У входа в лабиринт

После переправы через подземную реку маленький отряд искателей сокровищ продолжал продвигаться по кротовым тоннелям, уходящим все глубже и глубже под землю. И вот примерно через час они добрались до входа в заколдованный лабиринт.

Он представлял собой просто закрытую деревянную дверцу в стене тоннеля. Дверца была прочно сколочена, укреплена металлическими полосами и обладала мощным железным засовом. Но никакого замка не наблюдалось.

На двери висела табличка: “Осторожно! Заколдованный лабиринт крота Глюка. Опасные чудовища и ловушки! Лучше не входить!”

Сырбор молвил с усмешкой, указывая лапкой на дверцу:

– Вот мы и пришли. Там нас поджидают ужасные монстры и кошмарные страшилища. Надеюсь, вы обладаете некоторым запасом храбрости?

– Да уж… Ш-ш-ш… – задумчиво прошипела Элизабет. Она не мигая смотрела на предупреждающее объявление и размышляла о чем-то, слегка пошевеливая высунутым раздвоенным языком.

– Я не боюсь, – бодрым тоном произнес Грум-Хрум. – В странствиях мне доводилось сталкиваться со всякими опасностями и трудностями. И я всегда с ними справлялся. Или вовремя убегал. Может, и сейчас мы справимся со здешними монстрами и ловушками. Или не справимся, но сумеем вовремя убежать. Заранее не угадаешь наверняка. На то оно и приключение.

– А я боюсь, – честно признался Прохор. – Я еще никогда так сильно не боялся. Просто жуткое дело, как мне страшно! Но я готов продолжать идти вперед. Как-то обидно поворачивать домой, в уютную нору… Надо уж попытаться добыть сокровища…

Кротенок подошел к двери и прислушался. А потом сообщил:

– Похоже, нас уже кто-то сразу за дверью и поджидает. Мне кажется, что я слышу дыхание какого-то большого зверя.

– Гм, – ощетиниваясь и изготовляясь к схватке, молвил Грум-Хрум.

– Ш-ш-ш! – угрожающе зашипела Элизабет. Она мгновенно свернулась кольцами и тоже приготовилась дать отпор неизвестному монстру.

– Расслабьтесь, – успокоил их Сырбор. – Оттуда никто не выскочит. Лабиринт надежно заколдован. Монстры не могут выйти из него через эту дверцу или как-то иначе. Глюк все хорошо продумал и магически обустроил. Чудовища бродят внутри лабиринта и поджидают нас там. А пока мы можем спокойно подумать, как будем действовать, когда войдем внутрь.

– Ха! – засмеялся крыс, расслабляясь и почесывая себя задней лапой за ухом.

– А давайте откроем дверь и посмотрим, кто нас там ждет. Может, тогда будет не так страшно? – несколько нелогично предложил Прохор. Он никак не мог унять непроизвольную дрожь во всем теле. Воображение рисовало ему таких ужасных чудовищ, что хотелось сразу убежать обратно к себе домой и спрятаться в свою норку, заперев ее изнутри крепко-накрепко и забравшись с головой под одеяло.

– У тебя оригинальный ход мышления, ш-ш-ш… – заметила гадюка.

Тогда хомяк сделал шаг вперед. Он взялся за тяжелый засов и отодвинул его. А потом ухватился за ручку и потянул дверь на себя. Она легко открылась. Прохор повернул ее до упора, до самой стены.

Ух, как ему было страшно!

Оказалось, что заколдованный лабиринт неплохо освещен. За открытой дверью не было темно. Загадочный неяркий свет словно бы струился со всех сторон, безо всяких специальных светильников.

Хомяк, гадюка, кротенок и крыс отчетливо услышали тяжелое дыхание какого-то крупного зверя.

– Эй! Кто там? – после долгой паузы пискнул Прохор, не решаясь переступить порог лабиринта или хотя бы засунуть голову в дверной проем и осмотреться по сторонам. Хомяк, разумеется, старался придать своему голосу твердость и суровую решимость. Но у него не очень-то получилось.

Никто не отозвался.

Было совершенно ясно, что неведомый монстр притаился где-то совсем рядом. Его сопение продолжалось. Он терпеливо ждал, когда посетители зайдут в лабиринт.

Сам не ожидая от себя такой храбрости, Прохор вдруг крикнул:

– Вперед! Я разорву этого монстра на части! Я мощный грызун! Ура!

И он одним прыжком перемахнул высокий дверной порог!

Хомяк очутился внутри заколдованного лабиринта.

