всего, развалился бы. А зачем я буду замки ломать? Да и вы там, к тому же, были…

– А с демоном восьмируким мы правильно поступили?

– А хрен его, как говорится, знает, милый мой. Думается мне, что силов волшебных у него не осталось. Да и обычных поубавилось. А вот характер так быстро не меняется. Так что, ежели в клетке его будут аккуратно держать, то ничего. Для потехи, значит. А может, со временем и характер ему улучшат. Это уж я не знаю. Это уж смотря какие у ентой Жанны педагогические способности.

– А Снопиус – хороший?

– Ничего себе. Не мразь какая-нибудь. В магии он, конечно, не особо еще достиг… Но ведь это не главное.

– А зачем он спать залег? Я его так и не спросил.

– Тоже типа магия такая: бац – и задремать лет на пятьсот. Не особо это трудно, а кому-то охота. Глядишь, и на пользу пошло… Вот взять хоть вождей охламонов. Хоть и паскуда порядочная был этот Кащей, но тут доброе дело сделал. Хотя, наверное, хотел просто их сгноить в том склепе или еще что…

– Жалко все же, что войны у них там в Европе. Крестьяне замок разрушили, их потом самих порубали…

– Мир жесток, Ванюша. Про любовь мало кто думает. А ежели и думает, то чаще криво и для себя любовь енту приспосабливает. А что поделаешь?! Есть, конечно, придурки вроде тебя с Анютой или Андрюшки, или вон хоть зятя моего взять… Бывает… Пока таких мало, трудно что-то радикально изменить. Вы и так большие дела уже понаделали. Шутка ли! Да только мало это, милый мой, мало.

– А вот отец Федор людей учит. И Чоу тоже.

–Дело это доброе. Тоже надо. Много дел. Вот Надюша с Гансом под землей шуруют. А я ее еще девчонкой помню…

– А кто ее родители?

– Да не важно. В Европе она родилась. Под Европой то есть. А уж потом к нам перебралась. Хорошая девица. Ганс-то, похоже, всерьез ее полюбил. Ничего парень. Вот я и удивляюсь, сынок: вроде ну чисто идиот был этот рыцарь немецкий, все к бабам и девкам приставал, мотался без дела по белу свету, а потом вдруг поумнел радикально. Почему? От любви? Но от любви обычно глупеют. Тоже вопрос…

– А он выдержит в подземельях?

– Думаю, выдержит. Вон: уже в темноте светится. Адаптировался. Хорошо, что Наденька его встретила.

– Они завтра уходить собираются.

– И пущай идут. Отдохнули, отъелись, отоспались…

– И мы с Аней хотим уходить. В город чего-то охота.

– Конечно, милый мой. Уходите. Там тоже дела есть. Андрюше тяжело очень. Бояр-то он, вроде, приструнил своих, а вот другие князья… Есть просто мерзкие типы! Не хочу язык поганить и называть их так, как они того заслуживают. Да и вообще…

– А куда, бабушка, нам в следующий раз идти?

– Экий быстрый! Успеешь – нагуляешься еще. Книжки вон почитай да родителям внимание удели… Но, может, и скоро придется тебе в новый поход отправляться…

* * *

Вернувшись в город, Аня и Ваня поселились в княжеском тереме и на время предались отдохновению, чтению и общению с близкими.

Дружок решил остаться в деревне Чоу. Он успел подружиться со всей волчьей стаей, обитавшей в тех местах. И еще он особенно подружился с Аделаидой, которая потихоньку пристраивала его нянчиться с Давидом. Мальчик скоро полюбил огромного лохматого пса и уже пытался ездить на нем верхом. Чудика он все так же никуда не отпускал, правда, при этом слушаясь его, как маму, папу и бабушку.

Барк целыми днями сопровождал Андрея – то сидя у него на плече, то летая над ним кругами. Князь наводил порядок в дружине, гоняя воинов с утра до вечера.

Уже вовсю желтела осень в лесах, когда Аня и Ваня, гуляя недалеко от города, увидели высоко в небе огромного орла. Они удивились, так как таких птиц здесь не водилось. Княжна попросила мужа крикнуть погромче, и он, задрав голову, заорал:

– Э-ге-гей! Орел! Э-ге-гей!

Орел тут же стал опускаться. Он приземлился на поваленное дерево на опушке леса, сложил могучие крылья и произнес:

– Я волшебный орел Горр. Я принес вам письмо.

– А откуда ты знаешь, что мы – это те, кто тебе нужен? – удивилась Аня. – И от кого письмо?

– Я просто чувствую, кто мне нужен и где он. Вы – Анна и Иван, русские путешественники. Так ведь?

– Да, – ответил Ваня.

– Письмо вам из Тибета от человека, который меня послал. Я не спрашивал его имени. Мне это было неинтересно и ненужно.

– Мы можем послать ответ? – спросила княжна.

– Нет. Я лечу в другую сторону. Прощайте, – с этими словами орел лапой сбросил висевший у него на шее кожаный мешочек и взмыл в небо.

