6. Коварное предательство

Когда Жужелка проснулась утром на следующий день, в комнате жутко воняло какой-то гадостью. “Что же это так противно воняет?” – недоумевала утонченная принцесса, лежа в постели.

На середину комнаты выбежала серая мышка и заявила, сев на задние лапы и возмущенно шевеля усами:

– Ну ты и вонь тут развела! Позор! Там в шкафу уже сгнил твой недоеденный сэндвич! Ты его там забыла три дня назад. А он же с селедкой! Протухло же все! Невозможно дышать в твоей комнате! И даже к нам в норки эту вонь сквозняком тянет! Выкинь сейчас же эту гадость!

Принцесса вскочила с постели, открыла шкаф и чуть не задохнулась от ужасающего зловония. Действительно там гнил надкушенный сэндвич с селедкой. Он лежал на тарелке и уже покрылся толстым слоем плесени.

Жужелка скорее распахнула форточку и вышвырнула туда тарелку вместе с остатками сэндвича.

Потом она брезгливо вытерла руки батистовым платком с вензелями и кружевами.

Снизу сквозь открытую форточку донеслась яростная и очень грубая ругань. “Ох уж эти простолюдины со своими неуравновешенными эмоциями! Надо бы наказывать хорошенько этих лакеев и горничных за употребление бранных слов”, – с презрением подумала принцесса, недовольно морщась. Она не любила ругательства и вообще все некультурное.

Открыв окно и с любопытством выглянув из него, Жужелка увидела внизу первого министра королевства сэра Кашалотиуса. Он тщетно пытался очистить свою шевелюру и свою одежду от остатков полусгнившего сэндвича с селедкой.

Принцесса звонко расхохоталась.

– Ах, сэр Кашалотиус, извините! – воскликнула она, высовываясь из окна наружу чуть ли не по пояс. – Я вас не заметила! Ой, как вы забавно выглядите! Ха-ха-ха! Ой, не могу! Ой, ха-ха-ха!

Первый министр злобно глянул на нее и ушел, ничего не сказав. Но лицо его явственно выдавало черную злобу, которую он затаил на принцессу с этой минуты.

А Жужелка, пришедшая в прекрасное настроение, весело порхала по своей комнате и не думала ни о чем плохом. Она прикидывала, какое из своих многочисленных платьев она наденет сегодня…

Как вдруг она вспомнила про Жлобстера!

И мгновенно все ее прекрасное настроение улетучилось. На душе у принцессы стало холодно, тоскливо и неуютно. Она села на неубранную постель и погрузилась в печальные мысли о своем мрачном будущем:

“Наверное, этот невежа Гномик не сумеет одолеть могущественного Жлобстера… Наверное, принц съест меня через неделю-другую после свадьбы, когда как следует проголодается… Наверное, рыцарь Гномик вообще и не любит меня вовсе, а уже нашел себе другую невесту… Недаром он мне совсем не понравился. Грубиян и болтун…”

Длинная белая стрела просвистела в воздухе и воткнулась в стену напротив открытого окна. Принцесса вскрикнула от испуга. Она решила, что целились в нее. Но тут же заметила, что к древку стрелы алой лентой примотан кусок пергамента.

“Это записка!” – поняла Жужелка. И сердце ее учащенно забилось.

Она выглянула в окно. Но никого там не увидела. Похоже, что стрелок скрывался в листве могучих дубов, которые росли напротив дворца.

Принцесса выдернула стрелу из стены, развязала ленту и развернула листок пергамента. И прочитала вслух:

– “Здравствуй, прекрасная принцесса! Это я, твой верный рыцарь Гномик. Как и обещал, я готовлюсь победить злого принца Жлобстера и освободить тебя от страшной участи сделаться его женой и едой. Я уже узнал одну страшную тайну, которая поможет нам. Также я заключил союз с целой оравой благородных и могущественных рыцарей, чтобы вместе с ними воевать со Жлобстером. А еще у меня теперь есть куча денег и хороший конь. Я убью принца Жлобстера и женюсь на тебе!”

От охватившего ее восторга принцесса чуть не упала в обморок. “О, какой он герой, мой рыцарь Гномик! – восхищенно думала Жужелка. – Как он смел, находчив и предприимчив! Как он богат и ловок! Как он любит меня и как заботится о моем благополучии!”

Бедная, наивная, неопытная в интригах принцесса и не подозревала, что в коридоре у ее двери в это время стоял первый министр королевства сэр Кашалотиус и коварно подслушивал, как она читает вслух послание от своего тайного жениха.

И пока Жужелка предавалась своим восторгам и грезам, многоопытный в дворцовых интригах Кашалотиус поспешил прямо в кабинет короля. Первый министр злобно хихикал и радостно потирал руки, предвкушая, как лично во всех подробностях сообщит Динозаврию Третьему о планах принцессы и влюбленного в нее юного рыцаря.

Король мрачно посмотрел на просунувшего голову в приоткрытую дверь его рабочего кабинета сэра Кашалотиуса. Динозаврий понимал, что его первый министр очень хитер, очень умен и поэтому очень опасен. Но и пользы от него было весьма много. Поэтому приходилось его пока терпеть и не казнить.

Сэр Кашалотиус вошел в кабинет, плотно прикрыл за собой дверь и шепотом поведал королю все, что разузнал.

Динозаврий все внимательно выслушал, от всей души поблагодарил первого министра за верную службу и даже похлопал того по плечу в знак своего особого расположения.

Кашалотиус ушел. У него было немало и других важных дел во дворце и в городе.

Оставшись снова один, король глубоко задумался. Он машинально барабанил пальцами по своему письменному столу, за которым сидел. Ситуация складывалась явно не однозначная.

“Кто такой этот рыцарь Гномик? – размышлял Динозаврий. – Наврал он моей дочке про союз с лордами и про кучу денег или не наврал? А может, он гораздо лучше Жлобстера? Или же он просто мелкий жулик и ловелас? И что это за страшная тайна, про которую он намекает?”

Король рассеянно взглянул на стены своего роскошного кабинета. На одной из них висел большой отполированный кусок драгоценного черного мрамора, на котором золотыми цифрами была выполнена таблица умножения на 5.

“Выучить, что ли, ее наизусть наконец? – лениво подумал Динозаврий. – Ведь уже 20 лет назад я на спор дал клятву выучить ее наизусть. Но все недосуг было как-то, все некогда было, все дела политические да личные… Да и в клятве своей я предусмотрительно ничего не говорил о сроке, когда я выучу эти примеры…”

И от нечего делать, просто чтобы как-то отвлечься от сложных дворцовых интриг и от политических проблем, король принялся не спеша читать вслух, глядя на мраморную доску с золотыми буквами:

Пятью один – пять.

Пятью два – десять.

Пятью три – пятнадцать.

Пятью четыре – двадцать.

Пятью пять – двадцать пять.

Пятью шесть – тридцать.

Пятью семь – тридцать пять.

Пятью восемь – сорок.

Пятью девять – сорок пять.

Пятью десять – пятьдесят.

А маленькие серые мышки, которые все слышали, тихонько совещались в своих норках. Ведь, конечно же, они были на стороне принцессы Жужелки и рыцаря Гномика.