Вычитание с изюмом

Вы, конечно, помните, как солнечная крыса, сочинявшая стихи, поселилась в квартире у доброй девочки? А вот что было с ними дальше.

Однажды крыса сидела на подоконнике, грелась в лучах солнца и размышляла: “Ах, как часто я ощущаю себя словно бы заколдованной принцессой! Какое это странное чувство! Но может быть, я и действительно есть заколдованная принцесса? Ведь была же царевна-лягушка. Так почему же не может быть принцесса-крыса?”

Она почистила шерстку, пошевелила усами и взглянула на небо. Там плыли пушистые легкие облачка причудливой формы. Стоял прекрасный теплый день самого начала осени.

В прихожей послышался звук открываемой входной двери. Это вернулась из школы девочка.

Скоро она зашла в комнату, кинула рюкзак на пол, плюхнулась на стул около письменного стола и пожаловалась:

– Ужасно! Я ощущаю себя ну просто принцессой в темнице! Эта мрачная школа, эта скучная математика, эта вредная учительница, эти нудные учебники… О! Лучше бы я кружилась в танце, одетая в великолепное бальное платье, на балу во дворце… И все восхищались бы мной! Все говорили бы, что я необыкновенно умна и красива!

– Что, опять на уроке тебя поругали за лень и за тупость? – участливо спросила солнечная крыса. – Опять какой-нибудь пример не смогла решить? Да?

– Да!!! Да!!! Я ненавижу все это! – закричала девочка, хватая со стола какую-то книжку и со всего размаху швыряя ее в стену. – Я ненавижу, когда меня ругают и обзывают тупицей! Я, наверное, вообще заколдованная принцесса! А зачем принцессе математика?!

– Знаешь, все мы по-своему заколдованные принцессы, в каком-то смысле все мы принцессы… – задумчивым тоном сказала крыса. – И все мы хотим уважения и любви, свободы и волшебства…

– Не хочу больше ходить в школу! Никогда! – воскликнула девочка.

Солнечная крыса слезла с подоконника, подбежала к валявшейся на полу у стены книжке, осмотрела ее и заметила:

– Это учебник чтения. Хорошая книжка. Чем она виновата? В ней много хороших стихов и рассказов. И у нее вкусный клей в переплете. Да и у обложки приятный вкус…

И она с явным удовольствием немного погрызла уголок книжки.

– Бедная я несчастная! – вдруг горестно молвила девочка. И расплакалась громко и безутешно. И стала рыдать, сидя на стуле. Она оглашала своим ревом всю квартиру и заливала слезами свою школьную одежду.

Солнечная крыса немного растерялась. Раньше она никогда не сталкивалась с тем, чтобы люди так громко плакали. Ясно было, что простыми и разумными словами утешения тут не поможешь. Поэтому пришлось подождать минут десять, пока девочка проорется и хотя бы немного успокоится.

Наконец юная школьница перестала рыдать. Она мрачно уставилась в стену и буркнула:

– Пример попался просто ужасный! Не пример, а прямо вынос мозга! На вычитание, ты прикинь! И снова меня к доске вызвали. И снова я стояла, как полная идиотка, и ничего не могла решить. И снова эта наша учительница-мучительница обозвала меня тупой и ленивой. Это у нее, похоже, привычка такая сформировалась – меня к доске вызывать и там грубо обзывать…

– А что за пример? – поинтересовалась крыса.

– Да я же говорю, ужасный! – ответила девочка, печально шмыгая носом. – Это же надо такое придумать: 53 – 28! Это же мозг можно сломать, если такое решать!

– Гм. Вычитание двузначных чисел, – задумчиво пошевелила усами солнечная крыса. – Надо почитать в учебнике, как это делается. Где твой учебник по математике?

Девочка порылась в своем школьном рюкзаке и бросила на пол книжку с геометрическими фигурами на обложке. Книжка громко хлопнула об пол, упав плашмя.

Крыса неодобрительно вздохнула и сказала:

– Так и в меня случайно попасть можешь! Да и книжку жалко.

Она подошла к учебнику, понюхала его, немножко погрызла обложку, а затем не спеша принялась листать страницы. Скоро она нашла нужное правило. Однако, прочитав его, крыса ничего не сказала, а лишь глубоко задумалась. Написанное в учебнике было ей совершенно не понятно. Это наводило тоску и уныние…

На открытую форточку прилетела веселая синичка и прочирикала:

– Чик-чирик! Чик-чирик! Лучше не грустите, а сочините стихотворение!

Солнечная крыса встрепенулась, подняла морду, посмотрела в окно на небо, прислушалась к своему вдохновению… И вдруг на одном дыхании произнесла:

Из пятидесяти трех

Надо вычесть двадцать восемь…

А на дворе уже –

Желтеющая осень…

Вот число пятьдесят три,

У него пять десятков внутри.

А еще у него внутри есть три единицы.

Эх, как хочется чистой водицы напиться!

А в числе двадцать восемь

Десятков всего два.

И целых восемь единиц.

Но это лишь туманные слова…

Я разгрызла бы

Все эти числа, как сухари!

Я хочу знать,

Что у каждого числа внутри!

Девочка вытерла слезы и сказала:

– Хорошее стихотворение. Настроение уже лучше стало. Надо пойти умыться и что-нибудь поесть вкусное.

Она вышла из комнаты. А синичка на форточке чирикнула:

– Чик-чирик! Твое математическое стихотворение наводит на философские размышления.

Солнечная крыса еще несколько раз перечитала в учебнике правило о вычитании двузначных чисел. Но все равно ничего не поняла в том, что было написано. Она даже удивилась, что детский учебник написан так непонятно.

