9. Рассказ шута

Когда королю доложили, что, несмотря на все старания, принцессу поймать не удалось и что рыцаря Гномика тоже не смогли найти ни в его доме, ни вообще нигде в городе, многоопытный правитель понял, что все не так просто. “Наверное, им кто-то помогает”, – догадался Динозаврий.

Он прошел в свою опочивальню, так как уже была глубокая ночь. И велел слугам принести чай с печеньем и последние доносы. Король любил спокойно поработать ночью, в тишине и уюте, прямо лежа в постели.

В это время в дверь без стука вошел старый шут Бегемотик. Он развязно плюхнулся в кресло и захохотал:

– Ха-ха-ха! Три тысячи чертей! Как говаривал твой покойный папенька Динозаврий Второй, пятью десять – это пятьдесят! Это была его любимая поговорка. Да! Пятью десять – пятьдесят!

– Что это ты себе позволяешь?!!! – взревел Динозаврий, вскакивая на ноги и мгновенно приходя в бешенство от такой наглости. – Я велю тебя немедленно казнить за такое поведение!

– Не спеши гневаться, король. Дай я тебе кое-что важное расскажу. Просто мне хотелось немного переключить твое мышление на более активное соображение. Вот я и сделал вид, что охамел. Но на самом деле я тебя глубоко уважаю, – уже совсем другим тоном произнес Бегемотик.

Король молча кивнул и уселся в другое кресло. Он умел успокаиваться так же быстро, как и приходить в ярость.

Они налили в кружки чай и стали спокойно беседовать, жуя печенье и прихлебывая ароматный горячий напиток. Чайный лист привозили из далекой Индии, и поэтому он стоил безумных денег. Однако Динозаврий Третий не был мелким жадиной и спокойно делился чаем с шутом.

– Рыцарь Гномик происходит из очень древнего и очень знатного рода, – начал свой рассказ Бегемотик. – Его дедушка и бабушка владели большими поместьями и жили на широкую ногу. Говаривали даже, что они были богаче твоего отца Динозаврия Второго…

– И куда же подевалось это богатство? Где оно теперь? – с интересом перебил король.

– Как говаривала ваша покойная матушка королева Лошадушка, пятью пять – двадцать пять, а пятью семь – это уже тридцать пять… Все меняется в этом мире… – неопределенно пожал плечами шут. – Кое-кто обвинил бабушку и дедушку рыцаря Гномика в злом колдовстве против королевской династии. Они были вынуждены бежать. Их поместья конфисковали, а потом даровали неким дворянам за особые заслуги перед государством…

– И кому же, интересно, достались эти земли? – снова перебил Динозаврий. – Кто их получил?

Старый шут откусил сдобное печенье, зажмурился от удовольствия и словно бы нехотя сообщил:

– Поместья достались двоим знатным людям. Первый – это старый принц Злобсон. Он отец принца Жлобстера. А второй – сэр Акулиус. Он отец нынешнего первого министра сэра Кашалотиуса. И Злобсон, и Акулиус уже давно в могилах. Теперь этими землями владеют их сыновья Жлобстер и Кашалотиус.

– Ох уж эти интриганы… – зевнул король. И приналег на печенье, глубоко задумавшись.

Старый шут тоже молчал, не спеша попивая чай и тоже словно бы задумавшись.

Краем глаза он заметил смелую маленькую серую мышку, осторожно карабкавшуюся по креслу, в котором сидел король. Бегемотик сделал вид, что не замечает эту мышку. Он старался сохранить серьезность и не расхохотаться, глядя на осторожные продвижения серой плутовки к столику с печеньем.

Вот мышка тихонько перелезла с кресла на столик и на цыпочках двинулась к лежавшей с краю надкушенной печенюшке.

Погруженный в свои мысли Динозаврий ничего не замечал.

Мышка изо всех сил стала толкать кусочек печенья к краю стола. И вот он свалился вниз. Однако звука падения печенья практически не было слышно, так как пол королевской опочивальни был устлан мягким ковром с длинным ворсом.

Тут же целая команда мышек подбежала к упавшей недоеденной печенюшке. И они мигом утащили ее куда-то под кровать, а затем в какую-то свою щелочку.

А маленькая серая мышка еще немного помедлила, оглядела стол вокруг себя, но не решилась пытаться стянуть что-нибудь еще. Она подняла свою мордочку и встретилась взглядом с наблюдавшим за ней старым шутом. Бегемотик ей подмигнул и улыбнулся. И мышка подмигнула и улыбнулась ему в ответ.

Затем она осторожно и бесшумно спустилась по боковине кресла на ковер и тоже убежала под кровать – чтобы скушать свою долю добытого печенья.

“Интересно, понравился бы мышкам чай? – задумался шут. – Вот если бы его посластить и в блюдечко налить, чтобы не горячий был…”

Динозаврий очнулся от невеселых мыслей и снова вперил свой проницательный взгляд в сидящего напротив шута. И спросил суровым тоном:

– Но все же где деньги? Где богатство дедушки и бабушки рыцаря Гномика? Оно досталось принцу Злобсону и сэру Акулиусу? Или же оно исчезло? Скажи мне правду!

