8. Испытание знаний

Старый лохматый гоблин по кличке Кандидат Наук, почесывая пузо, прохлаждался в тени раскидистых деревьев у ручья. Он только что пообедал. Вокруг летали стрекозы и жужжала мошкара.

– А почему тебя прозвали Кандидатом Наук? – спросил юный гоблин Антошка, подходя и присаживаясь рядышком. Он задумчиво поднял с земли сосновую шишку и кинул ее в ручей. Раздался плюх.

– Это дело давнее… – ответил старый гоблин. Он зевнул и улыбнулся своим воспоминаниям.

– Расскажи, пожалуйста, – попросил Антошка.

К ним подошли Борька, Юлька и Яська. И тоже уселись рядом, глядя в ручей и периодически кидая туда шишки.

– Ну, слушайте… – неторопливо начал старый гоблин свой рассказ. – Дело было во времена моей юности. Как-то раз в наш лес пришли туристы. Это были совершенно дикие туристы. Абсолютно дикие. Понимаете? Они поставили палатку около озера, жгли костер, ловили рыбу, готовили себе еду, купались, загорали и орали песни…

– Что, совершенно дикие они были? Дикие-дикие? – спросила Яська.

– Да, чрезвычайно дикие люди, – подтвердил Кандидат Наук и громко рыгнул.

– А в чем конкретно заключалась их дикость? – поинтересовался Борька.

Старый гоблин задумался, почесывая затылок. Он думал весьма долго. А молодые гоблины терпеливо ждали.

– Видите ли, – наконец изрек Кандидат Наук, – эти туристы невежливо ругались на меня, оскорбляли меня и глумились надо мной. А я просто пришел к их лагерю – посмотреть и познакомиться. Но четверо этих грубых мужиков стали обзывать меня всякими неприятными словами и кидаться в меня мусором и шишками… А потом даже стали пинать меня ногами… Конечно, я не стал долго это терпеть – и убежал!

– И не сразился с ними? – поразился Борька.

– Сразился. Но не сразу, – ответил старый гоблин степенно. – Их же было четверо здоровенных мужиков, как я вам сказал. Как я мог один с ними драться? Ведь люди гораздо крупнее нас, они значительно выше ростом и мускулистее… Поэтому я сбегал за подмогой.

– Правильно, – одобрил Антошка. – Ты поступил мудро.

– Да. Это был очень мудрый шаг, – согласился Кандидат Наук, проводив взглядом пролетевшую перед ним стрекозу. – Я привел с собой около сотни гоблинов. Кто с дубиной, кто с камнем, кто просто с большими кулаками и с острыми зубами… И как приятно было посмотреть на лица этих диких туристов, когда мы всей толпой подошли к их лагерю!

– И вы задали им трепку? – спросила Юлька воодушевленно.

– Ну зачем же так сразу бить людей, даже если и диких? Нет, мы не стали их бить, – покачал лохматой головой старый гоблин. – Мы же культурные существа. Мы просто окружили их и стали громко и очень грубо ругать и обзывать. А они, конечно, молча слушали и не перебивали нас, не возражали…

– А потом? – поинтересовался Борька.

– А потом я сказал их лидеру: “Вот ты был такой смелый – с тремя друзьями на меня одного нападал. Вчетвером на одного! Ну а будешь ли ты сейчас таким же смелым? Сразишься со мной один на один?” – усмехнулся Кандидат Наук, зажмурившись и улыбаясь. Ему явно было приятно вспоминать эту историю.

– И что же он тебе ответил? – спросила Яська.

– Он испугался. Он принялся ныть и объяснять, что не умеет драться и что он вообще кандидат наук и хорошо знает лишь математику… – засмеялся воспоминаниям старый гоблин, подбирая с земли сразу целую пригоршню шишек и одним броском закидывая их в ручей. И повторил: – Он испугался меня! Он дрожал, как абсолютно дикий человек!

– Трус! – презрительно фыркнула Юлька.

– Ну, его в общем-то можно понять… Я ведь в те времена был очень страшен с виду, очень свиреп и очень силен! – продолжал наслаждаться воспоминаниями Кандидат Наук.

Где-то далеко в лесу раздался мощный рев. Он повторился несколько раз, а потом затих.

– Похоже, это бегемот Феликс глотку дерет, – предположил Антошка. – Видно, просто от избытка сил орет. Просто чтобы все не забывали, что он в нашем лесу самый сильный…

– Похоже на то… – кивнул старый гоблин. – Так вот… Значит, этот дикий человек испугался со мной драться один на один. Что-то стал хныкать про математику… Ну тогда я ему предложил: “Задай мне любой вопрос из математики. И если я не смогу на него ответить, то мы вас отпустим. А если я смогу на твой вопрос ответить, то мы вас побьем”. Вот как я ему сказал!

– Круто! Ты был так уверен в себе?! Ты тогда так здорово знал всю математику?! – восхитился Борька.

