7. Заботливая кошка

Как-то раз Кася попросила домового:

– Пожалуйста, отнеси меня в какую-нибудь другую квартиру. Я хочу побывать у кого-нибудь в гостях. Можно прямо в нашем большом многоэтажном доме. Но только чтобы там были люди, которые кошек не обижают.

Домовой почесал затылок, поразмышлял некоторое время и сообразил:

– Я отнесу тебя в квартиру к одной тетеньке, которая всегда очень грустная. Может, ты ее развеселишь.

– Мяу. Давай. Попробую ее развеселить, – согласилась Кася.

И они отправились в гости.

Домовой с кошкой на плече спокойно пошел сквозь стены и межэтажные перекрытия – как и обычно он ходил, пользуясь своей магической силой.

Грустная тетенька, которая одиноко сидела в своей квартире и печально глядела в окно на заснеженный зимний город, очень удивилась – когда в ее комнате вдруг появились домовой и кошка.

– Не пугайся, мяу. Мы просто пришли к тебе в гости ненадолго. Мы не будем хулиганить, – сразу же постаралась успокоить женщину Кася.

– А я вообще пока отправлюсь по своим делам. У меня много разных забот есть в других местах, – неопределенно пробормотал домовой. Он вошел обратно в стенку и удалился куда-то.

Кошка стала не спеша прохаживаться по комнате, поглядывая по сторонам, нюхая вещи и наблюдая за тихо сидевшей в кресле грустной тетенькой.

Постепенно Кася поняла, что здесь кошек не обижают.

Она осторожно приблизилась к хозяйке квартиры, понюхала ее опущенную вниз руку, слегка потерлась об эту руку спиной, тихонько помурчала…

– Меня зовут Оксана Игоревна, – представилась тетенька. Ее голос звучал доброжелательно и не очень грустно.

– А меня зовут Кася, – представилась кошка. – Вообще-то полное мое имя – Кассиопея. Это название одного из созвездий в небе. А Кася – это сокращенное имя, для близких и знакомых.

Постепенно они разговорились. Выяснилось, что обе любят математику. Оксана Игоревна предложила:

– Давай я задам тебе какой-нибудь пример, а ты его решишь.

Кася согласно кивнула и уселась на полу – ожидая и глядя на тетеньку.

– Сколько будет девять умножить на девять? – спросила Оксана Игоревна.

– Мяу. Девять умножить на девять будет восемьдесят один, – легко сообразила кошка.

Грустная тетенька была поражена. Она в изумлении воскликнула:

– Какая ты умная и ученая кошка!

Конечно, Касе были приятны такие слова. Она забралась к Оксане Игоревне на колени, улеглась там поудобнее и начала мурчать.

Естественно, тетенька догадалась, что надо поглаживать кошку по голове и по спине. И так и стала делать. А Кася от поглаживания мурчала все громче и громче.

Так они сидели и сидели, позабыв про математику…

Через полчаса Кася постепенно перестала мурчать и спросила:

– А почему ты грустная?

– Наверное, потому, что у меня нет такой доброй, ласковой и умной кошки, как ты, – улыбнулась Оксана Игоревна. – Целыми днями я сижу одна в своей квартире, гляжу в окно, читаю книжки, слушаю музыку или делаю что-то в компьютере… Но кошки у меня нет. Никто обо мне не заботится, никто мне не мурчит…

– Так заведи себе кошку, – посоветовала Кася. – Только выбери с хорошим характером – умную и ласковую. Можешь сходить в приют для кошек – и там выбрать себе подходящую. Конечно, незнакомая кошка будет тебя поначалу побаиваться, наверное. И не сразу станет тебе доверять. Но постепенно вы подружитесь – если ты будешь вести себя мудро, терпеливо и по-доброму.

– Странно, что я раньше даже и не задумывалась о такой возможности, – сказала Оксана Игоревна. – Обязательно возьму себе кошку из приюта! И научу ее математике!

– Мур-р… Девятью девять – восемьдесят один, мур-р… – задумчиво произнесла Кася, глядя куда-то в окно. – Девятью девять – восемьдесят один…

Тут из стены вылез домовой и громко объявил:

– А вот и я!

Кася спрыгнула с колен тетеньки и забралась к домовому на плечо.

– Мне пора домой, – молвила она. – До свидания.

– До свидания. Заходите ко мне еще в гости, – ответила Оксана Игоревна.

Домовой доставил Касю домой – где ее уже ждали хозяева, обезьянка и солнечный заяц.

Кошка улеглась в кресло и подумала: “Надо будет потом еще наведаться к этой тетеньке. Посмотреть, взяла ли она себе кошку из приюта…”