1. Парашютисты над лесом

Однажды юный гоблин Борька шагал по лесу. Ему очень хотелось с кем-нибудь подраться. Или кого-нибудь обидеть. Или укусить кого-то больно-больно… Но никого вокруг как на зло не было.

Наконец Борька встретил старого бегемота Феликса. Но ни кусать, ни обижать его, ни тем более драться с ним молодому гоблину не захотелось. Феликс бывал свиреп в некоторые моменты. И это Борьку совершенно не устраивало. Ведь, как известно, вся ярость и сноровка гоблина не идут ни в какое сравнение с мощью разъяренного бегемота.

Борька шагал и шагал дальше, размышляя: “Эх! Вечно так! Захочешь подраться – и не с кем. Бегемот Феликс не годится, это ясно. А зайцы эти вечно ходят по десять человек… то есть, тьфу… по десять зайцев вместе. Да еще с дубинками обычно. Трусишки! Конечно, они нас, гоблинов, боятся несусветно. Но драться одному против десяти зайцев – это уже глупость, а не шикарная гоблинская смелость. Вот если бы нас десять гоблинов было против одного зайца – вот это да! Уж мы бы ему показали нашу сноровку боевую…”

С такими злыми мыслями в голове Борька постепенно дошел до болота. Здесь его ждал сюрприз. Утка по имени Миледи беззаботно плескалась среди камышей в компании кабана Афанасия, который просто лежал в болоте и вяло похрюкивал.

Видеть их вместе было странно, так как они ненавидели друг друга лютой ненавистью еще с прошлого лета, когда они поссорились из-за поэзии. Миледи очень любила стихи, а Афанасий презирал и поэзию, и поэтов. Борька хорошо помнил, как прошлым летом они поспорили на эту тему. Утка тогда обозвала кабана грубым животным, а кабан обозвал ее тщеславной птицей… Но неужели теперь они помирились?

– Что, гоблиненыш, приперся сюда тоже на парашютистов посмотреть? – хрипло спросил Афанасий. Его грубость и бескультурье были известны всем в лесу. Он никогда ни с кем не здоровался и вечно разговаривал свысока и по-хамски.

Впрочем, гоблин Борька решил не обижаться и не грубить в ответ. Так как хорошо помнил первое правило вежливости для гоблинов: “Никогда не дразни кабанов и бегемотов и не ругайся с ними”. Вспыльчивый, агрессивный, очень сильный, вооруженный острыми изогнутыми клыками Афанасий был совсем не тем зверем, с кем Борьке хотелось бы подраться.

И поэтому он вежливо ответил:

– Здравствуйте, уважаемый Афанасий и уважаемая Миледи. Я просто случайно пришел сюда. И я не знаю ни про каких парашютистов. А что? Будут парашютисты?

Кабан промолчал, хмуро поглядывая на небо. А утка объяснила:

– Будет специальное воздушно-парашютное шоу, посвященное таблице умножения на 2. Мы с Афанасием по этому поводу даже решили помириться. Ведь парашютное шоу гораздо веселее смотреть вместе. А что каждый из нас думает о поэзии – это не так уж и важно в общем-то…

– Ух ты! – воодушевленно молвил юный гоблин и тоже посмотрел на небо.

– Скоро прилетит самолет и сбросит парашютистов, – сказала Миледи.

– Вау! – только и произнес в ответ Борька и приготовился ждать.

Через некоторое время вдалеке послышался гул мотора. Он медленно приближался.

– Летят! – хрюкнул Афанасий.

– Ах! Я никогда раньше не видела парашютного шоу! – воскликнула Миледи восторженно.

Над лесом показался самолет. Он летел довольно высоко. И довольно медленно.

– Ага! Сейчас начнется! – крикнул Борька и подпрыгнул от избытка чувств.

И внезапно из самолета начали выпрыгивать парашютисты. Они выпрыгивали одни за другим, с интервалами в несколько секунд.

Сначала они свободно падали вниз. Но через довольно короткое время они открывали свои парашюты – и тогда уже начинали спускаться медленно и плавно.

– Ура! – закричал молодой гоблин, энергично размахивая руками.

