13. Кикимора превращается

На другой день после того, как Фунтик и Цуцик во второй раз побывали на необитаемом острове и превратили трех драконов в цветы, братья вновь повстречали кикимору Моську.

Злобная маленькая колдунья горестно подвывала, потирая бока, спину и голову. Она не обратила на зайчиков никакого внимания, а просто шла и хныкала сама по себе.

Но Цуцик окликнул ее:

– Эй, Моська! Тебя, что, кто-то побил? Почему ты такая унылая? Почему ты плачешь?

– Да, меня сильно побили гоблины, – хмуро отозвалась кикимора. – Они побили меня за мелкое воровство и за невежливость. А я всего лишь украла три лепешки да плюнула в лицо вождю племени. Гоблины окружили меня и отмолотили палками. И лепешки, конечно, обратно отняли, я не успела их съесть.

– Гоблины – очень злые, агрессивные и жестокие. И нечего у них лепешки воровать. И тем более не надо плеваться в лицо их вождю, – наставительным тоном произнес Фунтик, как будто объясняя урок совсем крошечным зайчатам.

– Да, я это уже поняла, – сказала Моська грустно. – Несчастное я существо…

Братья переглянулись.

– А знаешь, мы вчера на необитаемом острове превращали разноцветных драконов в цветы – при помощи магии. Они так сами захотели – чтобы веселее жилось. Хочешь, мы и тебя попробуем в кого-нибудь превратить? И ты, возможно, станешь счастливее, – предложил Фунтик.

– Не хочу. Я и такая сама себе нравлюсь, – злобно ощерилась кикимора. – Я дикая и непредсказуемая. Я опасная и коварная. Я независимая и таинственная. И я не хочу ни в кого превращаться, а просто желаю, чтобы жизнь моя сделалась более радостной…

– Но все равно ведь ты несчастлива, – перебил ее Цуцик. – Давай мы…

– Хватит трепаться! – грубо и жестко молвила Моська. – Нечего мне ваши добренькие сю-сю-сю в мозг ввинчивать! Лучше я буду драться с гоблинами и вредить зайцам! Лучше я прославлюсь как ужасная колдунья…

– Не “драться с гоблинами”, а “быть избиваемой гоблинами”, – поправил ее Фунтик ехидно. – Тебя же просто побили – за вредность.

– Ну и что! – не сдавалась кикимора. – Я лучше найду закопанный клад и выкуплю весь этот лес! И буду одна здесь жить! Вы еще попляшете у меня… Всех отсюда выгоню – и зайцев, и гоблинов, и кабана Афанасия, и бегемота Феликса даже! Всех! Вот и узнаете, кто я такая!

– Что-то ты разбушевалась, – заметил Цуцик спокойно.

– Не хочешь – как хочешь, – сказал Фунтик.

И зайчики отправились бродить по лесу и собирать грибы для сушки на зиму.

А Моська посмотрела им вслед, злобно сплюнула, потерла побитые бока, спину и голову, тяжко вздохнула и уныло поплелась в другую сторону. Дойдя до густых зарослей орешника, она спряталась в самой их гуще. И горько-горько заплакала.

* * *

Весь день Цуцик и Фунтик гуляли по лесу и собирали грибы.

И весь день кикимора просидела в гуще кустов орешника, плача, потирая синяки и шишки, хмурясь и размышляя.

К вечеру, заслышав неподалеку голоса Цуцика и Фунтика, она выбралась из кустов и небрежно сказала им:

– Ну, поразмышляла я немного о вашей идейке превратить меня в кого-нибудь другого… Давайте попробуем. Просто ради интереса. Надоело мне кикиморой быть. Хочу разнообразия. А в кого вы можете меня превратить? И как это сделать?

Цуцик, который держал в каждой передней лапке по боровику, ответил:

– Надо подумать. Сейчас мы с братом отнесем грибы домой, а потом вернемся сюда и вместе что-нибудь придумаем.

Фунтик, который нес на плече большой подосиновик, тоже пообещал:

– Да. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

Моська вздохнула и уселась ждать.

Когда зайчики вернулись, она стала просить:

– Только я хочу превратиться в кого-то могущественного… Например, в гигантскую крокодилицу или в слониху… Я больше не хочу быть такой маленькой и слабенькой…

– Вот и люк, – показал лапкой Фунтик на пригорок рядом.