– Деньги так и не нашли… – молвил Бегемотик, загадочно улыбнувшись. – Никто не знает, куда они подевались. Богатство бабушки и дедушки рыцаря Гномика исчезло. Но может, оно и хранится где-то тайно…

Старый шут снова замолчал, откусил печенье и отхлебнул чая.

– Какая возмутительная дикость! – воскликнул король, тоже откусывая печенье и прихлебывая чай. – Деньги исчезли – и никто не знает, где они! Возмутительно!

– Более того… – Бегемотик поднял вверх указательный палец и сделал многозначительную паузу. – Дедушка рыцаря Гномика, старый сэр Дружок, давно умер. Но его часто видят по ночам в виде призрака. Он бродит по нашему городу и по его окрестностям, пугает всех встречных, проходит сквозь стены, появляется в самых неожиданных местах и так же неожиданно исчезает… Довольно часто он гуляет по кладбищу и распевает странные песенки. Например, такие:

Пятью девять – сорок пять,

Стану лордом я опять.

В королевской опочивальне повисла тягостная тишина, нарушаемая только чавканьем, хрустом печенья и звуками прихлебываемого чая.

Была уже глубокая ночь. Во дворце и на улице было тихо. Но где-то под полом слышалось, как шуршат и бегают довольные и сытые мыши. Да еще из-за стены, если прислушаться, доносилось странное то ли сопение, то ли дыхание.

– А где же мама и папа рыцаря Гномика? – поинтересовался король, прерывая затянувшееся тягостное молчание.

Старый шут невесело усмехнулся и ответил:

– Через несколько лет после рождения Гномика его отец сэр Рыжик уехал куда-то в дальние края насовсем. И с тех пор о нем ни слуху ни духу. Все полагают, что он просто бросил жену и сына и сейчас спокойно живет где-то в другой стране. А мать рыцаря Гномика, то есть дочь сэра Дружка и леди Жимолости, тоже решила начать жизнь заново, вышла замуж во второй раз и уехала со своим новым мужем в Индию или в Китай… Никто толком этого не знает…

Бегемотик кинул в рот еще одну печенюшку и грустно продолжал:

– Гномика сначала растили дедушка и бабушка. А когда их оклеветали и они куда-то исчезли, то за воспитанием мальчика стал приглядывать старый граф Снобиус, их дальний родственник и большой скряга…

– Ясно, – произнес Динозаврий. Он разлил по кружкам еще горячего чая. И снова надолго замолчал.

Внезапно за стеной послышался негромкий и словно бы сдавленный звук, похожий то ли на чихание, то ли на кашель. Король подозрительно посмотрел на стену и насторожился.

Но старый шут весело рассмеялся:

– Ха-ха-ха! Ох уж эти мыши! Совсем обнаглели! Шумят по ночам в стенах и под полом безо всякого страха! Надо бы, ваше величество, кошек во дворце развести побольше…

– Куда уж больше! – возразил Динозаврий, успокоившись и возвращаясь к чаю и печенью. – И так фрейлины и служанки кошек везде тут держат. А я их не очень-то люблю. Я люблю собак и лошадей.

Так прошло еще полчаса. И вот все печенье было съедено, весь чай выпит.

– И последнее, – старый шут мрачно посмотрел королю прямо в глаза. – На стенах дворца во многих местах стали появляться таинственные надписи, сделанные то ли кровью, то ли красной краской. Их находят и снаружи дворца, и внутри. И это примеры из таблицы умножения на 5. Скажем, вчера на стене конюшни появилась надпись:

5 х 8 = 40

Король открыл рот и выпучил глаза. Он был и удивлен, и огорчен, и напуган, и возмущен! Но более всего правитель был напуган!

Динозаврий содрогнулся от дурных предчувствий, поправил на голове корону и заплетающимся от страха языком спросил:

– Как ты полагаешь, нельзя ли каким-нибудь образом подружиться с рыцарем Гномиком и с его родней? Можно ли уменьшить их ненависть ко мне?

– Запросто, – кивнул Бегемотик, вставая из кресла и стряхивая крошки от печенья с колен на роскошный ковер.

Он направился к двери, но прежде, чем дошел до нее, повернулся и произнес:

– Выдай Жужелку замуж за рыцаря Гномика и верни ему все земли, ранее принадлежавшие его роду.

– Но как же принц Жлобстер и первый министр сэр Кашалотиус?! Я боюсь столь открыто с ними конфликтовать! Они очень могущественные люди… – шепотом произнес Динозаврий. И в его глазах мелькнуло отчаяние.

– Рыцарь Гномик сам с ними разберется, – усмехнулся старый шут.

Он учтиво поклонился правителю, открыл дверь и вышел в коридор.

Из соседней комнаты на цыпочках вышла фрейлина Пчелка. Увидев Бегемотика, она многозначительно приложила палец к губам. Шут кивнул и отправился дальше по коридору, словно бы ничего и не заметил.

А Динозаврий тем временем, чтобы хоть как-то успокоиться, забрался в постель, укрылся одеялом и достал из-под подушки плитку редчайшего заморского лакомства – сладкого молочного шоколада. И стал ее грызть, размышляя о политике, о золоте и о привидениях.