– Нет. Конечно, нет, – отрицательно покачал головой старый гоблин. – Но я был уверен, что и эти дикие туристы математику знают плохо. Очень уж они были дикие… А кроме того, я это ляпнул не подумав. Просто взял и сказал вот так. А уж потом сообразил, что могу и оплошать…

Комары вокруг звенели все громче и громче. Поэтому все четверо молодых гоблинов встали, сорвали по большой ветке и принялись ими махать в разные стороны, отгоняя надоедливых и кусачих насекомых.

Из ручья высунулся маленький пескарик. Он посмотрел на гоблинов наивными глазами и спросил:

– Скажите, пожалуйста, я попаду по этому ручью в большое море?

– Ха-ха-ха! – засмеялись все гоблины разом.

Борька сказал:

– По этому ручью ты попадешь в большое болото. Там водятся хищные змеи, огромные прожорливые цапли и даже полосатые крокодилы!

– Ой! – испуганно пискнул пескарик и нырнул в глубину.

Яська укоризненно сказала Борьке:

– Зачем ты его так сильно напугал? Он же еще совсем маленький. Да и полосатые крокодилы на болоте у нас не водятся…

– Ладно, ребята, слушайте дальше, как дело было… – молвил старый гоблин, возвращаясь к своему рассказу. – Значит, я этому дикому человеку, который называл себя кандидатом наук, предложил испытать мои знания. А он растерялся. Долго молчал, собирался с мыслями, пыжился… И наконец он меня спросил: “Сколько будет 2 умножить на 7?” Вот прямо так и спросил. Бац! – и вот такой прямой вопрос задал мне.

Юные гоблины затаили дыхание.

А старый гоблин приосанился и повел рассказ дальше:

– Конечно, я не знал верного ответа. Таблицу умножения мы тогда совсем не знали. Но я решил, что попробую угадать. И подумал про себя, что вряд ли ответ – это очень большое число. И вряд ли очень маленькое. Да и, честно говоря, я не очень-то много чисел тогда знал вообще… Всего три штуки знал. Два числа совсем маленькие – один и два. Ну, думаю, эти не подходят, скорее всего. А третье число, которое я тогда знал, было число четырнадцать.

Кандидат Наук с наслаждением зажмурился, вспоминая сцену, о которой рассказывал. Он сделал драматическую паузу и произнес:

– И я сказал этому дикому горе-туристу, что любой самый маленький гоблиненок у нас знает, что 2 умножить на 7 будет 14. Как он вытаращился на меня! Как он рот открыл от изумления! Как он обалдел! И я понял, что угадал ответ верно.

– Ты молодец! – похвалила его Яська.

– Здорово! – согласился Антошка.

– Волшебно! – восхищенно молвила Юлька.

– Знай наших! – одобрительно фыркнул Борька.

Старый гоблин помолчал и наставительно произнес:

– Потому что нечего было меня обижать и презирать! Кандидат наук, кандидат наук… Фр-р-р! Вот и получили по полной программе за свое хамство! Мы их всех здорово поколотили, палатку им в хлам изорвали, мешки спальные на мелкие кусочки разодрали, еду всю у них отняли и долго еще потом по лесу пинками да палками погоняли… А как же еще было поступать с ними?!

– Гм… – не нашлась что ответить Юлька.

– А я бы их все-таки немножко пожалела… – вздохнув, прошептала Яська.

– Один раз таких пожалеешь – совсем обнаглеют и будут по всему лесу хулиганить, – возразил ей Антошка.

– А что же, вы целой сотней на них четверых набросились? – удивился Борька.

Старый гоблин смущенно закряхтел. Он подумал, подбирая аргументы и объяснения… И сказал несколько неуверенно:

– Давно это было… Сперва мы вели себя очень культурно… Но потом мы разъярились постепенно… Наверное, можно было бы и не всем вместе на них набрасываться. Но так уж как-то получилось…

Он замолчал и стал снова кидать шишки в ручей. А Юлька, Яська, Борька и Антошка размышляли над этой историей.

– С тех пор меня и прозвали Кандидатом Наук, – хмыкнул старый гоблин через какое-то время. – За то, что я победил этого дикого туриста в таком сложном и неожиданном испытании знаний. Конечно, мне повезло, что я угадал ответ. Но все же я в тот день проявил храбрость, смекалку и прозорливость. И все меня зауважали.

– Наверное, ты с тех пор хорошо запомнил, что дважды семь – это четырнадцать, – предположила Юлька.

– Разумеется, – степенно кивнул Кандидат Наук.

– Я тоже теперь знаю, что 2 умножить на 7 будет 14, – вдруг раздался голосок с противоположного берега ручья. Гоблины глянули туда – и увидели маленького лягушонка, сидящего на коряге. Он весело помахал им лапкой и плюхнулся в воду. И энергично поплыл над песчаным дном в более глубокое место.

– Что ж, может быть, и этому маленькому лягушонку когда-нибудь пригодится знать, что дважды семь – это четырнадцать… Может, и ему когда-нибудь другие лягушки дадут какое-то солидное прозвище… – задумчиво молвила Яська.