Крыс, гадюка и кротенок встрепенулись и тоже ринулись вслед за Прохором. Они не хотели бросать своего товарища в беде одного. Они хотели помочь ему сразиться с притаившимся в засаде чудовищем.

– Хо-хо-хо! Р-р-р-р! – раздались громовые смех и рычание.

Из темной ниши за дверью выскочило страшилище огромного размера. Оно было чем-то похоже на гигантского ежа. Длинные острые иглы торчали во все стороны. А жуткая зубастая пасть напоминала пасть кашалота.

– Хо-хо-хо! Р-р-р-р! Вот вы мне и попались! Я Кошмарная Кашалотоежиха! – возвестило чудище.

Хомяк упал в обморок от страха.

– Не зевай! – крикнул опытный во встречах с монстрами Грум-Хрум. – Отступаем назад! Живо!

Он подхватил хомяка под передние лапы. Сырбор тут же взялся за задние лапы Прохора. Элизабет мрачно посмотрела Кошмарной Кашалотоежихе в глаза и угрожающе зашипела. Та на секунду опешила и остановилась.

Воспользовавшись этой секундной задержкой, охотники за сокровищами поспешно ретировались обратно через дверной проем. Крыс и кротенок тащили бесчувственного хомяка. А змея отступала за ними, продолжая шипеть максимально грозно.

Они остановились недалеко от двери. Прохора положили на пол тоннеля и побрызгали ему в морду водой из фляги. Он быстро пришел в себя, встал на лапы и отряхнулся.

– Извините, – смущенно молвил хомяк.

– Ничего! Бывает! – отмахнулся Грум-Хрум. – Я и сам много раз падал в обморок от страха при встречах с чудовищами. Так что сейчас был полностью готов к такому развитию событий. Я заранее знал, как надо действовать. Отступление так же пригождается в сражениях, как и смелый рывок в атаку. Зато мы выманили это чудовище из засады. И теперь знаем, как оно выглядит.

Кошмарная Кашалотоежиха злобно смотрела на крыса, хомяка, кротенка и гадюку сквозь дверной проем. И громко рычала, скаля свои огромные зубы.

– И теперь мы можем смотреть монстру прямо в глаза, – сказал Прохор. – Конечно, все равно страшно. Но уже чуть поменьше, чем в самом начале.

– Да уж… Ш-ш-ш… Пока не попробуешь, ничего не поймешь… – задумчиво прошептала Элизабет.

Кошмарная Кашалотоежиха презрительно фыркнула:

– Фр-р! Вы просто-напросто маленькие бояки-забияки! Вы ничтожны и трусливы! Вы умеете лишь пищать и бояться! Вам не отважиться на сражение со мной! Я вас сильнее!

Хомяк встал на задние лапы, гордо выпрямился и поглядел чудищу в глаза.

– Я просто хотел выманить тебя из засады, – сказал он. – А теперь можем и поговорить спокойно. Мы можем обсудить условия дружбы и сотрудничества.

– Да, – подтвердил крыс, тоже вставая на задние лапы и тоже гордо выпрямляясь. – Можем обсудить. Мы можем тебе чем-нибудь помочь?

– Но только так помочь, чтобы нам самим от этого хуже не стало, ш-ш-ш, – уточнила Элизабет, слегка шевеля хвостом.

– Мы… это… вообще… затем сюда и пришли, чтобы монстрам помогать… – не очень уверенно и немного запинаясь, добавил Сырбор.

А Прохор уже очень твердым голосом произнес, все так же глядя прямо в глаза Кошмарной Кашалотоежихе:

– Ты, наверное, не ожидала. Но мы прибыли сюда именно как спасательная команда для монстров заколдованного лабиринта! У нас есть магические средства для оказания волшебной мощной помощи!

Кошмарная Кашалотоежиха растерялась и очень удивилась. Она перестала рычать и задумалась. И после некоторого молчания спросила:

– Чем же вы, маленькие козявочки, можете мне помочь? Чем же вы, крошечные пискуны и крикуны, можете помочь мне, такой огромной и сильной?

Гадюка, проницательно глядя на нее, прошептала медленно:

– Ну, наверное, ты хочешь стать доброй, хорошей и красивой… Наверное, ты хочешь выбраться из этого скучного заколдованного лабиринта… Наверное, ты хочешь жить где-нибудь в другом месте – среди травы, цветов и деревьев, где светит солнышко и поют птички… Наверное, ты хочешь быть веселой и счастливой… Хочешь? Да?

– Так не бывает! – грубо и категорично ответила Кошмарная Кашалотоежиха. – Я не верю в такие штучки! Я не верю, что могу быть счастлива!