Все трое подошли туда и прочитали на крышке пример из таблицы умножения:

2 х 5

Кикимора достала из кармана платья кусочек мела и протянула его Цуцику.

Цуцик взял мел, но удивился:

– Ты разве сама не знаешь, сколько будет 2 умножить на 5? Это же легче легкого. Самый простой пример.

Моська стыдливо потупилась и смущенно засопела носом.

Цуцик приписал на крышке люка ответ:

2 х 5 = 10

Щелкнул замок. Зайчики открыли крышку. И вместе с кикиморой пошли по волшебному подземному ходу.

* * *

На сей раз идти пришлось очень долго. Ход петлял и петлял, ведя Цуцика, Фунтика и Моську все дальше и дальше. Однообразные редкие фонари на стенах давали очень мало света. Эхо от шагов гулко отдавалось со всех сторон.

В конце концов они дошли до выхода. У люка, ведущего наружу, как и обычно, лежал кусочек мела. А на крышке люка изнутри был написан все тот же пример:

2 х 5

Кикимора посмотрела на зайчиков, посопела носом, а потом взяла мел и приписала ответ:

2 х 5 = 10

Они вышли на поверхность. Конечно же, это оказался все тот же самый необитаемый остров посреди безграничного океана. Утреннее солнце поднималось над пальмами. Громко орали попугаи. Вдалеке шумел прибой.

Огромная желтая мерцающая змея и седой мохнатый паучок-старичок с интересом смотрели на прибывших.

– Мы хотим кикимору переколдовать, – приступил Фунтик прямо к делу. – А то она слишком противная и слишком несчастная. Всех достала прямо…

– А сказочный самовар нашей маме очень понравился. Спасибо, – добавил Цуцик.

Змея внимательно посмотрела в глаза Моське. Та лишь хмурилась, мрачно сопела носом и с независимым видом топорщила густую длинную шерсть.

Старичок-паучок хитро подмигнул кикиморе и спросил:

– Скажи, а ты хорошо запомнила, сколько будет 2 умножить на 5?

– Как же не запомнить! – хмыкнула маленькая лесная колдунья. – На одной крышке люка написали, на другой крышке другого люка написали… Что ли, вы думаете, будто бы я дурочка совсем и ничего запомнить не могу?

– Ну и сколько же это будет? Сколько будет 2 умножить на 5? Скажи нам, пожалуйста, – с еще более хитрой улыбкой попросил седой паук, и глаза его блеснули странным светом.

Кикимора попереминалась с ноги на ногу, подумала немного и ответила:

– Дважды пять – это десять.

И она мгновенно превратилась в маленькую девочку.

На ней было все то же старое платье со множеством карманов. А на ногах появились сандалии. И была эта девочка лохматой и дикой на вид.

Все помолчали.

Потом девочка сказала:

– Хороший у вас остров. Тепло и солнышко. И птички такие забавные…

– Это попугаи, – объяснил Фунтик.

– Оставайся жить на этом острове, раз уж он тебе так понравился, – предложил Цуцик. – Раньше он считался необитаемым, хотя на нем и было много разных обитателей. Но здесь не жили люди. А если люди на острове не живут, то он называется необитаемым. Ну а если ты поселишься здесь, то остров перестанет считаться необитаемым…

– Ладно, останусь на острове, – решила девочка. И посмотрев на змею и паучка-старичка, спросила: – А меня здесь не будут бить и обижать?

– Ну зачем же? – улыбнулась змея, слегка повернув голову и высунув длинный раздвоенный язык.

– Я буду рассказывать тебе сказки и истории про разноцветных драконов, которые жили на нашем острове раньше, – пообещал старичок-паучок.

Бывшая кикимора посмотрела по сторонам. И вдруг сорвалась с места и побежала по траве, подпрыгивая и крича:

– Ура! Я теперь дикая девочка! Ура!

Змея, паук, Цуцик и Фунтик смотрели ей вслед и радовались.

Потом вихрь закружил двух зайчиков, ярко вспыхнули какие-то огни – и вот уже братья стоят в своем родном лесу, почти около самого своего дома.

На небе уже зажглись вечерние звезды.

– Интересно, – сказал Фунтик. – На острове сейчас утро, а у нас дома вечер.

– Значит, этот остров находится в Тихом океане. Там как раз время очень сильно отличается от нашего, – объяснил Цуцик.

И зайчики пошли домой.