“Не может быть, чтобы вычитать числа было так сложно, – подумала крыса, меланхолично почесываясь задней лапкой у себя за ухом. – Не может быть. Математика – это простая и надежная вещь. Наверное, просто авторы этого учебника не умеют объяснять математику понятным языком для детей и животных. И поэтому используют сложные и заумные выражения… Надо разобраться самой! Наверняка все очень просто”.

Она задумчиво посмотрела на синичку и спросила:

– А ты понимаешь, что значит вычесть число 28 из числа 53?

– Конечно, понимаю, – весело ответила синичка. – Сидели на листочке 53 маленькие гусенички. Я съела 28 из них. Вот такая ситуация. Но как заранее посчитать, сколько гусеничек осталось на этом листочке, я не знаю.

Потом она взмахнула крылышками и улетела по своим делам.

“Ага… Гусенички… – подумала крыса. – Странные вкусы у синички… Разве это вкусно?! Но идея верная… Надо на еде изучить это вычитание!”

Девочка вернулась в комнату, неся на тарелке большую плюшку. И предложила:

– Давай поедим. Плюшка вкусная. Жаль, что в ней нет изюма, конечно. Я больше люблю плюшки с изюмом. Но эта тоже ничего себе выглядит. Сейчас я еще принесу себе какао.

И она снова ушла на кухню.

А крыса забралась на стол и задумчиво понюхала плюшку.

“Да уж… Без изюма совсем не то удовольствие от плюшки… – размышляла она. – Вот если бы тут были изюминки, то можно было бы их выковыривать и грызть отдельно… Но изюминок тут нет. А жаль!”

Девочка принесла кружку с какао, уселась на стул около стола и спросила:

– Чего ты такая задумчивая? Не радует плюшка без изюма? Хочешь, я тебе принесу отдельно изюм? У нас есть дома пакетик…

Крыса вдруг подпрыгнула на месте и закричала:

– Да! Неси изюм! Это идея! Мы его вковыряем в плюшку и сосчитаем! А потом часть выковыряем обратно и снова сосчитаем!

Девочка удивленно посмотрела на свою любимую зверюшку и сначала ничего не поняла. Но потом сообразила, в чем суть предложения. И пошла на кухню за пакетиком с изюмом.

А солнечная крыса тем временем несколько раз обежала по столу вокруг тарелки с плюшкой, весело размахивая хвостом и напевая пришедшие ей только что в голову стихи:

Каждой веселой зверюшке

Нужно по математической плюшке –

Чтобы изучать вычитание,

Применяя сказочные мечтания!

Потом она уселась на задние лапы и засмеялась от радости.

Девочка принесла изюм и ловко вковыряла в плюшку 53 изюминки. Конечно, она не засовывала их в самую плюшечную глубину. Ведь надо же было потом выковыривать изюм обратно – в процессе вычитания.

– Итак, – произнесла крыса, вставая на задние лапки и поднимая вверх правую переднюю лапку, чтобы быть похожей на человеческую учительницу. – Мы видим плюшку, в которой 53 изюминки. Теперь мы вычтем 28 изюминок. То есть мы их выковырнем обратно.

Девочка, аккуратно считая, выковырнула из плюшки 28 изюминок и сложила их рядом на тарелке.

– Проверь и пересчитай, чтобы нам не ошибиться, – сказала крыса.

Тогда девочка разложила выковырнутые изюминки на тарелке в три ровных ряда: два ряда по 10 штук и один неполный ряд, в котором было 8 изюминок.

Стало совершенно ясно, что из плюшки выковырнуто ровно 28 изюминок.

– Итак, – повторила крыса, опускаясь на все четыре лапы. – Было в плюшке 53 изюминки. Выковырнули 28 изюминок. Сколько осталось? Вот это и значит решить пример 53 – 28. Надо сосчитать, сколько изюминок осталось в плюшке.

– Но так можно и запутаться… – неуверенно протянула девочка. – Может, мы сначала съедим то, что уже выковырнуто?

– Отличная идея! – одобрила крыса.

Она взяла в лапки с тарелки одну изюминку и стала ее с наслаждением грызть. А девочка стала есть все остальное, что было выковырнуто.

Доев, они перешли к подсчету изюминок, оставшихся в плюшке. Для этого девочка их тоже выковыривала и складывала на тарелку рядами. Получилось два ряда по 10 изюминок и неполный ряд, в котором оказалось всего 5 изюминок.

– Ясно, – молвила солнечная крыса, понюхав выковырнутый изюм. – Получилось 25. То есть 53 – 28 = 25. Мы решили этот пример. Мы получили ответ. Мы сделали это!

После этого солнечная крыса взяла еще одну изюминку и стала ее кушать. А девочка принялась за плюшку и какао, закусывая оставшимся изюмом.

Когда все было доедено, как раз пришли домой мама и папа. Но девочка, заслышав звук ключа в замке, успела быстренько подобрать с пола валявшиеся учебники и аккуратно положить их на стол.

– А мы тут с моей любимой крысой математикой занимаемся и плюшку с изюмом едим, – сказала она маме и папе, когда те заглянули в комнату. – Мы только что решили пример 53 – 28. Мы получили в ответе 25.

– Да, это верный ответ, – почесав затылок и немного подумав, согласился папа.

А мама только радостно улыбнулась. Она была счастлива, что ее дочка так хорошо справляется с математикой.

Солнечная крыса снова перебралась на подоконник – чтобы еще погреться на солнышке. Она довольно жмурилась и размышляла про себя: “Хорошо мы расправились с этим примером. Но надо будет потом еще поподробнее разобраться со всей этой темой. Надо понять общий принцип решения таких примеров…”