Она лязгнула зубами и надолго грустно замолчала.

Все остальные тоже молчали и ждали.

Наконец Грум-Хрум молвил как бы невзначай:

– Мы владеем знанием о таблице умножения на 8…

Кошмарная Кашалотоежиха встрепенулась и воскликнула:

– Что?! Вы владеете математической магией чисел?! Вы столь могущественны?!

– Конечно, – небрежно ответил кротенок.

– Не могу поверить… – пробормотала Кашалотоежиха. – Впрочем… Если вы мне объясните решение примера “восемь умножить на пять”, то я вам поверю. И тогда уже скажу, что может меня расколдовать.

Гадюка, крыс и кротенок с надеждой посмотрели на хомяка. Они знали, что он не подведет.

Прохор стал объяснять:

– Рассуждать можно по-разному. Например, можно рассуждать так. Если число 8 умножить на 10, то получится 80. Ведь для умножения любого числа на 10 достаточно просто приписать нолик. Если к числу 8 приписать нолик, то будет 80.

– Ш-ш-ш… Элементарно… – тихонько прошептала Элизабет.

А хомяк продолжал:

– Сообразим теперь, что 5 – это половинка от числа 10. То есть 8 умножить на 5 – это половинка от случая, когда мы 8 умножили на 10. Поэтому нам нужна половина от числа 80. А это будет 40. Ведь 40 + 40 = 80. Вот так. Значит, 8 умножить на 5 – это как раз 40. Ясно?

– Элементарно… Ш-ш-ш… – повторила гадюка.

Кошмарная Кашалотоежиха подумала и сказала:

– Ясно. Тогда теперь главный вопрос. Меня может расколдовать пример “восемь умножить на шесть”. Но я должна хорошенько понять, как он решается.

– Хе-хе, да тут и думать нечего! – вмешался Сырбор. – Если 8 умножить на 5 – это 40, то 8 умножить на 6 – это еще плюс 8. То есть 40 + 8 = 48. Вот и выходит, что восемь умножить на шесть будет сорок восемь…

– Ага!!! Я уже поняла!!! – воскликнула Кошмарная Кашалотоежиха так громко, что хомяк чуть снова не упал в обморок.

И прямо на глазах чудовище стало уменьшаться, уменьшаться, уменьшаться… Кошмарная Кашалотоежиха превращалась в кого-то другого. Огромные зубы, длинные острые иглы, мощные лапы со страшными когтями… – все это словно бы расплывалось, таяло, рассеивалось…

Грум-Хрум, Прохор, Элизабет и Сырбор с интересом наблюдали данную трансформацию и ждали, чем она завершится.

И вот уже вместо Кошмарной Кашалотоежихи перед ними на полу лабиринта стоит небольшая серенькая птичка с оранжевой грудкой.

– Ах! – молвила она. И расправила крылышки, радостно защебетав.

Сырбор повертел головой, сориентировался и указал лапой вправо от двери. Он сказал птичке:

– Если ты пойдешь по этому коридору прямо, то скоро увидишь кротовый лифт. Зайди в него и нажми самую верхнюю кнопку. Лифт довезет тебя до поверхности земли. Там сейчас осень и дождь. Но ты можешь укрыться под елкой и что-нибудь потом придумать…

– Да! Я обязательно что-нибудь придумаю! Спасибо! – ответила птичка. – А вам удачи в поисках сокровищ! Желаю вам победить всех монстров, которых вы обязательно еще встретите в заколдованном лабиринте! Их там очень много!

И она весело умчалась по тоннелю в сторону лифта – радостными прыжками, помогая себе помахиванием крылышек.

Гадюка, крыс, кротенок и хомяк некоторое время смотрели ей вслед. А потом Элизабет прошипела, выражая общее мнение:

– Ш-ш-ш… Ну что ж… Неплохо для начала… Ш-ш-ш…

– Да, неплохо, – подтвердил Грум-Хрум. – Наша команда действовала дружно, быстро, решительно и квалифицированно. Все молодцы! И особенно хомяк молодец, так как проявил отвагу, находчивость и хорошее знание таблицы умножения на 8.

– Теперь я чувствую, что приключение действительно началось, – вздохнул Прохор.

– Но дальше будет еще сложнее! – пообещал Сырбор.

И они, перебравшись через высокий дверной порог, снова зашли в лабиринт.

Повернув по широкому проходу вправо, хомяк, гадюка, крыс и кротенок начали продвигаться вглубь сложного переплетения древних тоннелей – отыскивать дорогу к сокровищам старого хитрого Глюка.