– Спасибо! – крикнули ему вслед Ваня и Аня. А затем развязали мешочек и стали читать письмо. Конечно, оно было от Рыбака.

«Привет, русские друзья! – писал даос. – Я добрался и живу у себя дома. Дракоша полетел спать. Мудрика благополучно доставили к шайтану. Шайтан в норме. Угощал нас лепешками размером с колесо. Я съел одну, а дракоша – около сотни. Муку шайтану теперь возят печенеги, а они ее покупают на Руси. Шелоду письмо передали. Он принял нас великолепно. Дракоша его и Лейлу покатал над степью – для интересу и чтоб народ восхищался. Мудрика, которого представили как волшебного кота дяди Али, носили на шелковой подушке и охраняли круглосуточно вчетвером. Мы там пожили пять дней. У меня тут все путем. Ловлю рыбу, управляю народом, созерцаю горы и небо… До встречи. Рыбак».

– Классный мужик, – сказал Иван, дочитав письмо. – Жалко, что так далеко живет.

– Ну, там тоже нужны классные мужики, – возразила Аня.

И они пошли в город.

* * *

– Что-то от отца Федора ничего не слыхать, – говорил вечером того же дня Андрей.

– Может, Барк, ты слетаешь? – спросила Света ворона, который сидел на подоконнике и глядел на закат.

– Не полечу. Завтр-р-ра дождь будет. Кар-р!

– А чего ты такой грустный? – поинтересовалась Аня.

– Гр-р-рамота ваша долбанная! Не вр-р-рубаюсь!

– Барк учится читать, – объяснила Светлана.

– Ничего, скоро осилишь, – утешила княжна.

– А хорошо бы, ребята, в следующем сезоне Вилли с Луизой навестить. И вообще… – мечтательно проговорил Андрей.

– А неплохо мы в целом по Европе прогулялись, – сказал Ваня.

– Смотрите: голубь прилетел! С мешочком на шее! Письмо! – обрадовано воскликнул сидевший тут же отец Ивана дед Данила.

Открыли окно и впустили голубя. Письмо, конечно, было от отца Федора. Он писал:

«Здравствуйте, дорогие мои. Вы многое сделали, но предстоит вам гораздо больше. Не забывайте это и не думайте, что вы очень уж крутые. Просто судьба у вас такая. Но, конечно, и вы молодцы. Я помню о вас и храню всех вас в моем сердце. Не унывайте, если будут приходить мысли о том, что ваших усилий не хватает, чтобы сделать мир существенно лучше. Вы не одни работаете. Люди все – каждый по-своему – стремятся к доброте и любви. И это их – наше – общее стремление и дает вам силы и удачу в свершении нужных для всех дел. А еще – на все воля Божия. Мир наш прекрасен и очень мудро устроен. А плохое в нем – это лишь тень наших несовершенств и иллюзий. Копите силы для новых путешествий и подвигов. Зима будет морозная. Любящий вас Федор Пещерник».

– Тоже вот классный мужик, – сказал Ваня. – И хорошо, что так близко живет. Ответ писать будем?

– Ответим делами, – усмехнулся Андрей.

На том и порешили.

* * *

Сидевший на ступеньках крыльца кот Баюн недовольно мяукал:

– Мяу! Вот! Наши столько делов в Европе понаделали, а их никто не чествовал толком! Славы нам мало!

– Уймись, Баюша, – ласково остановил его лесной колдун, который сидел рядом и разглядывал падающие на ветру желтые и красные листья. – Зачем нам слава?! Чего, ее солить, что ли?! Сделали дело – и гуляют до дому, как говорится. А от славы только голова кружится. Скольких добрых людей слава-то и загубила…

– Все равно! Мяу! Ваня с компанией, считай, всю нашу цивилизацию от нашествия подземных монстров спасли, скольких ведьм и колдунов злых под землю загнали насовсем, скольких замочили – и никто почти про это и не знает! Только узкий круг, так сказать…

– Ну и что?

– Так наши же, русские! Они там, в Европе, нам же теперь навсегда обязаны!

– Брось, Баюша. Откуда ты знаешь, сколько вот так же тихо люди и волшебники из Европы сделали для нас и для всего мира?! А?! То-то! Не спеши судить. Настоящих героев мало кто знает обычно.

– Ладно. Мяу. Убедил. А дальше куда наши двинут?

– Посмотрим. Зима будет холодная. Надо дров побольше заготовить. А вы с Муркой займитесь-ка затыканием щелей между бревнами. Я мох вам принесу. Получше надо заткнуть, чтоб совсем не дуло.

– Хорошо. Мяу. Но я все же горд за наших!

– Правильнее сказать: за всех нас. Да?

– Да, – ответил Баюн. – Мы все молодцы.

* * *

Такая вот история случилась в стародавние времена. Я все рассказал точно, как слышал и видел, ничего не добавляя и не убавляя. А уж вы сами, люди добрые, судите, что да как.

Быть может, Европа, Русь, Средняя Азия, Тибет… – все это не так уж далеко друг от друга? Быть может, мы живем на одной Земле? Быть может, все мы делаем что-то общее?…