– Да ты не ори, а лучше посмотри, что у них на парашютах написано, – хрюкнул кабан недовольным голосом.

Борька пригляделся. И увидел, что на каждом парашюте крупно и четко был написан один пример из таблицы умножения на 2. Причем они шли все строго по порядку:

2 х 1 = 2

2 х 2 = 4

2 х 3 = 6

2 х 4 = 8

2 х 5 = 10

2 х 6 = 12

2 х 7 = 14

2 х 8 = 16

2 х 9 = 18

2 х 10 = 20

Юный гоблин с удивлением разглядывал это небывалое шоу. Ему казалось, что время движется медленно-медленно, почти застыло. Огромные парашюты словно бы повисли в воздухе, лишь слегка и очень постепенно перемещаясь к земле. И каждый пример из таблицы умножения на 2 был прекрасно виден в лучах яркого солнца.

– Вот так так! Парашютисты – зайцы! – неожиданно подал голос кабан.

Борька всмотрелся еще внимательнее. И понял, что грубый Афанасий прав. Длинные заячьи уши уже можно было различить, поскольку парашютисты опустились достаточно низко.

– Хорошее шоу, – одобрительно молвил Борька, когда все зайцы на парашютах скрылись за деревьями, растущими по ту сторону болота. – Но почему именно зайцы? Гоблины тоже могли бы такое устроить!

– Гоблины не знают таблицы умножения. Гоблины только и умеют, что драться да грубить, – буркнул Афанасий, поворачиваясь в болотной жиже и поудобнее устраиваясь на другом боку.

– Да, – вздохнула Миледи. – Гоблины слишком уж примитивны. Они не способны к логическому математическому мышлению. Вся их логика – это принцип “бей слабого и не трогай сильного”. А математика требует более развитого интеллекта.

– Я полагаю, что вы не совсем правы, – вежливо, но с достоинством ответил Борька. – Конечно, мы дикие, свирепые и необузданные. Но мы умеем и мозгами шевелить! И таблицу умножения мы можем освоить. Не хуже, чем эти облезлые зайчишки! Да мы вообще гораздо круче их!

– Ну-ну, – только и хмыкнул кабан, закрывая глаза и тем самым давая понять, что разговор окончен.

– Лично я не верю, что гоблины в состоянии выучить таблицу умножения, – молвила утка.

– А я вот все запомнил, что на парашютах было написано! – гордо сообщил Борька.

– Да куда тебе! Ты ведь просто глупый маленький гоблиненыш! – насмешливо хрюкнул Афанасий, приоткрыв один глаз.

– Я презираю хвастунов, – добавила Миледи.

И тогда юный гоблин встал покрепче на кочку, сосредоточился, вспомнил парашюты в небе и не спеша заговорил:

2 х 1 = 2

2 х 2 = 4

2 х 3 = 6

2 х 4 = 8

2 х 5 = 10

2 х 6 = 12

2 х 7 = 14

2 х 8 = 16

2 х 9 = 18

2 х 10 = 20

– Офигеть можно! – потрясенно хрюкнул Афанасий и закрыл открытый глаз. И больше он ничего не сказал.

– Ты забудешь все это, – уверенно произнесла Миледи. – Или перепутаешь все примеры. Ты глупый. И другие гоблины этого никогда не выучат…

– Я всех наших научу таблице умножения на 2. Мы не хуже зайцев! И мы умеем логически думать! – гордо ответил Борька.

И он повернулся и ушел в лес.

“Я докажу им! – думал юный гоблин про себя. – Я не забуду эти примеры. Я не перепутаю их. Я буду повторять их про себя по порядку всю дорогу до дома. Я выучу их навсегда! И я нарисую их на куске фанеры и повешу на стенку у себя в домике!”

Ярость распаляла его. Борька сжимал кулаки, рычал и свирепо топорщил шерсть, шагая по лесным тропинкам в сторону поселка гоблинов. И он постоянно, раз за разом, повторял про себя таблицу умножения на 2:

2 х 1 = 2

2 х 2 = 4

2 х 3 = 6

2 х 4 = 8

2 х 5 = 10

2 х 6 = 12

2 х 7 = 14

2 х 8 = 16

2 х 9 = 18

2 х 10 = 20