Что рассказала Муза

Через неделю Элизабет, Грум-Хрум, Прохор и Сырбор снова собрались в норе у хомяка. Они заварили чай, расставили в гостиной на столе чашки, блюдца, варенье, пряники, печенье и прочие вкусные вещи.

Вдруг в дверь кто-то постучал.

Прохор пошел открывать. И скоро вернулся в гостиную вместе с волшебной белой крысой по имени Муза.

– Привет! – поздоровалась она весело.

Все ее тоже поприветствовали и пригласили присоединиться к чаепитию. Муза, конечно, не отказалась. Ей достали чашку и блюдце, налили чай.

– Как хорошо! – сказала белая крыса, не спеша прихлебывая ароматный горячий настой из лесных трав. И надолго замолчала.

На стене тикали часы. На улице сильный ветер шуршал опавшими листьями и завывал в кронах деревьев. Но в хомячьей норе было тепло, сухо и уютно.

И вот Муза повела свой рассказ:

– Давным-давно в наших краях обитало множество волшебных существ. И везде было множество разнообразных волшебных предметов. Поэтому разбогатевший и очень ученый крот Глюк мог использовать самую разную магию. Он соорудил лабиринт и ловушки, запустил туда всяческих монстров, обустроил для себя волшебную спаленку… Почему он решил погрузиться в волшебный сон, я не знаю. Но спал он, видимо, целую тысячу лет. А злые чудовища тем временем охраняли его золото, серебро, алмазы и другие драгоценности…

– А как же ты очутилась в том лабиринте? Ты вовсе не похожа на злое чудовище. Что ты там делала? – спросил Грум-Хрум.

Белая крыса улыбнулась и объяснила:

– Я пришла туда, чтобы убедить старого крота в его глупости. Я долго пыталась доказать ему, что он совершенно не прав, что не надо там городить такое сложное и злое колдовство. Мы вели с Глюком долгие споры… Но он твердо стоял на своем. И тогда я уже почти собралась напустить на него волшебные чары – дабы прекратить все это безобразие. Но он, судя по всему, заподозрил меня в коварных планах. И сам заколдовал меня. И я уснула волшебным сном – прямо в той небольшой норе, где временно тогда проживала. И только вы меня и смогли разбудить.

– А где же ты будешь жить теперь? – спросил Сырбор.

– О! – небрежно махнула хвостом белая крыса. – Это совсем не проблема. Вероятно, я вообще лучше буду путешествовать, а не поселюсь на одном месте. Я люблю путешествия…

Грум-Хрум радостно подхватил:

– Да, путешествия – это прекрасно! Я тоже люблю странствовать по свету. И мы могли бы с тобой вместе отправиться в какие-нибудь далекие края…

– Возможно, это хорошая идея, – кивнула Муза, снова улыбнувшись. – Надо будет обсудить ее потом подробнее.

– А как же ты выбралась из заколдованного лабиринта? Тебя монстры не обижали? – с интересом спросила гадюка.

– Я ушла по отдельной аварийной лестнице, которая вела прямо из моей норки на поверхность земли, – сказала белая крыса. – Но как только я выбралась наверх в лес, так вся эта лестница за моей спиной обрушилась и засыпалась землей. Поэтому обратно по ней в лабиринт теперь уже не попадешь. Да и чудовища оттуда наружу не выберутся. Что хорошо, разумеется.

– Ясно. Маскировочные трюки старого Глюка. Чтобы никто не смог к нему за сокровищами проникнуть простой дорогой, – со вздохом произнес Сырбор.

А Прохор поинтересовался:

– А как же паучок Дружок? Неужели ты его оставила в лабиринте?

– Он тоже выбрался со мной на поверхность земли. Он больше не хочет жить в заколдованных подземельях. Собирается теперь где-нибудь в лесу себе домик обустроить… – ответила Муза.

– А старый крот Глюк снова будет долго спать? И чудовищные монстры все так же будут бродить по заколдованным тоннелям и залам? – спросил Грум-Хрум.

– Думаю, пока так все и останется, – пожала плечами белая крыса. – Монстров Глюк в свое время в лабиринт напустил очень много разных. Вы встретили еще далеко не всех. Так что, да, будут чудовища все так же там ходить и бродить… И старинные сокровища будут в заколдованных кладовках храниться… Может, еще тысячи и тысячи лет…

Но Сырбор возразил:

– Это если туда не отправятся новые герои! Мы теперь всем расскажем о способах борьбы с монстрами в лабиринте и о способах преодоления заколдованных ловушек. И будущие искатели приключений и сокровищ отправятся туда, хорошенько изучив предварительно таблицу умножения на 8…

Элизабет предложила:

– Ш-ш-ш. А давайте ее еще раз все вместе хором повторим.

И они дружно стали говорить вслух:

Восемью один – восемь.

Восемью два – шестнадцать.

Восемью три – двадцать четыре.

Восемью четыре – тридцать два.

Восемью пять – сорок.

Восемью шесть – сорок восемь.

Восемью семь – пятьдесят шесть.

Восемью восемь – шестьдесят четыре.

Восемью девять – семьдесят два.

Восемью десять – восемьдесят.

А потом Элизабет, Муза, Прохор, Сырбор и Грум-Хрум долго пили чай и болтали на разные темы.

Кротенок выразил общее настроение словами:

– Как здорово, что мы решили тогда отправиться в путешествие за подземными сокровищами!

– Да! И я очень рада, что вы меня разбудили! И что мы вместе расколдовали Дружка! – отозвалась белая волшебная крыса.

– А еще мы Кошмарную Кашалотоежиху расколдовали. Она теперь птичкой сделалась, – напомнил хомяк.

– Ну и просто было интересно и жутко, необычно и страшно, весело и ужасно! Прекрасное получилось приключение! – бодро молвил Грум-Хрум.

– И так загадочно все это происходило, ш-ш-ш… Так непостижимо, ш-ш-ш… – прошептала гадюка тихо и задумчиво.

– А ты уже начала сочинять стихи? – спросил ее Прохор.

Элизабет смущенно опустила взгляд и сказала:

– Да, ш-ш-ш… Я уже сочинила небольшое стихотворение про наше путешествие, ш-ш-ш… Хотите послушать?

Все дружно выразили желание послушать стихотворение гадюки. И она нараспев продекламировала:

Мы шли в лабиринте,

Искали сокровища,

Сражались там с монстрами

В древних тоннелях…

И вот нашли книжки –

Прекрасные, древние…

И мы помудрели,

Мы стали сильнее…

– Какие чудесные стихи! – похвалила Муза. – Продолжай сочинять и дальше в том же духе!

Все остальные хором поддержали.

Они налили в чашки еще чаю, хомяк сходил в кладовку за дополнительной банкой черничного варенья, белая крыса принялась рассказывать старинные волшебные истории… Всем было хорошо и уютно.

Прохор подумал про себя: “Надо потом записать на бумагу рассказы Музы. Они ничем не хуже тех, что есть в моей старинной книжке сказок. А еще ведь я и сам могу сочинить что-нибудь… Хотя бы про наши удивительные приключения в заколдованных подземельях могу написать целую длинную историю…”

На улице начал накрапывать осенний дождь. Ветер все так же завывал в лесу. А отважные путешественники вели разговоры и пили чай.